«Я рос мажором, пока мы не оказались на улице»

Казахский музыкант с азербайджанскими корнями Jah Khalib покоряет слушателей

OK!Знаменитости

«Я рос мажором, пока мы не оказались на улице»

Казахский музыкант с азербайджанскими корнями Jah Khalib покоряет российских слушателей. Его личность формировалась под влиянием нескольких культур. И этот взрывной микс ощущается не только в творчестве, но и во взглядах на жизнь

Текст: Денис Казьмин. Фото: Ваня Брезкин. Груминг: Любовь Литошко

Сегодня у нас была очень интересная съемка. Часто тебе приходится петь на фотосессиях?

Нет! Ни разу такого еще не было. У меня вообще опыт фотосессий маленький. Не люблю я это дело.

Почему? Сложно раскрепоститься?

Да нет. Когда клипы снимаем, всё как-то естественно получается, камеры не стесняюсь. А тут надо застыть, выдать эмоцию. Но сегодня мне понравилось! Фотосессия прошла на позитивной ноте.

Ты в Москве надолго в этот раз? Ты ведь, кажется, большую часть времени живешь в Алматы?

А я переехал в Москву! Буквально в начале сентября. Решил, что пора. Здесь работа, дела, здесь больше возможностей, больше необходимых специалистов и креативных людей. В Алматы родительский дом. Теперь езжу туда на выходные.

Почему ты раньше не переехал в Москву? Было какое-то внутреннее сопротивление?

Мне никогда не нравилась Москва. Помню, приехал сюда лет пять назад, полный амбиций и стремлений покорить этот город. Остановился у друга. И вот мы едем из аэропорта час, второй, третий, везде пробки, машины, суета... А я ведь привык к спокойному городу, где жизнь размеренная и неторопливая. Приезжаем мы к другу домой, а он говорит: «Завтра встаем в шесть утра и идем на электричку». Как? На какую электричку? Мы разве не в Москве? Оказалось, что остановились мы в Железнодорожном, и на следующий день в час пик поехали на Курский вокзал. Суматоха, толпы людей... Как тут вообще можно жить? Здесь культ работы и деловых отношений, при этом не хватает душевности. Но прошло время, я стал чаще приезжать в Москву по рабочим делам и... постепенно привык! Мне даже как-то стало не хватать этой энергии, этого бешеного ритма. Настал момент, когда я понял, что готов жить в столице постоянно. Меня даже друзья теперь подкалывают, мол, совсем москвичом стал!

По-доброму подкалывают?

Да, по-доброму. На самом деле у меня всегда были классные друзья. В детстве во дворе у нас была целая банда, мы много времени проводили на улице. Постоянно придумывали какие-то интересные «фишки», занятия. У каждого был свой талант. Один силен в спорте, другой мог красиво продать что угодно, я читал рэп и играл на саксофоне.

В музыкальной школе учился?

Да.

Как-то сложно вяжется образ уличного рэпера с саксофоном. Друзья не считали, что ходить в музыкалку — это не по-пацански?

Они нормально к этому относились. Меня уважали, потому что я писал рэп на районе. Видимо, думали, что мне нужно освоить нотную грамоту, чтобы делать новые треки. Не вникали особо. Помню, был один показательный случай. Прихожу я во двор после занятий с чехлом. Всем интересно, что там внутри, как саксофон выглядит. Я открываю, достаю инструмент, а сам иду играть в карты с пацанами. У саксофона есть деревянная трость, которая на мундштук крепится. Стоила примерно 150 долларов — невероятные деньги на тот момент. В Алматы такие вещи сложно было найти... Так вот, играю я в карты. И вдруг вижу краем глаза, как один из моих кентов чистит себе ногти этой тростью! Чуть не убил его!

А почему ты выбрал именно саксофон?

Я учился в элитной школе. Практически все одноклассники занимались музыкой — кто на флейте играл, кто на скрипке, кто на фортепиано. А мне хотелось выбрать небанальный инструмент. В то время я смотрел по телевизору сериал «Найтмэн» про супергероя, который днем был обычным человеком и работал саксофонистом в баре. Это и определило мой выбор. Подошел к маме и ляпнул, что хочу пойти учиться в музыкальную школу. Она меня поддержала. Но занимался я из-под палки, если честно.

Это правда, что свою первую студию звукозаписи ты сделал сам в детстве?

Мне было 11 лет. И мы с пацанами решили профессионально записывать наш рэп. Подумали, почему бы не организовать студию прямо у меня дома. А что? Квартира большая, удобная, родители целыми днями на работе. К тому же у меня был свой комп — роскошь по тем временам. Мы собрали все наши карманные деньги, купили болванку с дисками, программу с готовыми семплами для создания хип-хоп-треков. Даже золотой микрофон для караоке. (Смеется.) Я выступал в роли звукача — сам распределял партии, расставлял голоса, записывал. В общем, мне эта тема понравилась. Я втянулся.

Своя студия звукозаписи, элитная школа, саксофон, компьютер, большая квартира — ощущение, что ты рос мажором.

Честно говоря, до определенного момента так и было. Я никогда ни в чем не нуждался. Отец в свое время купил три квартиры на этаже и сделал из них одну. У нас всегда была приличная машина, родители давали мне неплохие деньги на карманные расходы. Отец имел бизнес в нефтяной промышленности, разрабатывал трансформаторное масло. У него была своя технология, которую он запатентовал в Баку и привез в Казахстан. По сути, он стал монополистом в стране. Его компания зарабатывала миллионы долларов. Причем он никогда не воровал, не обманывал — отец невероятно честный человек... И вот однажды люди из высших кругов (назовем это так) пришли к нему в кабинет и дали понять, что неприлично азербайджанцу в Казахстане иметь такой доходный бизнес. Не хочу поднимать тему конфликтов на национальной почве. В любой стране найдутся люди, которые готовы кричать на каждом углу «Казахстан для казахов» или «Россия для русских». В общем, это был банальный рэкет. У отца отобрали завод. Мы всей семьей фактически оказались на улице.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Поженить одно с другим Поженить одно с другим

Белье — то самое послесловие или послевкусие

OK!, май'19
Оба снизу Оба снизу

Как использовать свою лень во благо

Домашний Очаг, июль'19
Хабиб против Конора: что стоит знать о титанах ММА Хабиб против Конора: что стоит знать о титанах ММА

Прошлись по исходным данным двух величайших бойцов нашего времени

Men’s Health, октябрь'18
Дом для всех Дом для всех

Красота и функциональность в интерьере для семьи из трёх поколений

SALON-Interior, ноябрь'18
Подведены итоги фотоконкурса «Дикая природа России 2018» Подведены итоги фотоконкурса «Дикая природа России 2018»

Подведены итоги фотоконкурса «Дикая природа России 2018»

National Geographic, октябрь'18
Spectrol Turbo Fest откатал последние шоу в этом году Spectrol Turbo Fest откатал последние шоу в этом году

Spectrol Turbo Fest завершил авто сезон 2018

Maxim, октябрь'18
Пластик-фантастик Пластик-фантастик

Что такое движение Zero Waste и как бренды справляются с перепроизводством

Grazia, октябрь'18
Самая солнечная кухня Самая солнечная кухня

Испанская кухня вобрала в себя всю страсть и яркость характера страны

9 месяцев, ноябрь'18
День налоговых знаний День налоговых знаний

Новые сборы с бизнеса и граждан будут утверждаться до 1 сентября

РБК, октябрь'18
Повелитель мух, или Чем архангельский мужик впечатлил компанию Билла Гейтса Повелитель мух, или Чем архангельский мужик впечатлил компанию Билла Гейтса

О создании уникальной технологии, которую готовы перенять мировые компании

Эксперт, октябрь'18
Канцлер дала себе три года Канцлер дала себе три года

Ангела Меркель заявила об уходе из большой политики

РБК, октябрь'18
Полный багрец Полный багрец

Осень в пушкинском Болдино по-настоящему золотая

Огонёк, октябрь'18
Как пить дать Как пить дать

Основатель компании «Братья Асканели» рассказывает о винной отрасли в Грузии

СНОБ, октябрь'18
Таинственные стражи: археологи нашли в Перу идолов в масках Таинственные стражи: археологи нашли в Перу идолов в масках

Результаты археологической экспедиции, проходившей летом 2018 года в Чан-Чане

National Geographic, октябрь'18
Многоликие Боги Многоликие Боги

Индийской политики президент Трамп грозит санкциями

Огонёк, октябрь'18
“Я” бывают разные “Я” бывают разные

Попробуем распознать особенности своего «Я»

Psychologies, ноябрь'18
Великая красота Великая красота

Может ли мода изменить мир к лучшему?

Grazia, октябрь'18
Делай ноги Делай ноги

Пингвин на минном поле – сильнейший поэтический образ

Maxim, ноябрь'18
Рядом с ней мне спокойно и легко» Рядом с ней мне спокойно и легко»

10 лет назад Дмитрий и Татьяна Дюжевы сыграли свадьбу

OK!, октябрь'18
Галопом по Европам Галопом по Европам

Куда отправиться в середине осени: в Париж, Лондон или Флоренцию

Grazia, октябрь'18
Off-White – главный бренд в мире Off-White – главный бренд в мире

Детище Вирджила Абло возглавило рейтинг самых заметных брендов по версии Lyst

GQ, октябрь'18
Infiniti QX80: добавки не надо Infiniti QX80: добавки не надо

Самый большой внедорожник Infiniti

Maxim, октябрь'18
Чужой муж Чужой муж

Как же тебя угораздило связаться с женатым и как вырваться из этого плена

Лиза, октябрь'18
Америка переживает глобальное охлаждение Америка переживает глобальное охлаждение

Социологи из Pew Research Center изучили отношение мира к США

РБК, октябрь'18
Бразильский Трамп и последняя надежда Лулы Бразильский Трамп и последняя надежда Лулы

Бразильский Трамп и последняя надежда Лулы

Эксперт, октябрь'18
Отечественная волна Отечественная волна

Три молодых российских дизайнера с большими планами на будущее

Vogue, ноябрь'18
Суд за дело Суд за дело

Звезды взяли на вооружение тренд на объемные рукава

Grazia, октябрь'18
Проблемы с единством Проблемы с единством

Недавно созданный праздник народного единства все еще не прижился

Огонёк, октябрь'18
Паоло Соррентино Паоло Соррентино

Правила жизни Паоло Соррентино

Esquire, ноябрь'18
За что мы любим Софию Чконию За что мы любим Софию Чконию

Как грузинская столица попала на карту мировой моды

Vogue, октябрь'18