Эффект колеи

Ручное управление экономикой мутирует в административно-командное

ОгонёкОбщество

Эффект колеи

Похоже, выявлена новая скрепа: перст указующий. Фото: Александр Чиженок

На минувшей неделе правительство опубликовало параметры национальных проектов до 2024 года. Прописаны целевые показатели, бюджет и источники финансирования. На все потребуется более 25 трлн рублей. Несколькими днями ранее был снижен «порог» участия бизнеса в нацпроектах с 3 млрд до 1 млрд рублей. То есть бизнесу прямо указали, куда надо вкладывать деньги. Сомнений нет: принцип ручного управления стал ключевым для отечественной экономики, о конкуренции и рынке говорят все меньше или вовсе не говорят. В самом принципе изъяна нет: это не отечественное ноу-хау, а хорошо и давно известная в мире практика. Но эксперты не без опаски отмечают: наша версия ручного управления чем дальше, тем больше отходит от классического канона, обретая черты иные. Они печально знакомы и напоминают о тревожном — похороненной 30 лет назад административно-командной системе.

Простой, казалось, бы вопрос, в какой экономике мы живем, на самом деле не так уж и прост: четкого ответа нет, данность размыта. Вроде бы рыночные институты и конкурентная среда, но при этом растущая роль государства в ключевых отраслях и жесткое порой регулирование при четко заданном и постоянно усиливающемся командном векторе, при директивных установках, спускаемых с самого верха. Самая емкая формула, наверное,— экономика ручного управления.

Подходили мы к ней долго, и случилась она не вдруг. Есть даже рубежная дата, когда переход именно в это качество состоялся. До 2007-го глава государства иногда отрицательно высказывался вообще о возможности введения такого режима. Но на очередной встрече с бизнесом 12 лет назад Владимир Путин сказал, что это в принципе возможно. А уж когда речь зашла о выполнении майских указов 2012 года, было принято окончательное решение. 7 мая 2013 года на заседании правительства Владимир Путин заявил: «Можно сколько угодно спорить и ругаться по поводу так называемого ручного способа управления. Но давайте такую систему вводить, которая эффективно работает». И тут же заслушал отчеты министров и раздал им поручения. Это, по мнению экспертов, стало рубежом, за которым страна перешла в режим ручного управления.

Прошедшие с той поры годы, правда, не сильно улучшили состояние экономики и социальной сферы. Доходы людей падают уже на протяжении 5 лет. Возникает вопрос: ручной режим управления — это благо или зло? Была ли необходимость его вводить? И надо ли из этого выходить? Да и сможем ли мы выйти? Обо всем этом «Огонек» поговорил с профессором МГИМО Владимиром Осиповым.

Владимир Осипов, профессор МГИМО

— Ручное управление — это наше ноу-хау?

— Да что вы, это давно известный метод управления, о нем нельзя говорить, хорош он или плох, так же, как и о любой другой управленческой системе. Практически все страны применяли ручное управление, начиная с Англии в XVIII веке. Им пользовались США после Великой депрессии, Япония, Франция, Южная Корея, «азиатские тигры»… Чаще всего к этому прибегали в неблагоприятных для стран экономических условиях. И практически везде эта система сработала. В ее основе — протекционизм, поддержка своих производителей. Такая политика требует ручного управления. Думаю, для нашей страны введение такого режима было вполне обоснованным. Усиление международного давления на Россию, введение санкций, снижение конкурентоспособности нашей промышленности — это, конечно, требует жесткой консолидации административного аппарата. Что и было сделано в мае 2013 года.

— Раз этим методом пользовались разные страны, можно ли говорить об общих и национальных особенностях ручного управления?

— В каждом случае проявлялись свои особенности, но цель у всех была одна — преодолеть системный сбой в экономике. При этом у разных стран сложились разные внешние условия. Например, американцам не пришлось восстанавливать свою экономику после войны, она не была разрушена, как в Европе, и это обеспечило США мировое лидерство на долгие годы.

Есть и общие закономерности. Ручное управление обычно проходит три этапа. Первый этап — закрытие внутренних рынков и создание условий для импортозамещения. Второй — определение, кто из отечественных производителей выпускает более или менее качественную продукцию, их поддержка для вывода продукции на уровень мировых требований. И третий — выращивание «национальных чемпионов», которые выходят на внешний рынок и встраиваются в мировую конкуренцию.

— У нас с третьим этапом не получилось?

— Думаю, и с предыдущими тоже. Надо было бы все-таки направить режим ручного управления на полноценную реализацию политики импортозамещения и добиться результатов. Причем эта политика должна быть долгосрочной, нельзя эту задачу решить за два-три года. Тут надо думать в масштабе хотя бы десятилетия. Но нет: поговорили об импортозамещении, подавили бульдозерами импортные продукты, на том дело и закончилось: импорт в Россию очень скоро стал больше, чем был. А возможности ведь имелись и для импортозамещения, и для выращивания «национальных чемпионов». Мы же по факту добились не импортозамещения, а импортёрозамещения, когда товары из одних стран оказались заменены товарами из других стран.

— Возможно, такая задача и ставилась?

— Не ставилась. Нет такого приоритета в национальных проектах. И от протекционизма вообще отказались. Это, к сожалению, для нас характерно: хвататься за один экономический рецепт, не доводить дело до конца, не дожидаться результатов, бросать, хвататься за новые рецепты, иногда прямо противоположные, и опять бросать, и так бесконечно. Этим мы отличаемся от американцев: они ставят задачу, долго ее решают, и им все равно, при каком президенте будет результат, при демократе или республиканце. Они при Трумэне приняли системное решение: победить СССР в холодной войне. А добились этого при Буше-старшем. Посмотрите, какие у нас были качели: то полностью либеральная политика, когда государство совершенно устранилось от регулирования экономики, то наоборот, закручивание гаек до упора. Но подождать результатов не можем, нам надо все и сразу.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Великий и текучий Великий и текучий

Что важнее: грамотность или коммуникация?

Огонёк, июнь'19
Новое лицо Нур-Султана Новое лицо Нур-Султана

Транзит верховной власти в Казахстане вступил в заключительную фазу

Эксперт, июнь'19
Зеркало Зеркало

Притча о страхе

Yoga Journal, май'19
Окна черные Окна черные

Окна черные. Чем грозит эксплуатация машины с тонировкой?

АвтоМир, февраль'19

44-летняя Божена Рынска тяжело переживает смерть мужа

Cosmopolitan, февраль'19
На стыке эпох На стыке эпох

Декоратор Стивен Силлз оформил квартиру в Нью‑Йорке

AD, март'19
Из-за изменений климата синицы разозлились и начали убивать Из-за изменений климата синицы разозлились и начали убивать

Из-за изменений климата синицы разозлились и начали убивать

National Geographic, февраль'19
Сожженный карман. Почему богатые россияне не могут управиться со своими деньгами Сожженный карман. Почему богатые россияне не могут управиться со своими деньгами

Сожженный карман. Почему богатые россияне не могут управиться со своими деньгами

Forbes, февраль'19
Эрик Бровко Эрик Бровко

Предприниматель и визионер развивает онлайн-платформу «Мое здоровье»

Собака.ru, февраль'19
4 вопроса о плаценте, которые ты хотела задать 4 вопроса о плаценте, которые ты хотела задать

Беременность — сложный процесс взаимодействия двух организмов

Лиза, февраль'19
Скрытый сахар Скрытый сахар

Ты ограничиваешь себя в сладком, а вес не уходит... Проверь, что не так

Лиза, февраль'19
Игра престола Игра престола

В один из дней 927 года в Вечном городе снова было неспокойно

Вокруг света, март'19
Готовимся к весне-2019: отделяем горячие тренды от менее актуальных Готовимся к весне-2019: отделяем горячие тренды от менее актуальных

Как собрать себе модный образ и не потратить лишних денег

Cosmopolitan, февраль'19
Будущее йоги Будущее йоги

10 преподавателей о том, как будет развиваться йога

Yoga Journal, март'19
Молодые со старыми Молодые со старыми

Новое поколение галеристов и аукционных специалистов встряхнуло рынок

Robb Report, февраль'19
Гид по первой ярмарке Frieze в Лос-Анджелесе Гид по первой ярмарке Frieze в Лос-Анджелесе

Гид по первой ярмарке Frieze в Лос-Анджелесе

Vogue, февраль'19
Полное затмение Полное затмение

Как избежать алкогольного беспамятства

Men’s Health, март'19
Как авторитарный руководитель мешает развитию бизнеса Как авторитарный руководитель мешает развитию бизнеса

Авторитарный стиль руководства не всегда оправдан

Forbes, февраль'19
Глубокая заморозка Глубокая заморозка

Что случается со Снегурочками после Нового года

Tatler, март'19
Персональный рай. Как войти в зону комфорта Персональный рай. Как войти в зону комфорта

Персональный рай. Как войти в зону комфорта

Forbes, февраль'19
Москву заставят платить. Суд вступился за собственников изымаемой недвижимости Москву заставят платить. Суд вступился за собственников изымаемой недвижимости

Когда собственники могут требовать компенсаций за оцененную недвижимость

Forbes, февраль'19
От ненависти до «любви» От ненависти до «любви»

Дженнифер Лопес опубликовала автобиографию «Настоящая любовь»!

Grazia, февраль'19
Новости, проверенные временем Новости, проверенные временем

Сумасшедшие новости со всего мира в мемах

Maxim, март'19
Плата за проезд Плата за проезд

Китай готов потратить на новые транспортные коридоры $1 трлн

Forbes, март'19
Старик и наркотики: о чем «Наркокурьер» Клинта Иствуда (и почему это чуть больше, чем обычный триллер) Старик и наркотики: о чем «Наркокурьер» Клинта Иствуда (и почему это чуть больше, чем обычный триллер)

В прокат выходит остросюжетная драма «Наркокурьер»

Esquire, февраль'19
Благовоительницы Благовоительницы

Актриса, блогер, художница и предпринимательница делают модной борьбу за добро

Vogue, март'19
Laibach с альбомом The Sound of Music и другие важные музыкальные новинки месяца Laibach с альбомом The Sound of Music и другие важные музыкальные новинки месяца

Что послушать в этом месяце

Maxim, февраль'19
Приложение для медитаций Calm оценили в $1 млрд Приложение для медитаций Calm оценили в $1 млрд

Приложение для медитаций Calm оценили в $1 млрд

Forbes, февраль'19
Фестиваль Tinkoff Rosafest 2019: масштабный квест и вечеринки со звездами Фестиваль Tinkoff Rosafest 2019: масштабный квест и вечеринки со звездами

Самый крупный зимний фестиваль Tinkoff Rosafest в этом году побил все рекорды

Cosmopolitan, февраль'19
К тайнам привлекают третью сторону К тайнам привлекают третью сторону

Правительственные эксперты предложили упростить работу с личными данными россиян

РБК, февраль'19