Жизнь – боль

Ученые раскрывают тайны боли и ищут новые способы борьбы с ней

National GeographicЗдоровье

Жизнь – боль

Ученые раскрывают тайны боли и ищут новые способы борьбы с ней

Текст: Юдиджит Бхаттачарджи

0:00 /
2263.666
Виталий Нападов, нейробиолог из Гарвардской медицинской школы и Массачусетской больницы общего профиля, изучает, как мозг воспринимает боль. Для этого он при помощи электроэнцефалографии регистрирует волновую активность мозга у пациентов с хронической болью в пояснице. Роберт Кларк

Более 30 лет назад, борясь с раком, Том Норрис прошел лучевую терапию паховой области и левого бедра. Рак исчез и больше не возвращался. Но осталась мучительная боль, которая начиналась в бедре и пронзала позвоночник до самой шеи.

Сейчас Норрису 70 лет, и с тех самых пор без боли не обходилось ни одного дня. Порой Том не может встать с кровати. И даже в хорошие дни боль сильно ограничивает его способность передвигаться: он не может выполнить самые простые дела по дому, например вынести мусор. По словам Норриса, иногда болит так сильно, что трудно дышать. «Я как будто тону», – говорит он.

Норрис живет в пригороде Лос-Анджелеса. Этот высокий приветливый человек научился прятать боль под маской спокойствия. Беседуя с ним, я ни разу не видел, чтобы он поморщился.

Вот уже 30 лет Норрис ищет способ облегчить боль. Значительную часть этого времени он принимал фентанил, сильный опиоид, который, по его словам, «как будто накрывал боль толстым одеялом», но при этом «отправлял в отключку». Том обращался к акупунктуре (немного помогла); пробовал и пчелотерапию, и магнитную терапию, и исцеление верой (ничего из этого не сработало). Сейчас Норрис справляется с болью при помощи физиотерапии, которая облегчает движение, и при помощи инъекций стероидов в позвоночник, которые успокаивают его воспаленные нервы.

Миллионы людей во всем мире (только в США 50 миллионов) живут, подобно Норрису, с хронической болью. Причины могут быть разные, от рака и диабета до неврологических нарушений и других заболеваний. Но все эти люди страдают от одного и того же – от нестерпимых ощущений, которые, временами или постоянно, очень мешают им жить. Нередко больные раком, испытывая острую, неутихающую боль после химиотерапии, прерывают лечение и обретают желанный покой в смерти.

После того как в конце 1990-х врачи начали прописывать опиоидные препараты, такие как оксикодон, для облегчения постоянных болей, у сотни тысяч американцев развилась зависимость от этих лекарств: иногда они не только притупляют боль, но и вызывают чувство удовольствия.

Но, несмотря на это, опиоды продолжали использовать, отчасти потому, что заменить их было особо нечем. Никому не удалось разработать новое эффективное обезболивающее.

В США злоупотребление опиоидными анальгетиками – проблема широко распространенная. В 2017 году 1,7 миллиона американцев злоупотребляли разными веществами, но первопричина была одна: назначенные врачом опиоиды. Ежедневно в США около 130 человек умирают от передозировки опиоидами – эта печальная цифра включает смерти, вызванные и рецептурными обезболивающими, и наркотиками, например героином.

Сейчас очень важно разобраться в биологическом механизме боли, чтобы найти более эффективные способы борьбы с ней. Уже достигнут прогресс в понимании того, как болевые сигналы передаются от сенсорных нервов к мозгу и как мозг воспринимает боль. Ученые выясняют, какую роль играют определенные гены в регулировании боли, что позволит объяснить, почему люди по-разному ее переносят.

Эти достижения кардинально меняют взгляд врачей и ученых на боль, и в особенности на хроническую, длящуюся более трех месяцев. Традиционно боль рассматривалась как следствие травмы или заболевания. Однако оказывается, что у многих пациентов она не проходит даже спустя долгое время после устранения первопричины. В таких случаях боль сама становится болезнью.

Остается надеяться, что более глубокое понимание механизмов возникновения боли приблизит человечество к новым методам терапии и к новым, не вызывающим привыкания, препаратам.

Нейробиолог Клиффорд Вулф из Бостонской детской больницы изучает боль 40 с лишним лет. Весьма прискорбно, что ученые и врачи обратили на эту проблему внимание только после того, как она превратилась в «общественную катастрофу», считает он, но, c другой стороны, теперь исследователи получили мощный стимул. «Думаю, в ближайшие годы у нас есть все шансы выйти на новый уровень понимания боли, – говорит Вулф, – и это должно помочь в разработке новых способов лечения».

Чтобы уменьшить боль, Брент Бауэр во время операции играет в игру виртуальной реальности «Снежный мир» (SnowWorld). Хирург-травматолог Реза Фирузабади, работающий в Сиэтле в Медицинском центре Harborview, тестировал эффективность игры, разработанной первопроходцем в сфере применения виртуальной реальности для ослабления боли Хантером Хоффманом из Университета штата Вашингтон. Бауэр упал с третьего этажа и получил многочисленные переломы, в том числе костей таза. Один из стабилизирующих штифтов ему удалили без использования средств виртуальной реальности. По его словам, «было очень больно». А во время удаления второго штифта средства применялись. «Это хорошо отвлекало, – отметил Бауэр, – и боль была намного слабее». Он был участником исследования, авторы которого предполагают, что технологии виртуальной реальности могут снизить необходимость в общей анестезии, тем самым уменьшая риски и затраты. Крейг Катлер

Возможность чувствовать боль – важный дар природы. Благодаря этой врожденной способности мы рефлекторно отдергиваем руку от горячей плиты и знаем, что не стоит ходить босиком по битому стеклу. Боль служит своего рода системой сигнализации и играет важную роль в самосохранении.

«Часовые» в этой системе – особый класс болевых нейронов, ноцицепторы: сами они расположены рядом с позвоночником, а их волокна тянутся до кожи, легких, кишечника и всех остальных органов. Они способны воспринимать разные виды раздражений, будь то ножевой порез, жар расплавленного воска или ожог кислотой. Когда эти клетки распознают какую-то из этих угроз, они посылают электрические сигналы спинному мозгу, который через другие нейроны передает их в мозг головной. А нейроны более высокого уровня в коре головного мозга – который и является пунктом назначения восходящего пути болевых сигналов – ощущают поступившие сигналы как боль.

Как только мозг воспринял боль, он пытается противостоять ей. Нейронные сети в мозге посылают электрические сигналы вниз по спинному мозгу, запуская выработку эндорфинов и других естественных опиоидов. Эти химические соединения блокируют восходящие болевые сигналы, эффективно снижая количество воспринимаемых сигналов.

К 1980-м годам, когда Клиффорд Вулф занялся проблемой боли, ученые уже выстроили общую схему восходящих и нисходящих болевых путей. Еще на практике в хирургическом отделении на Клиффорда сильное впечатление производили страдания пациентов после операции. «Медики преуменьшали значение боли, во многом потому, что не было надежных и эффективных методов ее устранения», – уверен Вулф.

Проводя опыты на лабораторных крысах, он постарался выяснить, как передается информация о боли. В своих экспериментах Вулф регистрировал активность нейронов в спинном мозге животных в ответ на кратковременный нагрев участка кожи. Как и предполагал исследователь, эти нейроны вспыхивали, получая сигналы от ноцицепторов. Но его ждало и неожиданное открытие. После того как участок кожи, несколько раз подверженный высокой температуре, воспалялся, нейроны в спинном мозге приобретали повышенную чувствительность. Они активизировались даже от простого поглаживания в области, смежной с поврежденным участком.

Это означало, что повреждение кожи повысило чувствительность центральной нервной системы – нейроны в спинном мозге начали передавать в головной мозг болевые сигналы, даже когда от периферических нервов поступала информация о безвредном воздействии. Позднее другие ученые обнаружили данное явление – его назвали центральной сенситизацией – и у человека.

На основании работы Вулфа и последующих исследований был сделан поразительный вывод: боль может ощущаться даже при отсутствии какого-либо повреждения, которое бы ее вызывало. Это поставило под сомнение скепсис докторов, считавших, что пациенты, жалующиеся на боль, которую нельзя объяснить никакой видимой патологией, лгут – якобы для того, чтобы их пожалели или дали обезболивающее.

Национальный парк Чу Янг Син во Вьетнаме; биомедик Золтан Такаш, исследователь National Geographic, нашел ядовитого скорпиона, который в ультрафиолете светится голубым. Собирая коллекцию ядов по всему миру, Такаш надеется создать принципиально новые лекарства против боли, которые смогли бы стать достойной заменой опиоидам. Ученым уже удалось создать препарат против хронических болей на основе вещества из яда улиток-конусов, одного из самых смертоносных ядов в мире. Дэвид Гуттенфелдер

Система передачи болевых сигналов может стать сверхчувствительной вследствие травмы – как в случае с крысами, – но она может выйти из-под контроля и без какого-либо воздействия, или же оставаться в усиленном состоянии после того, как повреждение было устранено. Именно это и происходит с пациентами, страдающими нейропатическими болями, фибромиалгией, синдромом раздраженного кишечника и некоторыми другими болезнями. В этих случаях боль – не симптом, а заболевание, вызванное нарушениями в работе нервной системы.

Достижения в сфере выращивания стволовых клеток человека в лабораторных условиях позволили Вулфу и его коллегам выращивать и разные виды нейронов, в том числе ноцицепторы. По словам исследователя, этот прорыв дает возможность тщательно изучить нейроны и установить, в каких условиях они становятся «патологически возбудимыми» и самопроизвольно активизируются.

На искусственно выращенных ноцицепторах Вулф и его коллеги выясняли, почему лекарства для химиотерапии вызывают нейропатическую боль. Подвергаясь воздействию этих препаратов, ноцицепторы становятся более возбудимыми, начинается их распад. Вероятно, это один из факторов, вызывающих невропатию, от которой мучаются 40 процентов пациентов, прошедших химиотерапию.

Другие исследователи обнаружили, что боль – это сложное субъективное явление: она формируется мозгом конкретного человека, который ее испытывает. То, каким образом болевые сигналы в конечном счете преобразуются в болезненные ощущения, может зависеть от эмоционального состояния человека. Сама ситуация, в которой воспринимается боль, способна изменить то, как человек ее чувствует: скажем, боль после усердной тренировки приятна. Другой пример: мы с удовольствием берем еще один кусочек острой пищи, хотя язык горит.

«Человек обладает невероятной способностью изменять обработку поступающих сигналов», – объясняет Айрин Трейси, нейробиолог из Оксфордского университета.

Большую часть научной карьеры Трейси посвятила попыткам разгадать таинственную взаимосвязь между повреждением тканей и болью. «Эта связь весьма нелинейна, и есть много факторов, которые могут укрепить ее, ослабить или даже видоизменить», – рассказывает исследовательница.

В своих экспериментах Трейси и ее коллеги отслеживали активность мозга добровольцев, когда тех укалывали булавкой, оказывали тепловое воздействие на кожу или наносили крем, приправленный капсаицином – жгучим химическим соединением. Опыты показали, что восприятие боли – явление намного более сложное, чем предполагалось. В мозге отсутствует единый болевой центр: в ответ на болезненные воздействия активируется множество разных участков, в том числе и сети, которые также отвечают за эмоции, процессы познания, память и принятие решений.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Шухов. Властелин башен Шухов. Властелин башен

Символ Москвы — Шаболовская башня — встречает юбилей в аварийном состоянии

National Geographic
Джуд Лоу — о «Новом папе», кайфе 40-летних и любимой газировке Соррентино Джуд Лоу — о «Новом папе», кайфе 40-летних и любимой газировке Соррентино

За ответами на волнующие нас вопросы о «Новом папе» мы обратились к Джуду Лоу

РБК
Бактерии наносят ответный удар Бактерии наносят ответный удар

В смертельно опасной устойчивости микробов к антибиотикам виновата эволюция

National Geographic
18 алкогольных игр, чтобы напиться с выдумкой и азартом 18 алкогольных игр, чтобы напиться с выдумкой и азартом

Реестр алкогольных игр растет, а правила усложняются

Maxim
Тайна гибели академика Легасова Тайна гибели академика Легасова

В апреле 1988 года был обнаружен повесившимся Валерий Легасов

Дилетант
Не принимай близко к сердцу! Не принимай близко к сердцу!

Как научиться жить проще

Лиза
20 вещей, которые могут тебе пригодиться в постели 20 вещей, которые могут тебе пригодиться в постели

Объекты и явления, при помощи которых твой секс будет еще великолепнее

Maxim
Сам себе биограф Сам себе биограф

Как Сталин работал над своим житием

Огонёк
Диета долгожителей Диета долгожителей

Этот традиционный рацион помогает избежать многих болезней

National Geographic
Грусть выходного дня Грусть выходного дня

Прислушайтесь к себе, если вы не знаете, как распорядиться свободным временем

Здоровье
Рейтинг брендов Рейтинг брендов

Бренды, которые стали заметны на рынке за год

Forbes
Я свободен Я свободен

Во время длинных каникул родители напряженно думают о том, чем бы занять детей

Добрые советы
Обрести покой Обрести покой

Для многих лучшее лекарство от боли и стресса – древняя практика йога

National Geographic
Квартира со скрытыми объемами, 54 м² Квартира со скрытыми объемами, 54 м²

В этой квартире кухня и спальня спрятаны за деревянными панелями

AD
Восток и его обитатели Восток и его обитатели

В озере Восток под ледовым щитом Антарктиды есть жизнь

Популярная механика
Место силы. Как устроен самый модный район Лиссабона и сколько здесь стоит счастливая жизнь Место силы. Как устроен самый модный район Лиссабона и сколько здесь стоит счастливая жизнь

Forbes Life продолжает рассказывать о самых ярких районах главных мировых столиц

Forbes
Зоопарк внутри нас Зоопарк внутри нас

Тело человека – дом для множества микроорганизмов

National Geographic
Вся правда об аднексите Вся правда об аднексите

Воспаление придатков – любимый диагноз гинекологов

Лиза
Достучаться до небес Достучаться до небес

Заключенный концлагеря угоняет с их секретной военной базы бомбардировщик

Вокруг света
Синьора фортуна Синьора фортуна

Супруга посла Италии объяснила, как очаровать самых серьезных людей Москвы

Tatler
Право на слово «нет» Право на слово «нет»

Хочется сказать «нет», но будто бы само собой получается «да». Знакомо?

Psychologies
Синдром отличной мамы Синдром отличной мамы

Все успевающая мама со счастливым младенцем на руках – иллюзия

Домашний Очаг
Лепота спасет мир Лепота спасет мир

Группа «Фабрика» обрела новую участницу – Марию Гончарук

Maxim
Риски затаились Риски затаились

Справится ли мировая экономика с последствиями спадов в Гонконге и США?

Эксперт
Подарок Гитлеру Подарок Гитлеру

Чтобы вручить этот подарок фюреру германская армия торопилась войти в Сараево

Дилетант
За Батуриной пришли рейдеры: что стоит за объявлением в розыск богатейшей женщины страны За Батуриной пришли рейдеры: что стоит за объявлением в розыск богатейшей женщины страны

Суд Калмыкии в пятницу объявил в розыск богатейшую женщину России Елену Батурину

Forbes
Сергей Мазаев: «Я в оппозиции к идиотизму» Сергей Мазаев: «Я в оппозиции к идиотизму»

Легенде отечественного рока, солисту группы «Моральный кодекс», исполнилось 60

Cosmopolitan
Обри ди Грей: «Медицина может предложить совершенно другое качество жизни» Обри ди Грей: «Медицина может предложить совершенно другое качество жизни»

Почему богатые не смогут жить дольше бедных, а диктаторы — править вечно

РБК
Жасмин Одемар, Audemars Piguet — о семейном бизнесе и часах Code 11.59 Жасмин Одемар, Audemars Piguet — о семейном бизнесе и часах Code 11.59

Интервью с президентом совета директоров Audemars Piguet

РБК
Крис всемогущий Крис всемогущий

Где еще в ближайшее время мы увидим актера Криса Хемсворта

Grazia
Открыть в приложении