«Не эпатажа ради»

Удивительный поворот сделала судьба Владимира Мишукова

OK!Знаменитости

«Не эпатажа ради»

Удивительный поворот сделала судьба Владимира Мишукова. После окончания театрального института он увлекся фотографией, стал успешным звездным фотографом. Выставки, обложки, книги… Но жизнь предложила ему вернуться на 15 лет назад и с нуля начать актерскую карьеру!

Текст: Наталия Прохорова Фото: Ольга Тупоногова-Волкова Стиль: Ксения Доркина Стрижка и прическа: Ольга Бакара/L’Oréal Professionnel

На Владимире: рубашка Strellson, костюм Windsor

Mы познакомились давным-давно: я была фоторедактором, а ты — известным и часто недоступным фотографом. Неожиданно было увидеть тебя в главной роли в фильме «Слоны могут играть в футбол» Михаила Сегала... Недавно на экран вышел фильм «Любовницы» с твоим участием. Володя, почему такой извилистый путь? Ты сразу после школы поступил в ГИТИС?

Нет. После армии. Отучился в школе, год проработал мебельщиком-реквизитором в Центральном детском театре, который сейчас РАМТ. После этого пошел в армию, служил два года. Вернулся, не поступил, год проработал там же мебельщиком. Опять не поступил, ушел с работы и год просто шлялся-болтался. Поступил, когда мне исполнилось 22 года.

Почему ты пошел работать именно в театр? Ты любил театр?

Да. Меня учительница по литературе приобщила. Почти каждый вечер я смотрел спектакли в разных театрах. В старших классах часто не делал домашнее задание, получал тройки, но для себя у меня было оправдание: я не балбесничаю, я в театр хожу. (Смеется.)

Когда ты решил, что пойдешь в театральный?

В 7-м классе начал мечтать, в 9-м определился точно. Я всюду выступал, на всяких конкурсах в школе, в пионерских лагерях. Домашние звали меня Вовка-артист. Я был очень энергичным, активным. В классе был физоргом. По росту невысокий, а стоял самым первым, на построении докладывал учителю физкультуры о готовности к уроку. Умудрился даже в один период быть капитаном школьной баскетбольной команды! Среди высоких ребят сновал, как челнок, вездесущий и организующий. Всегда был такой... выпячивающийся.

Ты в армии служил в каких войсках?

В пехотном полку, в роте связи. В Германии.

По блату как-то?

Нет! Это не элитное место. Это только звучит так. Там был огромный контингент, в миллион человек.

А дедовщина-то была?

Была, конечно. Именно в тот период, когда я служил, она там в большей степени и была. В отличие от частей на Родине, нам нельзя было выходить с территории в увольнительную, ты всё время варился в одном и том же соку.

На Владимире: рубашка Eton, носки Calzedonia, ботинки Dior Homme

Ты же вроде рисуешь неплохо — наверное, в красном уголке был занят? Или в театральной студии?

Нет-нет-нет. Там этого не было совсем. Но рисовать пришлось много: дембельские альбомы, рисунки на чемоданах, наколки...Поднимали ночью: мол, умеешь рисовать, — значит, вставай. Давали мне такую самодельную штуку из электробритвы, где вместо лезвий прикреплена иголка, которую ты макаешь в чернила и разрисовываешь тело будущего дембеля. И ошибиться было нельзя, рука должна быть крепкой, чтобы следовать точным линиям. Но особое удовольствие было в чем? Это же всё были «деды», которые творили непотребное, а ты ему в этот момент делаешь больно и внутри думаешь: вот терпи, с…! (Смеется.) Отказаться было нельзя. Иначе всех сослуживцев моего призыва подняли бы ночью и заставили как минимум отжиматься.

Армия — это школа жизни была, как считаешь?

Это был интересный опыт, одно из ярких воспоминаний в моей жизни. Я впервые столкнулся с жестокостью, увидел близко людей, для которых авторитетами являлись те, кто сидел в тюрьме. В первый раз увидел большое количество представителей почти всех национальностей Советского Союза. У нас в части их было сто с лишним! Я даже не предполагал, что в нашей стране столько национальностей.

А твоя харизма, актерская жилка, помогала выживать?

Ну, я просто живой общительный человек, но, может быть, какая-то моя сущность и удивляла некоторых этих «дедов». Ко мне относились специфически. Я получал по полной программе и головой об стенку. Всякое бывало... Но параллельно с этим росло и уважение, потому что я почти всегда пытался говорить в лицо, что думаю, и называл несправедливость несправедливостью.

Считается, что армия формирует мужчину, его закаляет…

Та армия, в которой я служил, в большей степени учила приспосабливаться. Ты четко понимаешь, что тебе надо сохранить здоровье и выжить в эти два года. И стараешься, чтобы это получилось.

После армии ты в институт не поступил, работу бросил. В тот год, когда ты не работал, чем занимался?

Я рисовал, очень много рисовал дома, на листах А3 рапидографами, заполненными тушью. Жил тогда уже отдельно от родителей, со старшим братом и его семьей. У меня два старших брата. Третий вовсе был дурак. (Улыбается.) Это про меня. Весь тот год я прозябал. Ел бульонные кубики. То к маме приеду поем, то к бабушке... Но все видели, что я человек творческий, который сидит днями и ночами напролет и рисует... Я много писал маслом, я самоучка, разукрасил всю свою мебель. Мне казалось, что я иду своей колеей. Пытался какие-то работы продать, и даже немножко удавалось.

Но через год ты снова поступал в ГИТИС?

Я кайфовал от того, что рисую, чувствовал себя художником. Мне казалось, что я уже не хочу в эту суету поступления в институт. Но как-то, проходя мимо ГИТИСа, зашел на прослушивание, без треволнения прочитал стихи и прозу. Меня пригласили на второй тур. Там я встретился с мастером, моим будущим учителем, Владимиром Наумовичем Левертовым, удивительным педагогом. Мой друг, Андрей Звягинцев, кстати, тоже учился у него, но чуть раньше. Когда я увидел Левертова, я просто влюбился в него. И понял, что не могу не поступить. Я до сих пор помню момент, когда это ощутил. Я читал на прослушивании стихотворение Пастернака «Снег идёт», Левертов это услышал, отметил и, по-моему, именно за это и зацепился. До меня потом дошли слухи, что он сказал: «Ну должен же быть Гамлет на нашем курсе». (Смеется.) Я прошел последним в списке поступивших на бесплатные места.

Учеба шла легко?

Да, интересно! С 9.30 утра до 11 вечера. Но нам, студентам, было нелегко. Мы недоедали, по поводу чего наш мастер сильно переживал и негодовал. Он считал, что молодому организму, который тратит много энергии во время учебы, репетиций, необходимо нормально питаться. А это были 90-е годы. В июле 91-го нас зачислили в ГИТИС, а начали мы учиться уже в РАТИ, потому что в августе 91-го в стране произошел переворот со всеми последствиями. Когда я окончил институт, мне было 26 лет.

Ты ходил в театры показываться на последнем курсе?

У нас был ошеломительный дипломный спектакль, «Чудесный сплав» по Киршону, в котором я играл одну из главных ролей. Это была комедия 30-х годов, с элементами мюзикла. Мы там очень много танцевали и пели. Играли легко, задорно, озорно. Успех был такой шумный, что меня приглашали работать сразу в несколько театров Москвы. Константин Райкин приехал ко мне лично на другой спектакль, отвел в сторону, позвал в «Сатирикон», обещая, что впереди у меня только главные роли. Я пошел туда. Мне предложили роль Меркуцио в «Ромео и Джульетте», я проработал два месяца и ушел. Потому что понял, что это не мое место. Константин Аркадьевич — невероятно заразительный, талантливый, сразу попадаешь под влияние его обаяния. Он говорил так увлекательно, что дух захватывало. Но как только я выходил на сцену, чувствовал, что он ломает меня под свою органику и я теряю индивидуальность. Я понял, что так не смогу, и достаточно быстро принял решение уйти.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Приключения Чеболя в России Приключения Чеболя в России

Samsung сам начал продавать смартфоны в интернете. Не поздно ли?

Forbes
Новый сезон: мобильные мастхэвы весны Новый сезон: мобильные мастхэвы весны

Делимся списком гаджетов, которые точно заинтересуют каждую cosmogirl

Cosmopolitan
Всё к лучшему Всё к лучшему

Юлия Барановская начала свою карьеру на телевидении пять лет назад

OK!
Интеллект без границ Интеллект без границ

Как найти свое место в международном технологическом бизнесе

Forbes
Южный берег Южный берег

Стивен Сигал переехал в Краснодарский край

StarHit
Обмани меня Обмани меня

Считается, что говорить и врать люди научились практически одновременно

Добрые советы
Кино как адски тяжелая кропотливая работа Кино как адски тяжелая кропотливая работа

Интервью с Сергеем Дворцевым, режиссером фильма «Айка»

Эксперт
8 тонн чешуи панголинов изъято таможней в Гонконге 8 тонн чешуи панголинов изъято таможней в Гонконге

Зафиксировано рекордное количество нелегального груза чешуи панголинов

National Geographic
Прекрасные мошенницы Прекрасные мошенницы

Орхидеи — куртизанки растительного мира

Вокруг света
Китайская тусовка: как заполучить партнера из КНР Китайская тусовка: как заполучить партнера из КНР

Участие в китайских бизнес-мероприятиях — важный инструмент для поиска партнеров

Forbes
Порядочная ведьма Порядочная ведьма

Там, где дома стоят выше облаков, бытовая магия — повседневность

Вокруг света
Внутренняя эмиграция: как подсадить всю семью на английский Внутренняя эмиграция: как подсадить всю семью на английский

Английский язык требует постоянной практики, но откуда ее взять?

Cosmopolitan
Чумовой маршрут Чумовой маршрут

Что такое этнотур и почему вам точно понравится

National Geographic Traveler
Временная работа Временная работа

Производители часов показали очередные результаты своего труда

AD
Из-за изменений климата синицы разозлились и начали убивать Из-за изменений климата синицы разозлились и начали убивать

Из-за изменений климата синицы разозлились и начали убивать

National Geographic
Крыс научили напрямую подчиняться командам человеческого мозга Крыс научили напрямую подчиняться командам человеческого мозга

Исследования мозга – одно из самых интересных и многообещающих направлений

National Geographic
Слабое звено Слабое звено

Простое человеческое любопытство — главный инструмент киберпреступников

Forbes
Главные показы Недели моды в Нью-Йорке Главные показы Недели моды в Нью-Йорке

Рассказываем, чего ожидать в новом сезоне

Vogue
Отношения — это не секс. Любовь и другие неприятности Отношения — это не секс. Любовь и другие неприятности

Психотерапевт Андрей Курпатов оказывает нам срочную психологическую помощь

Собака.ru
Нокаут: кто уделал Apple и Samsung в мире смартфонов Нокаут: кто уделал Apple и Samsung в мире смартфонов

В мире мобильных телефонов сменился лидер

Популярная механика
41 «нет», которое сделает вас счастливее 41 «нет», которое сделает вас счастливее

41 «нет», которое сделает вас счастливее

Psychologies
Маленькая жизнь Маленькая жизнь

Артисты могут позволить себе расслабиться

OK!
Ток поставит на ноги Ток поставит на ноги

В Швейцарии нашли способ преодолеть паралич

Огонёк
Принцесса на сносях Принцесса на сносях

Топ-5 любопытных слухов о молодой семье принца Гарри

StarHit
«Согаз» оценили в полтриллиона рублей для сделки с ВТБ «Согаз» оценили в полтриллиона рублей для сделки с ВТБ

«Согаз» оценен в 558 млрд рублей

Forbes
Как правильно ставить карьерные цели. Советы женщин-руководителей Как правильно ставить карьерные цели. Советы женщин-руководителей

Как правильно ставить карьерные цели. Советы женщин-руководителей

Forbes
Стринги, стрепы, тонг? Лучший гид, как купить ей нижнее белье и не облажаться Стринги, стрепы, тонг? Лучший гид, как купить ей нижнее белье и не облажаться

Стринги, стрепы, тонг? Лучший гид, как купить ей нижнее белье и не облажаться

Playboy
Расстаться, чтобы жить: почему мы разводимся Расстаться, чтобы жить: почему мы разводимся

Смотрим на развод глазами «отступников»

Psychologies
«Мы доросли друг до друга» «Мы доросли друг до друга»

Актер Риналь Мухаметов и его жена Сюзанна Акежева

OK!
Эксперт-американист Андрей Кортунов: Искушение нарушить РСМД у России гораздо сильнее, чем у США Эксперт-американист Андрей Кортунов: Искушение нарушить РСМД у России гораздо сильнее, чем у США

Андрей Кортунов: Искушение нарушить РСМД у России гораздо сильнее, чем у США

СНОБ
Открыть в приложении