Единство противоположностей

Совместное интервью тандема Тигран Кеосаян – Маргарита Симоньян

StoryЗнаменитости

Единство противоположностей

Это первое совместное интервью семейного и творческого тандема Тигран Кеосаян – Маргарита Симоньян. Что-то подсказывает, что не последнее. На первый взгляд единственное, что у пары общее, – это «русское армянство», на тему которого они оба любят пошутить. Но так ли это?

Евгений Додолев

Будущий главный редактор телеканала RT Маргарита Симоньян в Кодорском ущелье. Начало 2000-х

Они росли в разных условиях. Тигран – сын легендарного советского режиссёра, картины которого стали киноклассикой. Семья его была не просто обеспеченной – в СССР представители творческой интеллигенции обладали и колоссальным влиянием. В отличие от представителей партноменклатуры статус творческих был выше, искусством заниматься было престижно. То есть Тигран был, что называется, «золотой молодёжью». Окончив ВГИК, с головой окунулся в производство рекламных роликов и клипов, что было по меркам 90-х самым модным и прибыльным занятием для успешного молодого кинематографиста, так как большое кино временно утратило позиции.

Иное дело Маргарита Симоньян. Родилась в Краснодаре. Её родители были простыми людьми, теми, кто, вероятно, любил смотреть фильмы Кеосаяна-старшего. С юности строила свою жизнь самостоятельно, а не плыла по воле волн. Будучи совсем молоденькой журналисткой, моталась по горячим точкам, то есть жизненный профайл у неё диаметрально противоположный.

Учёные любят порассуждать о том, что именно притягивает людей друг к другу. Одни указывают на феромоны, другие на ранние детские впечатления, третьи на обострение весеннего гормона – одним словом, чем только не объясняют причины любовных союзов! Есть и такие, кто считает, что главное – это социокультурные параметры, то есть представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, допустимом и недопустимом. Эти вещи считываются неведомым рецептором из невербалки и сводят порой очень разных людей. И, может быть, именно система ценностей и жизненных координат объединяет уже столько лет боевую, позитивную Марго со вспыльчивым + порывистым весельчаком Тиграном.

Маргарита, после скандального интервью с подозреваемыми в отравлении Скрипалей много версий довелось прочитать. Ваш мобильный телефон действительно можно найти в сети? Когда вы, кстати, последний раз меняли номер?

Симоньян: – В двадцать пять лет. Вместе с работой. Я ушла с ВГТРК делать Russia Today и с тех пор его не меняла. Количество незнакомых номеров, с которых мне звонят, – сотни. Где-то же они находят мой телефон!

Кеосаян: – Люди гуглили специально и находили. Так и мой найдут, и твой найдут, любой найдут.

Ну, есть, наверное, какой-нибудь засекреченный номер для Путина. Условно говоря, если президент захочет что-то лично сказать, он же вряд ли будет звонить, а там занято всё время?

Симоньян: – Ты на полном серьёзе думаешь, что мне хоть раз в жизни звонил Путин? Реально так думаешь, вот честно?

Ну, Симоньян вошла в рейтинг самых влиятельных женщин мира.

Симоньян: – А-а-а! Ну, теперь-то, может быть, позвонит.

Кеосаян: – Вот я сейчас тоже задумался, а правда, чего не звонит?

Симоньян: – У нашей прогрессивной общественности очень неверное представление о том, как на самом деле устроен мир. Меня это расстраивает, если честно. Хотя иногда и веселит.

Тигран, а вы Путина видели, как видела его Маргарита?

Кеосаян: – Нет.

Симоньян: – Как нет, мы с тобой видели его…

Кеосаян: – Я не видел Путина так, как видела его ты. За одним столом не сидел, на рыбалке тоже не был.

Симоньян: – Я тоже не была на рыбалке.

Кеосаян: – Инаугурация. Всё, больше не видел.

Ещё в Лондоне видел, когда он в Ирландию летел. Мы в одном отеле останавливались: он на один этаж выше был.

Симоньян: – Это очень странно – в отель пускали других людей?

Кеосаян: – Да я там уже жил, когда он приехал.

***

Давайте немножечко про любовь.

Кеосаян: – Я не люблю говорить про любовь. Я вообще не понимаю, что это такое.

Симоньян: – Всё ты понимаешь. Просто не любишь говорить. Ну, и не будем тогда.

Есть у вас какая-то совместная дата?

Кеосаян: – День рождения, наверное.

День рождения не считается, нет.

Симоньян: – Мы просто познакомились на следующий день после моего дня рождения.

А кстати, очень удобно, не забудешь.

Симоньян: – Ну, плюс дни рождения наших детей, вот даты.

Кеосаян: – Первый цветок, первый поцелуй. Я сейчас о себе. Уже не знаю, может, я ошибаюсь.

Симоньян: – Ты помнишь, когда у нас был первый цветок и первый поцелуй??? Ты меня знаешь, я вообще никогда ничего не помню. Можно запомнить три события в день. Но когда их 3333 – ты забываешь все 3333… У меня, к сожалению, слишком много работы, чтобы я обращала внимание на такие вещи. Я забываю свой собственный день рождения – куда уж мне помнить какие-то даты, которые должен зачем-то помнить мой мужчина, и тем более обижаться, если он их забыл. Я же первая их забуду.

А работа нравится?

Симоньян: – Когда как. Я никогда не хотела быть начальником и менеджером, никогда. Я и журналистом-то быть хотела постольку, поскольку хотела писать, а не работать на телевидении. Я хотела выбрать такую профессию, которая даст возможность писать, ну и при этом, естественно, зарплату будут платить, потому что я не из семьи, которая могла не думать о деньгах, мне было важно иметь возможность купить бабушке слуховой аппарат или маме сапоги. Тигран тоже не из семьи, где можно было не думать о деньгах.

Ну, всё-таки Тигран – это «золотая молодёжь».

Кеосаян: – «Золотая молодёжь», которая пахала. Меня так воспитали.

Симоньян: – Тигран – «золотая молодёжь» с точки зрения известности фамилии, но не с точки зрения денег. Короче говоря, точно я не хотела быть начальником и медиаменеджером.

Задавал себе вопрос: что у вас общего с Путиным? Наконец, вижу – вы не хотели быть начальниками, но у вас обоих получается неплохо.

Симоньян: – Ну, ты сравнил! А вообще, что у кого получается, рассудит только история.

Сразу заголовок вижу газетный – «Маргарита Симоньян: Меня и Путина рассудит история». О заголовках, кстати. Не могу не вспомнить сюжет ВВС – «Маргарита Симоньян сказала, что она не верит Петрову и Боширову».

Симоньян: – Мастерство заголовка, всё как обычно. ВВС меня спросили: вы им верите? Я сказала: «Я верю только в то, что видела своими глазами. Я их видела первый и, видимо, последний раз в жизни. Поэтому у меня нет оснований верить им на слово. Но ещё меньше у меня оснований верить вашим спецслужбам и вашей полиции, про которых давно известно, что они всё время врут». Это, конечно, всё вырезается, в заголовке остаётся то, что удобно ВВС. Но это на их совести. Очень многие так работают, но мало кто, как ВВС, при этом поучает всех, что так работать не надо. Раздражает лицемерие.

Кеосаян: – Они учат «не ковыряться в носу», вот что раздражает; что-то рассказывают про стандарты журналистики, это очень смешно.

Если уж про профессию речь зашла… Феномен Дудя. Вы оба практикующие журналисты, берёте интервью. У вас есть объяснение, почему так рванул Юрий Дудь?

Кеосаян: – А ты вообще смотрела хоть одно интервью Дудя?

Симоньян: – Да, я смотрела пару интервью.

На самом деле любой медиаменеджер, если он современный медиаменеджер, если он будет до конца честным, он вам признается, что это довольно непредсказуемая вещь: что выстрелит, что не выстрелит. Ну, даже такие мастерища, как, скажем, Эрнст, и западные медийные менеджеры, бывает, ошибаются. Им кажется, что вот это будет круто, а это становится не круто. И наоборот.

Вот есть такая передача, сейчас уже отдельный космос, который называется «Камеди клаб». Со всей этой своей красотой, когда они ещё были никем и звать их было никак, пришли к одному медиаменеджеру, не буду говорить к кому.

Кеосаян: – Именно мы этого менеджера привели на их выступление.

Симоньян: – Ну, неважно. И большой, крупный руководитель, посмотрев это, сказал: полный отстой, никуда не пойдёт, никто смотреть не будет. Они ушли на другой канал – на ТНТ – и, как известно, просто сделали этот канал.

Почему это так? Потому что аудитории в какой-то момент оказалось нужно именно это. На ТНТ это почувствовали, молодцы.

Мне, между прочим, Толмацкий рассказал, что в своё время ему предлагали заняться группировкой «Ленинград», Шнуровым. Он послушал и сказал: ну, из этого ничего не получится – мат. Юрий Дудь совершенно лишил нас всех возможности импровизировать с ненормативной лексикой. Потому что сейчас употребишь в качестве интервьюера ненормативную лексику, скажут: «включает Дудя».

Кеосаян: – У меня другое мнение. Просто он находится в очень свободной зоне интернет-пространства, где многие правила эфирных каналов не существуют.

Существует ещё феномен Бузовой.

Симоньян: – Ну я же об этом и говорю, это непредсказуемо.

Кеосаян: – Ты же у нас приличная девочка, ты не можешь понять феномен Бузовой.

Симоньян: – Я ровно об этом говорю: в современной медийке, и особенно в интернете, это непредсказуемо. Мы не знаем, чего хочет аудитория, потому что вкусы этой аудитории меняются чаще, чем мы успеваем привыкнуть к предыдущим. Бузова что? Самая красивая из всей этой плеяды? Нет. Самая голосистая? Нет. Самая интересная, необычная, оторва? Нет. Почему именно она? Потому что непредсказуемые вещи. Потому что именно её энергетика совпала с тем, что хотела видеть аудитория. Это же как мода.

Кеосаян: – Целое поколение выросло на программе «Дом-2». Её аудитория – именно эти девочки и мальчики.

Про непредсказуемость. Вот в кино Тигран бывало так, что думал: ну, в общем, получилось нормально, и вдруг бах, это просто бестселлер. Или, наоборот, задумал шедевр, а реакция была так себе.

Кеосаян: – Конечно, это самая неблагодарная вещь. Потому что самое смешное – это когда ты ходишь по монтажному цеху, выходит какой-нибудь коллега твой – о, привет, привет, обнялись. Ты чего? Да я снимаю комедию. А ты? А я сейчас на Канны работу делаю. Вот это самое смешное. Поэтому нельзя планировать что-то. Но внутренние ожидания, конечно, существуют.

У вас кинопредпочтения совпадают? Обычно всё-таки мальчики, девочки разное кино любят. Вы смотрите вместе что-нибудь?

Симоньян: – Редко совпадают. Я люблю раннего Альмодовара, раннего Иньярриту. Тигран любит позднего Иньярриту. А я позднего не понимаю и грущу, что он таким стал. Тигран любит киноклассику, обожает Феллини. Для меня это чужой киноязык, из далёкой эпохи. Чаще всего вместе мы смотрим американские сериалы на ночь.

Какие, например? Это интересно.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Старость Старость

Пришло время причинять добро?

Story, май'19
Золотая Валерия Золотая Валерия

В американском Playboy вышла фотосессия нашей давней подруги Валерии Лахиной

Playboy, август'19
Медленно и печально Медленно и печально

Прохождение инфляционного пика — единственная хорошая новость в макроэкономике

Эксперт, март'19
Как хранить зимнюю одежду Как хранить зимнюю одежду

Зачем замораживать вещи в морозилке и почему стоит забыть о проволочных вешалках

Vogue, март'19
Повелители мусора Повелители мусора

Как устроен бизнес региональных операторов

РБК, март'19
Сибирский аншлаг Сибирский аншлаг

Как в маленьком сибирском городе построили одну из лучших театральных площадок

Огонёк, апрель'19
Будущее за электричеством Будущее за электричеством

Об ответственном потреблении и технологиях, которые изменят авиацию

Robb Report, март'19
Меньшее из зол Меньшее из зол

Ребекка Фергюсон не побоялась примерить на себя образ злодейки

Grazia, март'19
Тренд весны: микро-сумки на шею Тренд весны: микро-сумки на шею

Разбираемся, все ли то золото, что предлагает Симон Порт Жакмюс

GQ, март'19
Грех мшелоимства Грех мшелоимства

У писательницы Ксении Драгунской разговор с вещами предельно короткий

Story, апрель'19
Мария Хорева Мария Хорева

Карьера балерины развивается с космической скоростью

Собака.ru, март'19
Mazda6: Восход солнца Mazda6: Восход солнца

Взойдет ли наконец для Mazda солнце бизнес-класса

АвтоМир, март'19
Страх и трепет православного патриота Страх и трепет православного патриота

Размышления над книгой протоиерея Андрея Кордочкина

Эксперт, март'19
Робин Райт Робин Райт

Робин Райт завершила съемки культового сериала «Карточный домик

Playboy, март'19
Снимаем шляпу! Снимаем шляпу!

Звезда нового сериала «Мылодрама» Янина Мелехова

Maxim, апрель'19
Изоляция важнее миллиарда Изоляция важнее миллиарда

Суд отправил бывшего министра Михаила Абызова в СИЗО

РБК, март'19
Война по науке Война по науке

США открывают новый санкционный фронт

Огонёк, март'19
Частное станет явным Частное станет явным

Прогноз экспертов: мы вступаем в эпоху «конца приватности»

Огонёк, март'19
Культурный обмен Культурный обмен

2-я церемония вручения международной профессиональной музыкальной Премии BraVo

OK!, март'19
Нарцисс: инструкция по выживанию Нарцисс: инструкция по выживанию

Откуда берутся нарциссы и можно ли жить с ними рядом – и быть счастливыми

Домашний Очаг, апрель'19
Эндшпиль престолов Эндшпиль престолов

14 апреля стартует финальный сезон «Игры престолов»

Maxim, апрель'19
Предложение без плана передачи Предложение без плана передачи

Три вопроса о возможности разрешения российско-японского территориального спора

РБК, март'19
Альберта Ферретти и Ливия Ферт о совместной экоколлекции Альберта Ферретти и Ливия Ферт о совместной экоколлекции

Ливия Ферт морщится, когда слышит словосочетание «осознанная мода»

Vogue, март'19
Взрослая девочка Взрослая девочка

Европейские социологи признали: люди взрослеют все позже

Лиза, март'19
Вок из машины Вок из машины

Впечатлит ли успех сервиса по доставке еды от Uber инвесторов перед IPO

Forbes, апрель'19
И это прекрасно И это прекрасно

Представительницы бьюти-индустрии собрались за круглым столом

Cosmopolitan, апрель'19
Нежные снежные барсы засыпают в обнимку: видео Нежные снежные барсы засыпают в обнимку: видео

Снежные барсы замечательно уживаются вместе

National Geographic, март'19
Весталки Весталки

Кто такие сырихи? Чем отличаются они от фанов?

Story, апрель'19
Mercedes-AMG A35: солнечный зайчик Mercedes-AMG A35: солнечный зайчик

Тридцать лет назад самый доступный из AMG уделал бы даже Lamborghini!

Maxim, март'19
ВЭБ выводит сотрудников из штата и Москвы ВЭБ выводит сотрудников из штата и Москвы

Банк развития сократит 2,5 тыс. сотрудников и присоединит три «дочки»

РБК, март'19