Мир без мусора

Возможно ли создать циклическую экономику?

National GeographicОбщество

Мир без мусора

Невероятной кажется сама мысль о мире без мусора. Но идея циклической экономики, где ресурсы используются бережно, а сырье перерабатывается снова и снова, привлекает и представителей бизнеса, и экологов. Возможно ли создать такую экономику? И есть ли у нас выбор?

Текст: Роберт Канзиг. Фотографии: Лука Локателли

Энергия. Контейнер для отходов на новом мусоросжигательном заводе в Копенгагене вмещает 22000 тонн. Манипуляторы кранов автоматически перемешивают мусор, чтобы он лучше сгорал. Большую часть пространства внутри завода занимает оборудование для очистки дыма. Мусоросжигательный завод, на котором отходы сгорают без остатка и при этом вырабатывается энергия, – гораздо лучше, чем свалка; но цель циклической экономики – положить конец мусору благодаря полному отсутствию отходов.

В АМСТЕРДАМЕ я встретился с человеком, который открыл мне глаза на обмен веществ человечества – мощные потоки сырья и готовой продукции, потребление которых приводит к впечатляющим достижениям и разрушительным последствиям.

Свежим осенним утром неподалеку от Остерпарка я сидел в кирпичном доме, возведенном сто лет назад, когда нидерландцы еще вывозили кофе, нефть и каучук из своей колонии Индонезии. В то время здесь располагался Институт исследований колоний. Сейчас здесь находится организация Circle Economy, в которой трудится аналитик Марк де Вит.

Марк развернул передо мной схему – он называет ее «рентгеновским снимком мировой экономики». В отличие от природных экосистем, которые функционируют по принципу круговорота – из почвы растут растения, ими питаются животные, чьи экскременты затем удобряют почву, – промышленная экономика в значительной степени линейна. На схеме толстыми цветными потоками слева направо перетекали четыре вида сырья: минералы, руды, ископаемое топливо и биомасса; эти потоки, разделяясь и пересекаясь, становились готовыми продуктами, которые удовлетворяют человеческие потребности. Песок использовался для строительства бетонных зданий. Руда превратилась в корабли и автомобили. За год мы собрали 20,1 миллиарда тонн биомассы в виде урожая на полях. Ископаемое топливо двигало наши машины, согревало нас и превращалось в самые разные товары, в том числе в пластик. Всего в 2015 году в экономику влилось 92,8 миллиарда тонн сырьевых ресурсов.

То, что происходит после удовлетворения наших потребностей, и представляет собой проблему. Де Вит указал на серую дымку справа на схеме. Эта серая дымка – отходы.

Он пояснил, что в 2015 году примерно две трети всего извлеченного сырья утекло у нас сквозь пальцы. Более 61 миллиарда тонн ресурсов, добытых с таким трудом, было потеряно. В реки и океаны унесло азотные и фосфорные удобрения, вымытые из почвы. Треть всех продовольственных продуктов сгнила, в то время как тропические леса Амазонии вырубались ради дальнейшего повышения объемов сельхозпроизводства. Подумайте о любой экологической проблеме – весьма вероятно, что она окажется как-то связана с отходами. В том числе и проблема изменений климата: при сжигании ископаемого топлива в атмосферу выбрасываются отходы – углекислый газ.

В этой, не самой стройной, схеме тем не менее ясно читалось: чтобы и дальше жить припеваючи на Земле, мы должны сделать одно – покончить с расточительностью. Де Вит указал на тонкую стрелку, проходившую справа налево внизу: она представляла все то сырье, которое удалось сохранить благодаря вторичной переработке, компостированию и так далее. Всего 8,4 миллиарда тонн – 9 процентов от входящего потока ресурсов.

Разрыв между объемом использованных и повторно использующихся ресурсов, о котором де Вит и его коллеги рассказали на Всемирном экологическом форуме в Давосе в 2018 году, – явление относительно новое. Оно восходит к XVIII веку, когда началось промышленное использование ископаемого топлива. До того большая часть работ выполнялась при помощи чистой физической силы – людей или животных. Сельское хозяйство, производство товаров, их транспортировка были очень трудоемки, поэтому и ценились они высоко. Физическая энергия человека не беспредельна, и это обстоятельство ограничивало ту степень влияния, которое мы могли оказывать на планету. Сопутствующее ограничение: большинство людей вынуждены были жить в бедности.

Все изменила возможность использовать дешевую ископаемую энергию – добывать сырье, доставлять его на фабрики и затем распространять готовые товары. Этот процесс продолжает набирать обороты. За последние полвека население планеты выросло в два с лишним раза, а объемы сырья в мировой экономике увеличились более чем втрое.

«Мы почти достигли пределов», – подчеркивает де Вит.

На протяжении всего этого полувека экологи говорят о пределах роста. Но в идее циклической экономики заложено иное. Она представляет собой набор стратегий: одни известны давно (например, принципы сокращения потребления, повторного использования и переработки), другие – новые (как, скажем, идея брать вещи напрокат, вместо того чтобы приобретать их). Вместе эти стратегии должны изменить глобальную экономику и ликвидировать отходы как понятие. Цель циклической экономики – не остановить рост, а восстановить гармонию между природой и человеческой деятельностью и тем самым дать возможность для дальнейшего роста. Янез Поточник, комиссар ЕС по окружающей среде, называет это «процветанием в мире ограниченных ресурсов».

Идея такой экономики набирает популярность, особенно в Европе. Евросоюз вкладывает в стратегию миллиарды. Нидерланды пообещали сделать свою экономику циклической к 2050 году. В Амстердаме, Париже и недавно покинувшем ЕС Лондоне – везде уже есть планы по такому переходу. На мой вопрос, достижима ли циклическая экономика, Уэйн Хаббард, глава Лондонского совета по отходам и вторичной переработке, ответил: «Она обязана быть достижимой».

Есть человек, который уверен, что циклическая экономика возможна – это американский архитектор Уильям Макдонах. В 2002 году совместно с немецким химиком Михаэлем Браунгартом он выпустил книгу «От колыбели до колыбели» (From Cradle to Cradle). Авторы утверждают, что производство и экономические процессы могут быть продуманы таким образом, чтобы все отходы становились материалом для чего-то нового. Перед тем как отправиться в Европу, я навестил офис Макдонаха в Шарлотсвиле (штат Виргиния). И смог задать беспокоящий меня вопрос: а вдруг этот мир без отходов, о котором столько говорят, – всего лишь голубая мечта?

«Мечта, без сомнений, – ответил Макдонах. – Но она необходима, чтобы двигаться вперед. Вспомните слова Лейбница».

Я мало что помнил об этом философе.

«Лейбниц говорил: “Если это возможно, следовательно, это существует”. А я так скажу: “Если мы можем это осуществить, следовательно, это возможно”», – пояснил Уильям.

Тавтология? Мудрость? Лейбниц правда такое говорил? В любом случае, любопытно. Вскоре после нашей встречи я забрал из ремонта свой старый чемодан на колесиках (очень в духе новых идей) и отправился на поиски доказательств возможности существования циклической экономики.

Металлы

ПЕРВЫЕ СБОИ, КОТОРЫЕ ЧЕЛОВЕК ВНЕС в природный цикл, случились задолго до промышленной революции XVIII века. Древние римляне создали первую канализацию – вредоносную для природы. Отходы отправлялись по каналам в реки, вместо того чтобы вернуться в поля, где – это подтвердит вам любой, кто разбирается в круговороте веществ, – они и должны бы оказаться.

Но те же римляне стали заниматься и вторичной переработкой – они переплавляли бронзовые статуи покоренных народов в оружие. Медь всегда была в центре внимания переработчиков – в отличие от сточных вод, она в дефиците и высоко ценится.

На клумбе во дворе медеплавильного завода Aurubis в Люнене, в Рурском регионе на западе Германии, стоит большой бюст Ленина – память о множестве его бронзовых статуй, которые свозили на переплавку со всей Восточной Германии после воссоединения страны в 1990 году. Aurubis – крупнейший переработчик меди в мире.

Медь, в отличие от пластика, можно пускать в дело сколько угодно раз без потери качества. Завод по-прежнему перерабатывает медный лом, состоящий в основном из труб и кабелей, но ему пришлось приспособиться и к отходам с намного меньшим содержанием металлов. Заместитель директора Aurubis Детлеф Лейзер рассказал, что после перехода от захоронения мусора к использованию мусоросжигательных установок на завод стало поступать много шлака с содержанием частиц металла – из-за того, что кто-то, например, выбросил мобильный телефон в обычный мусорный контейнер, а не в контейнер для переработки.

Вместе с Хендриком Ротом, менеджером по вопросам окружающей среды, я наблюдал, как экскаватор ковш за ковшом высыпал обломки электронных устройств, в том числе ноутбуков, на покатый транспортер, который вез их к измельчителю – это первый из более чем десятка этапов сортировки. На одном участке по транспортеру мимо нас пронеслись обломки печатных плат величиной с ладонь. Часть из них упала в общую кучу, а часть, словно сама того захотев, перепрыгнула на ленту вверху. Рот объяснил: система камер определяет, содержится ли в обломке металл, и, если его там нет, в нужный момент снизу подается воздушная струя.

Полученный алюминий и пластик завод продает компаниям из соответствующих отраслей, а медь отправляется в его собственные печи.

Согласно докладу ООН за 2017 год, переработке подвергается примерно пятая часть всех электронных отходов. Aurubis получает отходы даже из США. «Я удивляюсь, почему страна со столь высоким уровнем промышленного развития отказывается от таких ресурсов, – недоумевает Рот. – Они упускают миллиарды долларов».

Ситуация с медью иллюстрирует общую проблему: возможности даже самой интенсивной переработки не безграничны. В Aurubis переработанная медь составляет лишь треть от всего используемого в производстве сырья – остальное по-прежнему добывается в рудниках. За последние полвека мировое производство меди увеличилось в четыре раза и продолжает расти. Для технологий, которые нам нужны, чтобы отказаться от ископаемого топлива, требуется много меди: для производства одной ветротурбины необходимо около 30 тонн металла.

«Спрос растет, – подтверждает Лейзер. – Переработкой его удовлетворить не получится». Для циклической экономики понадобятся другие стратегии.

Одежда

МЫ ВСТРЕТИЛИСЬ С ЭЛЛЕН МАКАРТУР в штабквартире ее фонда на острове Уайт. В 2005 году 28-летняя Эллен успешно завершила одиночное кругосветное плавание на 23-метровом тримаране, установив рекордное время – чуть более 71 суток. Это плавание изменило ее навсегда: побывав одна в океане с запасом провианта на 72 дня, Эллен вернулась домой с глубоким осознанием проблемы ограниченности ресурсов.

Макартур оставила парусный спорт и создала организацию, которая уже сделала больше любой другой для продвижения идей циклической экономики, предлагая ряд стратегий (см. схему на странице 107). Лучшая идея – самая простая: тратьте меньше, используя вещи как можно дольше.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

P.S. Я себя люблю P.S. Я себя люблю

Носить то, что нравится, есть то, что любишь, быть собой — разве не это счастье

Вокруг света
Нужен ли России сильный и властный руководитель? Вопрос дня Нужен ли России сильный и властный руководитель? Вопрос дня

Три четверти соотечественников считают, что России требуется сильный лидер

СНОБ
Смех зверей Смех зверей

Посмеяться любят многие: и обезьяны, и дельфины, и даже грызуны

Вокруг света
Попробуйте повторить эту прическу Майкла Кейна Попробуйте повторить эту прическу Майкла Кейна

В 1970-е годы Майкл Кейн очень классно укладывал волосы

GQ
Человек, который слишком много знал: 9 мифов об Альфреде Хичкоке Человек, который слишком много знал: 9 мифов об Альфреде Хичкоке

Правда и мифы о мастере саспенса

Вокруг света
Emma Roberts Emma Roberts

У Эммы Робертс есть все шансы стать большой звездой

Elle
Пот, кровь, слёзы и крест Пот, кровь, слёзы и крест

В конце XI века десятки тысяч людей отправились освобождать Иерусалим

Дилетант
Лучшие друзья девочек — виртуальные алмазы. Гид для родителей по соцсети Likee Лучшие друзья девочек — виртуальные алмазы. Гид для родителей по соцсети Likee

Likee сделано для лиц старше 16 лет, оно известно как «TikTok для маленьких»

СНОБ
Наедине с волками Наедине с волками

Тридцать часов со стаей полярных волков

National Geographic
Воспоминания внука Константина Рокоссовского о деде Воспоминания внука Константина Рокоссовского о деде

Журналистка Ариадна Рокоссовская написала книгу «Утро после Победы»

СНОБ
Используй ложку и телефон: 20 способов доставить себе удовольствие Используй ложку и телефон: 20 способов доставить себе удовольствие

Двадцать разных способов мастурбации на любой вкус и цвет

Cosmopolitan
Последний рубеж: что делать женщине-CEO, когда она достигла вершины карьеры Последний рубеж: что делать женщине-CEO, когда она достигла вершины карьеры

Дальнейшая карьера – болезненный вопрос для женщин-генеральных директоров

Forbes
Кризис, к которому мы готовы Кризис, к которому мы готовы

Первые оценки нефтяного кризиса оказались сильно преувеличенными

Эксперт
Мы еще повоюем: стоит ли бороться за любовь Мы еще повоюем: стоит ли бороться за любовь

Все уже привыкли к мысли, что отношения – это сложно и над ними нужно работать

Cosmopolitan
Яйцо высшей категории Яйцо высшей категории

Мистика и символика пасхального яйца — писанки

Вокруг света
5 самых грозных боевых топоров 5 самых грозных боевых топоров

Какие топоры завоевали себе славу и были наиболее популярны у воинов

Популярная механика
«Мир стал более жесток к женщинам». Главная писательница Израиля о том, почему быть хорошей матерью уже недостаточно «Мир стал более жесток к женщинам». Главная писательница Израиля о том, почему быть хорошей матерью уже недостаточно

Израильская писательница №1 об антисемитизме, косых взглядах и любви к детям

Forbes
Кристофер Бакли: Охотник за судьями Кристофер Бакли: Охотник за судьями

«Сноб» публикует первую главу романа

СНОБ
«Соня из 7-го Буээ» Алексея Олейникова и Тимофея Яржомбека — рэп-комикс о буллинге «Соня из 7-го Буээ» Алексея Олейникова и Тимофея Яржомбека — рэп-комикс о буллинге

Это рэп-комикс о буллинге, настоящая поэма, высмеивающая школьные порядки

Esquire
Мой остров больше Мой остров больше

У сестры Ричарда Брэнсона тоже есть частный райский остров

Tatler
Кивать, воровать и молиться: легко ли выходцу из России начать свой бизнес на Сицилии Кивать, воровать и молиться: легко ли выходцу из России начать свой бизнес на Сицилии

Некоторые особенности сицилийской национальной бюрократии

Forbes
Что происходит с мозгом, когда ты переживаешь из-за денег: 5 опасных последствий Что происходит с мозгом, когда ты переживаешь из-за денег: 5 опасных последствий

Может, после этих новостей ты изменишь свое отношение к деньгам

Playboy
Анти-Грета: в Германии появилась противница климатического алармизма Анти-Грета: в Германии появилась противница климатического алармизма

Наоми Зайбт, в противоположность Грете Тунберг, отрицает серьезность кризиса

РБК
«Кролик ДжоДжо» Тайки Вайтити — комедия о мальчике и его воображаемом друге Гитлере. Рассказываем, почему она достойна «Оскара» «Кролик ДжоДжо» Тайки Вайтити — комедия о мальчике и его воображаемом друге Гитлере. Рассказываем, почему она достойна «Оскара»

Комедия про мальчика из нацистской Германии, у которого есть воображаемый друг

Esquire
10 главных продавцов Рунета. Рейтинг Forbes 10 главных продавцов Рунета. Рейтинг Forbes

Рейтинг крупнейших продавцов товаров и услуг в Рунете

Forbes
«Никогда, редко, иногда, всегда»: на «Берлинале» показали подростковую драму про аборт «Никогда, редко, иногда, всегда»: на «Берлинале» показали подростковую драму про аборт

О работе режиссера Элизы Хиттман — драме о девушке, собирающейся сделать аборт

Forbes
Этот бесплатный, бесплатный сыр: 6 виртуозных маркетинговых приемов в истории Этот бесплатный, бесплатный сыр: 6 виртуозных маркетинговых приемов в истории

Маркетинг придумал множество способов заменить твои деньги в ловушку

Maxim
Владислав Миллер: «Терпеть не могу безделье» Владислав Миллер: «Терпеть не могу безделье»

Владислав Миллер объяснил, почему не любит выходные

Grazia
Княгиня или актриса? Удивительные факты о трагической судьбе Грейс Келли Княгиня или актриса? Удивительные факты о трагической судьбе Грейс Келли

Грейс Келли - одна из легендарных актрис, которая затем стала княгиней Монако

Cosmopolitan
ELLE тренд ELLE тренд

Клэр Лаффут — об арт-проекте мечты и любимых маршрутах в Париже

Elle
Открыть в приложении