Новый шанс для Мозамбика

Природа в национальном парке Горонгоcа постепенно восстанавливается

National GeographicПрирода

Новый шанс для Мозамбика

Природа в национальном парке Горонгоcа, едва не уничтоженная за годы гражданской войны, восстанавливается. Однако будущее зверей и птиц зависит от благополучия людей, живущих на сопредельных землях.

Текст: Дэвид Куаммен. Фотографии: Чарли Хэмилтон Джеймс

Слон тянется за сочным ужином. Очень и очень многих его сородичей в этом мозамбикском парке истребили: деньги от продажи слоновой кости до 1992 года – все 15 лет, что бушевала гражданская война – шли на закупку оружия. Теперь браконьерам поставлен заслон, и популяция гигантов восстанавливается.

Теплым ноябрьским утром в конце сезона засухи черно-красный вертолет Bell JetRanger держал курс на восток – над саванной национального парка Горонгоса в Мозамбике.

Майк Пинго, опытный пилот родом из Зимбабве, вел машину, Луи ван Вик, специалист по отлову диких животных из ЮАР, сидел у правого борта, наполовину высунувшись наружу и сжимая в руках длинноствольное ружье, заряженное дротиком с транквилизатором. Позади Майка устроилась Доминик Гонсалвес – молодой мозамбикский эколог, она отвечает в парке за слонов, а их сегодня в Горонгосе обитает более 650.

Численность исполинов сильно выросла по сравнению с периодом гражданской войны 1977–1992 годов, когда большинство этих хоботных было уничтожено ради слоновой кости и мяса (доход от продаж направлялся на закупку оружия и боеприпасов). Чтобы отслеживать ситуацию в восстанавливающейся популяции, Доминик хотела пометить ошейником с GPS-маячком каждую самку-матриарха. Гонсалвес выбрала животное в группе, быстро перемещавшейся по пальмовому островку, и Майк снизился, насколько позволяли деревья. Десять слонов – взрослые самки, прятавшиеся за ними детеныши и уже окрепшие слонята, державшиеся неподалеку, – пытались убежать от грохота винтов. Луи пришлось стрелять с большего, чем он привык, расстояния, но выпущенный дротик все же угодил прямо в правое бедро выбранной слонихи.

Национальный парк Горонгоса раскинулся на 4000 квадратных километров горных отрогов, лесистого плато, крутых каньонов, саванны и болот в южной части Восточно-Африканской рифтовой долины. Останцы Бунга – древние вулканические породы, уцелевшие после эрозии вмещающих менее стойких отложений – разбросаны среди лесов.

Майк посадил машину, и Доминик с Луи по утоптанной траве стали пробираться к усыпленному гиганту. Вскоре подоспела наземная бригада, доставив оборудование потяжелее, помощников и вооруженного рейнджера. Доминик вставила небольшую палочку-распорку в хобот слонихи, чтобы та могла беспрепятственно дышать. Животное начало громко храпеть. Один из техников взял кровь на анализ из вены в левом ухе, другой помогал Луи закрепить ошейник на слоновьей шее. Тем временем Доминик, надев медицинские перчатки, взяла образец слюны из пасти животного, а также ректальную пробу и упаковала все в пробирки. Затем она нацепила длинный пластиковый рукав на левую руку и сунула ее в прямую кишку слонихи, вытащив оттуда пригоршню волокнистых красновато-желтых экскрементов. Анализ данного образца поможет определить, чем питается животное. Огромный бок слонихи мерно поднимался и опускался в такт издаваемому хоботом трубящему храпу.

«Луи, можешь сказать, беременна ли она?» – спросила Доминик. «Скоро рожать», – ответил тот, указывая на сочившееся из набухших сосков молоко.

Рост популяции слонов – не единственная хорошая новость в парке Горонгоса. Численность большинства крупных животных, таких как львы, африканские буйволы, бегемоты и антилопы гну, существенно выросла по сравнению с 1994 годом – через два года после окончания войны цифры были весьма печальные. В области охраны природы, где большинство показателей вызывают лишь чувство безысходности, столь впечатляющий успех случается редко.

Луи закрепил ошейник, а Доминик упаковала собранные образцы. Затем Луи сделал «укол пробуждения» в ушную вену, и группа исследователей удалилась на безопасное расстояние. Через минуту-другую слониха встала, встряхнула головой спросонья и поспешила к сородичам. Данные с ошейника позволят Доминик и ее коллегам понять, куда слоны перемещаются, и оповестить фермеров, когда группа пересечет границу парка и направится к их полям, чтобы люди приняли меры по спасению посевов.

За годы гражданской войны гиеновые собаки в Горонгосе были полностью уничтожены. С ростом численности травоядных в парке возникла потребность в хищниках. Стая из 14 гиеновых собак, завезенных из ЮАР и выпущенных в 2018 году, помогает поддерживать баланс хищников и травоядных в экосистеме.

Именно такой подход заложен в проекте по восстановлению Горонгосы, с 2004 года реализуемом правительством Мозамбика в партнерстве с американским фондом Карра. Идея проста: чтобы популяции слонов, бегемотов и львов в парке процветали, нужно приложить все усилия для процветания людей, живущих по соседству.

Раскинувшийся в долине реки на юге Восточно-Африканской рифтовой системы парк Горонгоса охватывает саванны, лесные массивы и большой водоем – озеро Урема. Когда-то здесь был охотничий заказник – португальское колониальное правительство основало его в 1921 году для спортивной охоты, отселив местных жителей. В 1960-м, когда территория получила статус национального парка, здесь обитали около 2200 слонов, 200 львов и 14 тысяч африканских буйволов, а также бегемоты, зебры, антилопы гну, импала, канна и другие знаковые представители африканской фауны.

Однако удаленность парка сыграла с ним злую шутку. В течение 15 лет разрушительной гражданской войны, охватившей страну вскоре после обретения независимости в 1975 году, Горонгоса служил убежищем для правых сил RENAMO (Resistencia Nacional Mocambicana, «Мозамбикского национального сопротивления») – повстанческих формирований, получавших военную поддержку от соседних Родезии (нынешней Зимбабве) и ЮжноАфриканской Республики. Когда на борьбу с ними прибыли правительственные силы, административные здания попали под ракетный обстрел, а в саванне началась кровавая резня. Слонам устроили настоящую бойню, тысячи зебр и других крупных животных убивали ради мяса, а то и просто так – чтобы позабавиться. Лишь в 1992-м наступило перемирие, но браконьеры продолжали охотиться, а жители окрестных земель принялись ставить капканы для отлова последних пригодных в пищу зверей. К концу XX века парк Горонгоса оказался почти полностью опустошен.

Жасинта Сайнет Микиросси готовит на костре у своего дома. Десятилетиями семьи на горе Горонгоса едва сводили концы с концами, вырубая лес под посевы кукурузы – главной культуры региона. Теперь Жасинта и ее соседи участвуют в новом проекте парка: выращивая кофе на продажу, они попутно помогают вернуть на горные склоны местные породы деревьев.

На соседних землях было не лучше: в буферной зоне парка проживало около 100 тысяч человек – по большей части семьи, растившие кукурузу и едва сводившие концы с концами. Их дети не получали необходимого образования, у них не было доступа к медицинским услугам. С истощением земель урожайность кукурузы падала, и фермеры стали распахивать новые участки, оставляя на старых пепелища.

В итоге земледельческая экспансия, начавшаяся у подножия горы Горонгоса – гранитной громады, возвышающейся на 1863 метра над западной оконечностью парка, – распространилась на более высокие влажные участки. Склоны, когда-то покрытые плотными дождевыми лесами, которые служили источником влаги для реки Вандузи, несущей воды в парк и питающей долину, к началу XXI века оказались в проплешинах – пострадала не только гора, но и буферная зона площадью 5,4 тысячи квадратных километров.

Всю серьезность ситуации осознали лишь в 2004 году, когда президент Мозамбика Жоакин Чиссано по приглашению американца Грега Карра выступил с лекцией в Гарвардском университете.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Чем больше нос, тем лучше носач Чем больше нос, тем лучше носач

Зачем носачам такие большие носы?

National Geographic, апрель'19
Нашествие ужей Нашествие ужей

Раньше в местах, где прошло моё детство, я не видел ужей

Наука и жизнь, июль'19
Райская птица Райская птица

Американская Playmate Нерейда Берд (Nereyda Bird) вся состоит из противоречий

Playboy, август'19
Трехглазая змея: уникальная находка в Австралии Трехглазая змея: уникальная находка в Австралии

«Одна голова - три глаза» – беспрецедентное явление среди змей

National Geographic, май'19
В России разработан телефон с квантовым шифрованием. Его цена 30 миллионов рублей В России разработан телефон с квантовым шифрованием. Его цена 30 миллионов рублей

Давай попробуем понять, что за зверь такой, этот квант безопасности

Maxim, май'19
Нет талии? Платите штраф! Нет талии? Платите штраф!

Роспотребнадзор заинтересовался идеей ввести штрафы на объем талии больше 90 см

Лиза, май'19
Летняя смена Летняя смена

Если ты решилась отправить ребенка на отдых в лагерь, волнений не избежать

Лиза, май'19
Жатва Гиппократа Жатва Гиппократа

Что нового в медицине в последние 20 лет начавшегося века

Maxim, июнь'19
Сухие факты Сухие факты

Косметологи готовы сделать так, чтобы дезодоранты вам больше не понадобились

Glamour, июнь'19
Спецслужбы втянули в «Югру» Спецслужбы втянули в «Югру»

Алексей Хотин дал показания против главы банковского отдела ФСБ

РБК, май'19
Красиво жить! Красиво жить!

Нати Ко делится с Grazia своими мыслями

Grazia, май'19
Закон о тишине: запреты и штрафы для водителей Закон о тишине: запреты и штрафы для водителей

Депутаты предлагают утвердить региональные законы о тишине на федеральном уровне

АвтоМир, май'19
Заверните с собой Заверните с собой

Стефан Брайтвизер обокрал двести музеев

GQ, июнь'19
Почему все хотят именно часы с автоподзаводом? Почему все хотят именно часы с автоподзаводом?

Automatic – слово, способное набить цену вашим наручным часам

GQ, май'19
Объемные чертежи Джона Перальты Объемные чертежи Джона Перальты

Джон Перальта делает «взорванные чертежи», разбирая на части легендарные объекты

Популярная механика, июнь'19
Next Level Next Level

Журналист Ирина Муромцева будила всю страну, когда была ведущей «Утра России»

OK!, май'19
Терпение и труд Терпение и труд

Дизайнеры Жак Бек и Артур Миранда и дом их мечты

AD, июнь'19
Россия вошла в топ-20 самых посещаемых стран мира в 2018 году Россия вошла в топ-20 самых посещаемых стран мира в 2018 году

В прошлом году РФ посетили 24,6 млн иностранных туристов

National Geographic, май'19
На два голоса На два голоса

Эта тбилисская кВартиНа — мечта о переезде в небольшой южный город насовсем

Seasons of life, март'19
Следуй за мной Следуй за мной

О чем бы писал Пушкин и какие места советовал посетить, если бы был блогером

Лиза, июнь'19
Александр Гудков Александр Гудков

100 % безудержного юмора

Glamour, июнь'19
На Волге поймали воблу-гиганта На Волге поймали воблу-гиганта

Рыбаки волжского колхоза им. Ленина поймали рекордно большую воблу

National Geographic, май'19
Безумно благодарна за все, что у меня есть Безумно благодарна за все, что у меня есть

Интервью с актрисой Елизаветой Боярской

Добрые советы, июнь'19
​​​​Мы оглянулись посмотреть ​​​​Мы оглянулись посмотреть

Как за 25 лет в нашей стране изменились стандарты красоты и отношение к ЗОЖ

Cosmopolitan, июнь'19
Джентльмены предпочитают блондинок. 9 мифов о Мэрилин Монро Джентльмены предпочитают блондинок. 9 мифов о Мэрилин Монро

Биография секс-символа Голливуда обросла легендами

Вокруг света, июнь'19
Где похоронен Человек-слон? Новая версия Где похоронен Человек-слон? Новая версия

Джозеф Меррик был погребён там же, где и жертвы Джека-Потрошителя

National Geographic, май'19
Шейлин Вудли: Нестандартная Шейлин Вудли: Нестандартная

Вудли чувствовала, что оказалась в тупике и настал момент «валить из Голливуда»

Караван историй, июнь'19
Химия через алхимию Химия через алхимию

В Средние века колоссальный вклад в изучение элементов и веществ внесли алхимики

Дилетант, июнь'19
Сносное жилье Сносное жилье

Как устроена московская реновация и кто уже зарабатывает на ней миллиарды

Forbes, июнь'19
14 шагов к мышечной массе 14 шагов к мышечной массе

Как набрать мышечную массу с нуля

Men’s Health, июнь'19