«России нужно просто выздороветь»

У российского Дворянского собрания юбилей — ему исполняется 30 лет

ОгонёкРепортаж

«России нужно просто выздороветь»

У российского Дворянского собрания, которое объединило выживших потомков дворян, юбилей — ему исполняется 30 лет. Где нашлись эти потомки после бурного XX века? И чем занимаются в век соцсетей? «Огонек» расспросил предводителя собрания Олега Щербачева.

Беседовал Кирилл Журенков

Лев с мечом и солнце над полумесяцем на гербе рода Щербачевых отсылают к легенде о некоем Салте, выехавшем из Золотой Орды и крестившемся с именем Федор (на фото: предводитель Российского дворянского собрания Олег Щербачев, по обеим сторонам герба — медали Российского императорского дома). Фото Анатолий Жданов

70 с лишним лет мы жили в рабоче-крестьянской стране, а сегодня происхождение человека, кажется, вообще никому не интересно. Но все же не верится, что целое сословие безвозвратно растворилось в истории. Спрошу совсем коротко: сколько членов в Российском дворянском собрании?

— Их примерно 4,5 тысячи. Это потомки дворян как по мужской, так и по женской линии. Но, с другой стороны, эта величина постоянно плавает, кто-то вступает в наше собрание, кто-то, напротив, из него выбывает (по естественным, увы, причинам). Большинство, кстати, так и не вступило — и это для нас больная тема.

Что же касается общероссийских подсчетов… Напомню, что потомственные дворяне составляли примерно 1 процент от дореволюционного общества. ХХ век, конечно, многое изменил: при большевиках дворянство и духовенство уничтожались наиболее целенаправленно, шел настоящий стратоцид. Поэтому сейчас, думаю, дворян в России не более 0,5 процента. Причем большинство из них в той или иной степени потомки союзов с представителями других сословий — сословные браки в России в XX веке стали исключением.

— Вы сказали, что в собрание вступают далеко не все. Почему?

— Я много думал над этим — причины самые разные. Например, полная историческая амнезия: многие до сих пор не знают, что они потомки дворян. Папу или дедушку посадили, расстреляли, сослали, появился отчим, и все — связь поколений прервалась. А мамы или бабушки, стараясь спасти детей и внуков, ничего им не рассказывали. Думали, и не без оснований, что советская власть — это навсегда. Я и сам так считал, когда начал учиться в институте, в начале 1980‑х. А ведь оставалось всего несколько лет до перестройки… Так что люди просто утратили знание своих корней.

Впрочем, даже те, кто и знает о своем происхождении, возможно, не придают этому особого значения: какое дело в XXI веке до дворянских предков? Сегодня даже вопрос национальности и родной страны размывается. Считается, что родина там, где много платят. Хорошо это или плохо — другой вопрос.

Потом, Дворянское собрание — все же организация, в нее надо вступить, потратить время на сбор документов, на доказательство своего происхождения. Зачем? Людям просто не хочется этим заниматься. Надо сказать, до революции многие дворяне тоже ленились подтверждать свой статус. Я знаю немало примеров, когда столбовые дворяне были записаны в качестве обыкновенных потомков офицеров или чиновников. Раньше нам иногда говорили: «Что вы тут ЖЭК развели?» Ну, ЖЭК не ЖЭК, а принимаем только по документам, как это делал еще дореволюционный Департамент герольдии.

— Помню, в 1990-е было много скандалов: дворянские корни находили у себя все, кому не лень…

— Была мода — в результате множество липовых, псевдодворянских организаций и самозванцев: Павел II, Николай III, потомки якобы чудом спасшегося царевича Алексея и великих княжон… Как-то раз к нам в собрание пришел мужчина, который отождествлял себя с… Троицей. Я рад, что мода на дворянские корни наконец схлынула, а вместе с ней — и этот мутный поток.

— Ну а те, кто все же доказал и вступил, они кто? Откуда?

— В основном это интеллигенция — творческая, научно-техническая… Речь о потомках тех, кто сумел выжить в советское время. А там все было по-разному. Кто-то встраивался в систему — многие имена вам хорошо известны. Те же, кто встроиться не мог, старались держаться и выживать вместе. Существовал, к примеру, московский семейный клан, куда входили князья Голицыны, Трубецкие, графы Бобринские, многие из них — потомки московского городского головы князя Владимира Михайловича Голицына. Они сумели сохранить себя в советское время, а в 1990-м — самоорганизоваться. Я пришел в собрание одним из первых, прочитав заметку в «Вечерней Москве». Вступил, стал помогать как генеалог и видел, с какой с опаской заходили будущие члены. Многих предостерегали родственники: куда, мол, ты идешь, нас же всех расстреляют. И тем не менее в мае 1990 года группа из 52 человек собралась и провозгласила создание Дворянского собрания. Из этих 52 человек свое дворянство затем подтвердили лишь 16. Но начало было положено. И очень вовремя!

Потому что в 1990-м еще были живы люди, воспитанные абсолютно «дореволюционно». Я помню их по встречам в собрании. К примеру, граф Николай Николаевич Бобринский, прямой потомок Екатерины Второй. Я увидел человека XIX века, хотя он был не таким уж и старым, на меня смотрела сама история. Или княжна Ирина Владимировна Трубецкая, она родилась уже после революции, прошла лагеря, курила «Беломор», и при этом не было никаких сомнений — перед тобой потомок Трубецких. Удивительное сочетание «Беломора» и такого несгибаемого аристократизма… А Сергей Алексеевич Сапожников, который долгое время возглавлял департамент герольдии Дворянского собрания! Наши с ним предки были знакомы друг с другом по лейбгвардии Павловскому полку, и он принял меня как родного. Атмосфера тех первых лет вообще была завораживающей: незнакомые люди встречались так, будто знали друг друга всю жизнь.

— А царская династия имела отношение к собранию?

— Буквально в первый год существования собрания мы вышли на Российский императорский дом, этому помог Зураб Михайлович Чавчавадзе — великий князь Владимир Кириллович и его супруга знали Чавчавадзе с детства. Так что на первом экземпляре нашего устава прямой потомок Романовых написал: «Быть по сему». К слову, Владимир Кириллович успел и сам побывать в России, правда, лишь однажды — он приехал в день переименования Ленинграда в Санкт-Петербург по приглашению Анатолия Собчака.

Предок из Золотой Орды

— Вы начинали в cобрании как генеалог. Как получилось, что вы увлеклись генеалогией? Для советского времени это, скажем прямо, довольно эксцентричное хобби…

— Мне повезло: я рос уже в достаточно «вегетарианскую» социалистическую эпоху и знал, что дворянин. Об этом мне рассказала моя двоюродная бабушка, она хорошо помнила дореволюционную жизнь — рассказывала и о елках в Калужском дворянском собрании, и о многом другом. Бабушка не получила высшего образования (в Бауманку ее не приняли по происхождению), всю жизнь проработала машинисткой, но была кладезем различных историй. Мой отец, советский чиновник, экономист, оборонщик, всем этим особо не интересовался, но и он с удовольствием слушал ее рассказы. Так что еще в детстве я чертил какие-то родословные схемы — Рюриковичей, Романовых. Конечно, пытался нарисовать и свою, но фактов не хватало — дальше середины XIX века никто никого не помнил.

Позже, будучи студентом, я нашел родословную Щербачевых, опубликованную до революции, далеко не полную и не всегда точную. Ну, а в архивы удалось попасть лишь в 1990-х. Собственно, опыт поисков собственной родословной помог и в Дворянском собрании. Когда собрание только появилось, к нам устремились потоки людей: пятеро генеалогов принимали соискателей по вторникам и четвергам, и к каждому стояла очередь!

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Пиджак как знак протеста Пиджак как знак протеста

Взлеты, падения и триумфальное возвращение формального мужского костюма

Esquire
Двухколесная угроза: бронированные мотоциклы c пулеметами Двухколесная угроза: бронированные мотоциклы c пулеметами

Мотоциклы частенько адаптируют под боевые нужды

Популярная механика
Пандемия прогресса Пандемия прогресса

Как развитие цивилизации связано с вирусными эпидемиями

Огонёк
Это фейк: 6 случаев, когда вместо звёзд вышли их двойники и спалились Это фейк: 6 случаев, когда вместо звёзд вышли их двойники и спалились

Некоторые звезды отправляют вместо себя на важные мероприятия двойников

Cosmopolitan
Филипп Сэндс: Восточно-западная улица. Отрывок из книги Филипп Сэндс: Восточно-западная улица. Отрывок из книги

В своей книге Филипп Сэндс исследует возникновение и развитие геноцида

СНОБ
Видное место Видное место

Зима подходит к концу, а значит – время мечтать о море и отправиться в Хайфу

Лиза
Суверенизация обернулась потерей качества и скорости Суверенизация обернулась потерей качества и скорости

Итоги тестирования оборудования для контроля интернет-трафика

РБК
Электронные сигареты Электронные сигареты

Электронные сигареты, вейпы – все "за" и "против"

Здоровье
Залог успеха Залог успеха

Дизайнер Екатерина Барашева оформила интерьер апартаментов с эффектными приёмами

SALON-Interior
Созвездие Евы Созвездие Евы

Кинокритик Егор Беликов встретился с Евой Грин, чтобы проверить свою теорию

Esquire
Маленькая страна Маленькая страна

Словения миниатюрна и прекрасна, как изящная статуэтка

Добрые советы
Тест-драйв танка Т-72Б3: Тест-драйв танка Т-72Б3:

Управление танком не сильно отличается от автомобильного

Популярная механика
Сергей Янчуков: «Добыча трудноизвлекаемого газа будет расти» Сергей Янчуков: «Добыча трудноизвлекаемого газа будет расти»

Мы — свидетели начала четвертого энергетического перехода

Forbes
Шестое ключевое чувство Шестое ключевое чувство

ЦБ на первом в 2020 году заседании в шестой раз подряд снизил ключевую ставку

РБК
Фитнес-курс на весну Фитнес-курс на весну

Как быстрее скинуть лишний вес, набранный за зиму

Худеем правильно
Женщины предпочитают бородатых? Женщины предпочитают бородатых?

Почему девушек так привлекают бородатые мужчины?

Psychologies
Родители за кулисами Родители за кулисами

Стоит ли выполнять задания за детей?

Огонёк
Мутный Материк: как выглядит самое веселое село России Мутный Материк: как выглядит самое веселое село России

Мутный Материк — село с самым веселым названием

РБК
Эффект матраса Эффект матраса

Как компания Askona совмещает бизнес и социальные аспекты предпринимательства

Эксперт
Антивирусный гид Антивирусный гид

Насколько реально вернуть деньги за уже оплаченную поездку в Италию

РБК
Книги для детей: «Сахарный ребенок» Ольги Громовой Книги для детей: «Сахарный ребенок» Ольги Громовой

В основе сюжета — реальные воспоминания Стеллы Нудольской о трудовом лагере

Esquire
«А ты нормальный парень»: как завоевать авторитет на новой работе с помощью нетворкинга и пирожных «А ты нормальный парень»: как завоевать авторитет на новой работе с помощью нетворкинга и пирожных

Почему идти через голову непосредственного начальства — плохая идея

Forbes
9 лекарств, с которыми опасно употреблять алкоголь (лучше не рискуй) 9 лекарств, с которыми опасно употреблять алкоголь (лучше не рискуй)

Список лекарств, с которыми мы категорически не советуем употреблять алкоголь

Playboy
Куратор рубильника Рунета: что известно о кандидате на пост главы Роскомнадзора Куратор рубильника Рунета: что известно о кандидате на пост главы Роскомнадзора

Кто сменит главу Роскомнадзора?

Forbes
Новое поколение втискивают в старые частоты Новое поколение втискивают в старые частоты

Утвержденная в 2019 году схема развития сетей 5G в России может быть изменена

РБК
Без молока, одежды и цемента. Экологические тренды 2020 года, которые коснутся каждого Без молока, одежды и цемента. Экологические тренды 2020 года, которые коснутся каждого

Основные потребительские, индустриальные и идеологические тренды, меняющие мир

Forbes
Автомат без единого гвоздя Автомат без единого гвоздя

Чего не хватает фильму «Калашников»?

Огонёк
Диакон Александр Занемонец: Обратно под анафему никого не загонишь Диакон Александр Занемонец: Обратно под анафему никого не загонишь

О положении в православном мире после создания Православной церкви Украины

СНОБ
Кто ближе к телу Кто ближе к телу

В команде президента Украины произошла первая важная замена

Огонёк
Превращение тел в компост: новая технология захоронений Превращение тел в компост: новая технология захоронений

Американский штат Вашингтон предлагает новый метод захоронения людей

National Geographic
Открыть в приложении