По заповедной России

Фотопутешествие от Брянска до Камчатки

National GeographicПутешествия

По заповедной России

«National Geographic Россия» эксклюзивно публикует отрывки из будущей книги фотографа и эколога Игоря Шпиленка «Сто заповедных лет».

Текст и фотографии: Игорь Шпиленок

В ледниковый период стада сагаков паслись на пространстве от Британских островов до Чукотки. Cейчас численность всей калмыцко-астраханской популяции оценивается всего в 3–4 тысячи особей! Если бы не заповедник «Черные земли» в Калмыкии, то, скорее всего, сайгаки в нашей стране исчезли бы…

Путешествие мечты. Путешествие жизни. Маршрут, соединивший два главных для меня места действия – Брянский лес и Камчатку. Между ними – девять часовых поясов, треть окружности земного шара. До недавнего времени я мало где бывал между этими крайними точками на карте моей Родины. И, отправляясь в путешествие, понимал, что это будет не праздная поездка из тщеславного спортивного интереса – пересечь самую большую в мире страну, – а настоящая рабочая фотоэкспедиция, посвященная столетнему юбилею заповедного дела в России.

...Многие меня спрашивали о плане путешествия. Весь мой предыдущий опыт говорит об одном: о вредности плана. Сколько раз в фотопоездках я глубоко сожалел о том, что назначена фиксированная дата отъезда: обычно она, как назло, совпадала с началом самых интересных для съемки моментов, когда так обидно уезжать!

В этот раз моим планом стало отсутствие плана. Была мечта – доехать от Брянского леса до Камчатского полуострова и обратно, нанизывая на маршрут заповедники и национальные парки, и с помощью фотографий рассказать о них как можно большему числу людей. Планов же в этой мечте не было вовсе: не прорабатывался маршрут, не было графика движения, не было жесткого списка заповедников и парков. Фотография – это светопись; откуда мне знать, какой свет будет сегодня вечером, или завтра, или через месяц? Откуда мне знать, сколько часов, дней или недель я буду в нужной точке ждать нужного света? Какого числа зацветут в этом году в южнорусской степи дикие тюльпаны? Сколько дней мне понадобится, чтобы найти на огромных просторах Прикаспийской низменности кочевников-сайгаков, которых осталось всего-то 3–4 тысячи из еще недавно многосоттысячных стад?

Даже в предварительном определении сроков экспедиции я ошибся на целый год: объявил в социальных сетях, что она будет длиться три сезона, а на деле оказалось четыре. В общем, если у вас нет плана, то вы его и не нарушите. Я тут, впрочем, не оригинален; еще Джон Стейбек писал в своем «Путешествии с Чарли в поисках Америки»: «Путешествие – это индивидуальность, двух одинаковых не бывает. И все наши расчеты, меры предосторожности, ухищрения, уловки ни к чему не приводят. После долголетней борьбы становится ясно, что не мы командуем путешествиями, а они – нами».

Сколько себя помню, еще с дошкольных лет, во мне боролись две большие мечты. Первая – жить в избушке на берегу речки и охранять лесную живность вокруг себя, знать «в лицо» каждого зверя, каждое дерево, каждую кочку в соседнем болоте. А второй мечтой был дом на колесах – чтобы в нем путешествовать. Когда друзья по детсаду и школе рисовали самолеты и танки, моя рука выводила фантастические дома на колесах среди лесов и гор, на берегах рек и озер в окружении диких зверей и птиц.

Если не забывать о детских мечтах, то они сбываются. Первую половину жизни я прожил большей частью на лесном кордоне в Брянском лесу, на берегу реки Неруссы. Служил, как мог, своей малой родине, месту, где родился и вырос. Ловил браконьеров, участвовал сначала в организации заповедника «Брянский лес», а потом в его становлении. Должен сказать, что и в то время я никогда не забывал о своей второй мечте. Было дело, даже соорудил брезентовый фургон из простой конной телеги и, словно цыган, по несколько дней путешествовал по болотному и буреломному бездорожью окрестных лесов. Но все те мои путешествия и на лошади (в 1980-х годах), и на вездеходном уазике (в 1990-х) не выходили за радиус 50 километров от дома. Тогда мне этого хватало: я был поглощен заповедными делами в родном Брянском лесу. За его пределы я почти не выезжал, разве что несколько раз в год в Москву по делам да изредка в другие заповедники страны. К концу 1990-х я понял, что заповедник «Брянский лес» уже подрос и вполне может жить без меня. Вот тогда и проснулась во мне тяга к дальним путешествиям.

Эта страсть органично соединилась с еще одной, пришедшей из детства, – занятием фотографией. Так в середине жизни я превратился в фотографа-путешественника, а главной темой моих фотоснимков стала удивительная природа российских заповедников.

За четыре сезона путешествия я не пропустил ни одного погожего рассвета. Река Иля в национальном парке «Алханай», Забайкальский край.

Я как будто опять впал в детство, снова начал рисовать дома на колесах – разные идеи, разные варианты. И вскоре такой дом у меня появился. Его сделали в Нижнем Новгороде на шасси легендарного по проходимости воина и трудяги «ГАЗ-66» – современный вариант с более удобной кабиной. Про себя я его называл тракторомобилем: крейсерская скорость у него чуть выше, чем у трактора, а проходимость – такая же! Сзади моего ГАЗона не грузовой кузов, а небольшой утепленный: 3,5 метра в длину и 2 – в ширину. Свое экспедиционное жилье я оборудовал не без комфорта: удобная широкая кровать, рундуки для припасов, шкаф, кухонный стол с газовой плитой. На переднем бампере вездехода я поставил мощную электрическую лебедку, которую не раз пришлось испытывать на прочность, вытягивая свою и чужие машины из болот или придорожных кюветов. На крыше фургона кроме запасного колеса можно было поместить пластиковую или резиновую лодку, велосипед и разобранные скрадки для наблюдений за животными.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Большие проблемы от мелкого мусора Большие проблемы от мелкого мусора

Недавно появившиеся на свет мальки питаются кусочками пластикового мусора

National Geographic, июнь'19
Средиземноморское утро Средиземноморское утро

Парижская фэшн-модель Элиза Мелиани

Playboy, июнь'19
Поколение X Поколение X

Как жить в одном мире с представителями поколения Икс?

GQ, январь'18
В кейптаунском порту В кейптаунском порту

Кейптаун стал центром современного африканского искусства

Vogue, январь'18
Крафтовые гонки Крафтовые гонки

Роман Русинов остановился на гонках на выносливость

Men’s Health, январь'18
Кафе, корпоратив и домашние застолья Кафе, корпоратив и домашние застолья

Как не набрать вес в праздники?

Домашний Очаг, январь'18
Хорошо устроились Хорошо устроились

Открытый брак — способ разделить постель без раздела имущества

Tatler, декабрь'17
Где мои подарки? Где мои подарки?

Праздник – это подарки, но что делать, если их становится слишком много?

Домашний Очаг, декабрь'17
Subaru XV Subaru XV

Сдобрен ли крепкий коктейль субариста банальным качеством

АвтоМир, ноябрь'17
Хью его знает Хью его знает

Артемий Троицкий — о своем самом знаменитом начальнике Хью Хефнере

GQ, декабрь'17
Как полюбить себя, приняв свое тело Как полюбить себя, приняв свое тело

Мы не можем любить и быть любимыми, пока не научимся принимать себя. Не так просто убрать фальшивые маски, принять своих близких и найти тех, кто ценит нас такими, какие мы есть. Как научиться любить себя или вернуть эту любовь, если она была потеряна?

Psychologies, ноябрь'17
Асланбек Джалиев Асланбек Джалиев

Основатель продюсерского агентства Famely

GQ, декабрь'17
Анекдот с бородой Анекдот с бородой

Джейсон Момоа спешит спасать мир в новом образе — супергероя Аквамена

Vogue, декабрь'17
Пират и его женщины Пират и его женщины

Вспоминаем романы актера Джонни Деппа

Лиза, ноябрь'17
Зеленый сигнал Зеленый сигнал

Семья бизнесменов строит один из крупнейших жестких дискаунтеров «Светофор»

Forbes, декабрь'17
Дет Мороз Дет Мороз

Как сделать так, чтобы и взрослые были сыты, и подростки целы и довольны жизнью?

Добрые советы, декабрь'17
Я и мое благоустройство Я и мое благоустройство

О том, что бывает, когда вы доверяете государству все решать за вас

GQ, декабрь'17
Громче, чем бомбы Громче, чем бомбы

Женщина года — Светлана Лобода

Glamour, декабрь'17
Мистер Армани Мистер Армани

А есть ли счастье?

The Rake, октябрь'17
Топ-10 подкастов по версии SNC Топ-10 подкастов по версии SNC

Подкаст — регулярная аудиопередача. Дико модная вещь

SNC, декабрь'17
Фантастические твари и где они обитают Фантастические твари и где они обитают

Главный аниматор «Звездных войн» рассказывает, как придумал свинобегемота

Esquire, декабрь'17
Идет на опережение Идет на опережение

Телезвезда года — Регина Тодоренко

Glamour, декабрь'17
Так ли надежна биометрия? Так ли надежна биометрия?

Можно ли обойти проверку отпечатков пальцев или сканирование глаза?

CHIP, декабрь'17
Сейчас я не чувствую себя свободной, и это прекрасно Сейчас я не чувствую себя свободной, и это прекрасно

Интервью с Еленой Подкаминской

Добрые советы, декабрь'17
Долгое утро Долгое утро

Аня Старшенбаум: «Я снимусь, но с условием: это будет эротическая фотосессия!»

Maxim, декабрь'17
У-вэй: философия ничегонеделанья У-вэй: философия ничегонеделанья

У-вэй – это особая категория даосизма, которая подразумевает невмешательство в естественный ход вещей. Эту философию еще называют искусством созерцательной пассивности, недеяния или «ничегонеделания». Как ее принципы могут помочь человеку в современной жизни?

Psychologies, ноябрь'17
Электрошок Электрошок

Неконтролируемое развитие электротранспорта грозит безопасности городской среды

АвтоМир, ноябрь'17
Кардио или силовая? Кардио или силовая?

Даем ответ здесь!

Men’s Health, декабрь'17
Принц на белом коне Принц на белом коне

Алексей Фролов построил посреди донской степи курорт

Tatler, декабрь'17
Поколение на горошине Поколение на горошине

Такие ранимые и вместе с тем такие агрессивные

Maxim, декабрь'17