Штефан Кэги

Режиссер и реформатор театра рассуждает о смерти и страхе сойти с ума

NuméroКультура

Culture

Режиссер | Director

Штефан Кэги
Stefan Kaegi

Режиссер компании Rimini Protokoll и реформатор современного театра рассуждает о смерти и страхе сойти с ума

Rimini Protokoll's director who challenges contemporary theatre rules contemplates death and fear of madness

Интервью: Мария Комарова
Фото: Владимир Васильчиков

Постановки немецкой театральной команды Rimini Protokoll спектаклями можно назвать условно. Скорее, они похожи на смесь из игр, соцопросов и посиделок с друзьями, а актеров в них нет никогда. В Москве Rimini ставили Remote — квест по городу в наушниках, «В гостях. Европа» — сбор зрителей за столом для обсуждения политики и Cargo — путешествие на грузовике под рассказы дальнобойщика о его суровых буднях. В октябре на фестивале «Территория» мы увидим новую работу Rimini.

Рубашка, Prada. Пальто, Paul Smith.

Вы делаете «Наследие. Комнаты без людей» — инсталляцию из восьми пространств. В каждом с помощью вещей, видео, аудио — как угодно, но только без актеров — реальный человек, который скоро умрет, рассказывает историю своих отношений со смертью. Почему вы взялись за такую мрачную тему?

На самом деле проект не о смерти, а о том, что люди оставляют после ухода. У Надин Гро, например, был рассеянный склероз — эта болезнь прогрессирует, улучшения невозможны. Надин француженка, и во Франции по закону ты не можешь решать, когда умереть, — ты должен оставаться в больнице и стараться жить. Надин несколько раз пыталась покончить с собой, но когда ты стар и слаб, это не так легко. Когда мы встретились, она готовилась ехать в Швейцарию на эвтаназию (я нашел Надин через организацию, которая все это устраивает). У нее оставалось две недели жизни. Мы говорили с ней о том, что для нее значит уход, и обсуждали, какой она хочет видеть свою комнату в «Наследии». В результате мы проигрываем там ее пение: Надин всегда хотела выступать, но муж не позволял ей, и она стала секретарем. В записи Надин обращается к аудитории: «Теперь я стала певицей, хотя меня больше нет».

Инсталляция «Наследие. Комнаты без людей»

Мы несем ответственность за свою жизнь, но по закону не можем выбирать, когда ее закончить. Почему?

Это большой вопрос. Христиане скажут, что не нам выбирать, когда умереть, потому что жизнь нам дал бог. Кто-то скажет, что мы не можем решать, потому что жизнь нам дана природой... Но возраст смерти — во многом искусственный, мы постоянно продлеваем жизнь с помощью медицины. Мне 44 года. 120 лет назад, по статистике, я был бы мертв. А сейчас ученые говорят, что люди, которые проживут 150 лет, уже родились. И это вопрос: готовы ли мы к такой долгой жизни. В «Наследии» есть комната мистера Фраковяка. Он нейролог, всю жизнь работал с пациентами со старческой деменцией. Теперь он состарился и сам может сойти с ума. Он сказал: «Я видел своих пациентов. Я видел, как моя мать потеряла контроль над разумом, забыла, кто она, и не понимала, какой сейчас год. И я не хочу, чтобы мое тело продолжало жить, когда мой разум мертв».

А вы боитесь сойти с ума в старости?

Не очень. Я позволяю всему идти своим чередом. Мне интересен новый опыт, я не уверен, что надо избегать ситуаций, которые меня пугают. Но при этом я могу понять Фраковяка. Я хотел включить в «Наследие» героя, который говорил бы о смерти и мозге как ученый, ведь есть много теорий о том, как мы сможем загрузить сознание в интернет и жить в виртуальной реальности.

Вам нравится такая перспектива?

Я не верю в то, что нас можно превратить в искусственный интеллект. Но думаю, что привычное отношение к смерти и ее атрибутам изменилось. Например, потеряли смысл кладбища, потому что члены семей сейчас живут в разных странах и на разных континентах. Я никогда не навещаю могилу матери.

Рубашка, Prada. Пальто, Paul Smith

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Авторы Авторы

Что отвлекает вас от работы, кроме кофе, соцсетей и сигарет?

Numéro, сентябрь'18
Художник осязаемого Художник осязаемого

Якоб Йорданс в ГМИИ им. А.С. Пушкина

Огонёк, сентябрь'19
Изображение чёрной дыры: что на самом деле получили астрономы Изображение чёрной дыры: что на самом деле получили астрономы

Но что мы видим на полученном изображении чёрной дыры

Наука и жизнь, май'19
Honda Civic Honda Civic

Экономический кризис фактически вытеснил «Хонду» с российского рынка

АвтоМир, август'17
Как провести отпуск с пользой для мозга Как провести отпуск с пользой для мозга

Исследования показывают, что отпуск не только приятен, но и полезен для организма: регулярные путешествия снижают риск инфарктов и повышают продолжительность жизни. И хотя неудачная поездка может служить источником стресса, правильно проведенный отпуск способен принести пользу мозгу, сделать жизнь более осмысленной и обеспечить приятными воспоминаниями.

Psychologies, август'17
Знак времени Знак времени

Как стать Принсом

GQ, сентябрь'17
5 ошибок родителей 5 ошибок родителей

Первый класс – испытание не только для детей, но и для их близких

Лиза, август'17
«Из жизни ребенка исчез интересный взрослый» «Из жизни ребенка исчез интересный взрослый»

Как создать школьнику ситуацию развития

Русский репортер, август'17
Запрещать или разрешать? Запрещать или разрешать?

Психолог Дарья Дмитриева – о доверии и контроле в отношениях с ребенком

Домашний Очаг, сентябрь'17
Хулигаан Хулигаан

Esquire записал историю музыканта, умиравшего трижды

Esquire, сентябрь'17
Сеньор Антонио Сеньор Антонио

Мир мог бы и не узнать этого талантливого актера

Cosmopolitan, сентябрь'17
Какая мука! Какая мука!

Так ли ужасен глютен, как его малюют злобные зожники?

L’Officiel, сентябрь'17
Как перестать брать в долг Как перестать брать в долг

Долги — проблема, от которой, и ты сам знаешь это, надо избавляться

Men’s Health, сентябрь'17
Клубный респаун Клубный респаун

Кто и зачем пытается возродить компьютерные клубы

РБК, сентябрь'17
Это шантаж! Это шантаж!

Когда эмоциональным шантажом занимаются те, кто нам близок и дорог

Elle, сентябрь'17
Доброе утро Доброе утро

Начинаем день простой практикой, чтобы успокоить эмоции и не допустить стресса

Yoga Journal, сентябрь'17
Hyundai Creta – Suzuki Vitara Hyundai Creta – Suzuki Vitara

Откуда такая разность потенциалов?

АвтоМир, август'17
Время последних чудес Время последних чудес

Алексей Яблоков — о времени и опыте

GQ, сентябрь'17
Китайская грамота Китайская грамота

Коллекция китайского фарфора

AD, сентябрь'17
Право на интернет Право на интернет

Сеть как поле борьбы за свободу и за тотальный контроль

Русский репортер, август'17
Меня точно уволят… Меня точно уволят…

Страх потерять работу сильно мешает жить и трудиться

Лиза, август'17
Папа Маши и медведя Папа Маши и медведя

Сергей Кузьмин инвестирует в мультипликацию и квантовые технологии

Forbes, сентябрь'17
За баннерной тканью За баннерной тканью

Геннадий Иозефавичус встает на защиту «Моей улицы»

GQ, сентябрь'17
Как сберечь свои деньги? Как сберечь свои деньги?

5 ошибок начинающего инвестора

Лиза, август'17
Неужели я уже старая? Неужели я уже старая?

После наступления климакса, женщина начинает терять привлекательность – это миф!

Лиза, август'17
Повелители мира Повелители мира

О том, как кошки воспользовались людьми, чтобы завоевать планету

GEO, август'17
Я в домике Я в домике

Мария Захарова впервые дает интервью глянцевому журналу

Tatler, сентябрь'17
Растущий интерес Растущий интерес

Звезда фильмов «Призрак» и «Хороший мальчик» Семен Трескунов

Glamour, сентябрь'17
Русский след Русский след

Джеймс Нор­тон про­дол­жа­ет вы­би­рать не­про­стые ро­ли

Vogue, сентябрь'17
Первый из наших Первый из наших

Историю происхождения человека пора переписывать

GEO, сентябрь'17