Красота: перезагрузка

Сила соцсетей и экономика мира моды способствуют зарождению новой культуры

National GeographicМода

Красота: перезагрузка

Сила соцсетей и экономика мира моды способствуют зарождению универсальной культуры, признающей за каждой женщиной право быть прекрасной.

Текст: Робин Гиван. Фотографии: Ханна Рейес Моралес

Халима Аден сломала стереотипы, облачившись в хиджаб на обложке британского Vogue и спецвыпуска Sports Illustrated за 2019 год, посвященного купальникам. Фотограф запечатлел, как ей наносят макияж на Неделе скромной моды в Стамбуле. Аден родилась в Кении в семье сомалийских беженцев и, перебравшись в США, стала первой участницей конкурса «Мисс Миннесота», облаченной в хиджаб и буркини.

В НОЯБРЕ 1997 ГОДА СУДАНСКАЯ МОДЕЛЬ Алек Уэк появилась на обложке американского Elle. Ее снимал креативный директор, француз Жиль Бенсимон. Как часто бывает в индустрии красоты, съемка стала плодом международного сотворчества.

Уэк, с ее бархатистой, черной как смоль кожей и легким намеком на прическу афро, позировала на фоне белоснежного экрана. Ее простой белый блейзер от Армани почти сливался с фоном. Зато сама Уэк притягивала взоры как магнит.

Стоя к фотографу вполоборота, она смотрела прямо в камеру. Лучезарная улыбка озаряла лицо, в контурах которого не было ни намека на резкие линии – лишь мягкие, истинно африканские черты. Одним словом, Уэк была полной противоположностью классической девушки с обложки.

С тех пор минуло больше двух десятков лет, и само понятие «красота» заметно расширилось. Теперь здесь есть место и для «цветных», и для полных, и для женщин с седыми волосами, и для женщин совсем без волос, и для тех, у кого витилиго, и для тех, у кого морщины. Мы держим курс на культуру универсальной красоты, когда никто не чувствует себя изгоем. Мы все прекрасны; идеализированные версии любой из нас мелькают на страницах журналов и на парижских подиумах.

Мы стали более толерантны потому, что люди взбунтовались, с трибуны соцсетей пристыдив стражей красоты и призвав их распахнуть врата пошире.

Уэк воплотила новый образ красоты, добродетели, во все века присущей женщинам. Долгое время красота была мерилом их ценности (как, впрочем, и орудием манипулирования). Красоту нельзя растрачивать впустую – говорили в старину, когда женская доля зависела от удачного замужества: амбиции и потенциал супруга должны были быть не менее блестящими, чем прелестные черты его избранницы.

Разумеется, красота зависит от культуры. Что в одном обществе вызывает восхищение, в другом пробуждает равнодушие или даже отторжение. Красота индивидуальна. Но она же и универсальна. Существуют и живые эталоны красоты – женщины, воплотившие международный стандарт.

От многих поколений женщин стандарты красоты требовали худощавого, с пышной грудью и тонкой талией, телосложения. Линия подбородка должна была быть четкой, скулы высокими и резко очерченными. Нос тонкий и прямой, губы полные, но не слишком. Глаза – в идеале голубые или зеленые, большие и яркие. Волосы – длинные, ниспадающие на плечи, желательно блонд. Симметрия была в почете, а молодость и вовсе предполагалась по умолчанию.

Таким был стандарт со времен зарождения женских журналов, когда красота превратилась в свод канонов и источник прибыли. Ближе других к этому идеалу оказались красавицы вроде Катрин Денёв или принцессы Грейс. Чем дальше отстояла женщина от эталона совершенства, тем больше экзотического оказывалось в ее облике. Но стоило отойти слишком далеко, как ее просто признавали менее привлекательной – а значит, менее желанной и ценной. Ну а к некоторым дамам – чернокожим, смуглым, толстым или старым – термин «красота», казалось, был вовсе неприменим.

В начале 1990-х ограничения стали менее строги: появилась Кейт Мосс с ее хрупкой фигурой и внешностью мальчишки-оборванца. По меркам подиума она считалась невысокой – 170 сантиметров. Обычный британский подросток, Кейт не отличалась особенной грацией и статью, придававшей многим другим моделям величественности. Ее звездная рекламная кампания для Calvin Klein обозначила конец эпохи безраздельного доминирования на подиумах длинноногих газелей.

Мосс пошатнула устои, но сама при этом оставалась в зоне комфорта индустрии красоты, поскольку оставалась белой европейкой. (До нее эту нишу занимали модели бунтарских 1960-х вроде Твигги с ее нескладным телосложением 12-летнего мальчишки. В 1970-х скандал разразился вокруг Лорен Хаттон – всего лишь из-за щели между передними зубами.)

Не так уж опасны были даже чернокожие модели, сокрушившие барьеры: Беверли Джонсон, первая афроамериканка, появившаяся на обложке американского Vogue, уроженка Сомали Иман, Наоми Кэмпбелл и Тайра Бэнкс. У них были четко очерченные лица и длинные волосы, ниспадавшие на плечи, – возможно, парики или накладные локоны. Лебединая шея Иман ошеломила легендарного модного редактора Диану Вриланд. Кэмпбелл, с ее роскошными ногами и бедрами, была сама сексуальность – и остается ею, а Бэнкс прославилась в образе девушки из соседнего двора в бикини в горошек на обложке Sports Illustrated.

Девушке делают прическу в салоне Coletivo Cabeсas в Сан-Паулу. Это заведение не подгоняет своих клиенток под стандарты, а, напротив, помогает бразильянкам почувствовать поддержку и найти новые возможности для самовыражения.

НО ИМЕННО УЭК СТАЛА НАСТОЯЩИМ ОТКРОВЕНИЕМ – она была красавицей совсем иного толка. Туго завитые кудри острижены почти под ноль. Гладкая, без видимых пор, кожа цвета темного шоколада, широкий нос, полные губы, неимоверно длинные и невероятно тонкие ноги – все ее вытянутое, жилистое тело выглядело ожившим портретом африканки, сделанным в стиле «палка, палка, огуречик».

У тех, кто привык смотреть на красоту через призму западной культуры, Уэк вызывала отторжение. Исключением не стали и чернокожие: многие из них вовсе не признавали в ней красавицу. Даже женщинам, чье отражение в зеркале являло столь же угольно-черную кожу и волосы барашком, было нелегко принять эту девушку с обложки Elle.

Уэк разом изменила все правила – покорила умопомрачительную вершину, поднявшись прямиком по крутому склону, словно у нее не было ни времени, ни терпения петлять. И ее успех был головокружительным.

По сравнению с предыдущим поколением мы шагнули вперед – но до воплощения утопии еще далеко. В самых престижных залах дворца под названием «индустрия красоты» по-прежнему немало дверей, закрытых для людей с лишним весом, ограниченными физическими возможностями или достигших преклонного возраста.

Но, откровенно говоря, не совсем понятно, что представляла бы собой эта утопия. Мир, в котором корона и лента королевы красоты вручается всем и каждому просто за участие? Или тот, в котором понятие красоты расширилось бы настолько, что стало бы бессмысленным? Быть может, мы приблизились бы к утопии, переписав само определение термина, чтобы оно лучше отражало наш новый взгляд: теперь красота – уже нечто большее, чем эстетическое удовольствие.

Всем известно, что у красоты есть финансовое измерение. Нам хочется быть среди красивых людей потому, что они радуют глаз – но еще и потому, что они кажутся по натуре своей лучше других. Говорят, привлекательным людям даже платят больше. На самом деле все немного сложнее: рецепт более высокой зарплаты – сочетание красоты, ума, обаяния и умения работать в команде. Впрочем, как ни крути, красота – неотъемлемая часть этого уравнения.

Однако на уровне эмоций расклад такой: если тебя считают красивой, значит, приглашают вступить в культурную коммуникацию. На тебя нацелены реклама и маркетинг. Ты нужна. Тебя замечают и принимают. А когда твоя внешность вызывает вопросы, это все равно что спросить: а принимают ли тебя? Насколько ты важна? Можно ли иметь с тобой дело?

В наши дни попробуй только намекни, что кто-то не прекрасен, и ты рискуешь стать объектом если не остракизма, то по меньшей мере осуждения в соцсетях. Что за чудовище провозглашает другого человека непривлекательным? Это же все равно что признать его жалким, ничтожным. Лучше уж соврать. Ну конечно, ты красавица, милочка моя, а как же!

Мы приравняли красоту к человеческой природе. Не видя в ком-то красоты, мы перестаем видеть перед собой человека. Страшно подумать, как важно сегодня быть красивой. Теперь это мерило человеческой души.

Нью-Йорк. Баннеры на Таймс-сквер пестрят рекламой брендов индустрии красоты. Проект #ShowUs (#Покажитенас), запущенный косметической маркой Dove, и рекламная кампания бренда Fenty, детища певицы Рианны, стремятся привлечь как можно более широкий круг клиентов – и заполучить солидную долю рынка.

РАНЬШЕ СУЩЕСТВОВАЛА ГРАДАЦИЯ: простушка, прелестная дурнушка (эффектная, хотя и с небезупречными чертами лица), привлекательная, хорошенькая и, наконец, красавица. Простушка справлялась как могла. Да, внешность не главный ее козырь. Зато личность потрясающая! У эффектных женщин были – одна или несколько – черт внешности, выделявшие их из толпы: пухлые губы, аристократический нос, роскошный бюст. Очень многие, точнее большинство, попадали под определение «привлекательная». Хорошенькая – это уже другой уровень: таких полно в Голливуде.

А вот красавица… Это слово употреблялось лишь в особых случаях, по отношению к победительницам генетической лотереи. Красота могла быть и тяжелым бременем – она имеет свойство отпугивать людей. Но всегда оставалась явлением исключительным.

Благодаря усовершенствованным технологиям пластической хирургии, индивидуальным и эффективным системам питания, расцвету фитнес-индустрии и появлению селфи-фильтров на смартфонах, вкупе с ботоксом, филлерами и изобретением корректирующего белья у каждой из нас появился шанс выглядеть лучше – и хоть немного приблизить свою внешность к идеалу. Голоса терапевтов, блогеров, инфлюенсеров, стилистов и друзей-благожелателей слились в едином хоре, поющем боди-позитивные мантры: «Красотка! Ты лучшая! Ты просто супер!». Никто не скажет нам горькую правду, помогая увидеть себя в истинном свете и стать лучше. Их миссия – постоянно ободрять и уверять, что мы совершенны – такие, какие есть.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Наедине с волками Наедине с волками

Тридцать часов со стаей полярных волков

National Geographic
MAXIM рецензирует румынский нуар «Свистуны» MAXIM рецензирует румынский нуар «Свистуны»

«Свистуны» — олицетворение классического нуара

Maxim
Мир в 2070 году Мир в 2070 году

Что будет с климатом, если мы не сможем сократить выбросы углекислого газа

National Geographic
Ошибки резидентов Ошибки резидентов

Почему голландский Spar лихорадит в России

Forbes
Олег Меньшиков: “Я был категоричен и спокойно рвал с людьми” Олег Меньшиков: “Я был категоричен и спокойно рвал с людьми”

Что чувствует и о чем думает один из самых закрытых для публики актеров

Psychologies
10 необычных образцов оружия 10 необычных образцов оружия

Эти оружейные образцы с первого взгляда способны вызвать немалое удивление

Популярная механика
Традиции или жестокость Традиции или жестокость

Многовековая японская традиция – участие макак в шоу

National Geographic
Летчики, солдаты, геймеры: как работают операторы БПЛА Летчики, солдаты, геймеры: как работают операторы БПЛА

Сочетание «человек–машина» создает проблемы и вызывает ряд непростых вопросов

Популярная механика
Мир без мусора Мир без мусора

Возможно ли создать циклическую экономику?

National Geographic
«Инспектор мне не верил». Автомобилистов обвиняют в чужих ДТП «Инспектор мне не верил». Автомобилистов обвиняют в чужих ДТП

Из-за утечки данных из каршеринговых сервисов пострадали десятки водителей

РБК
«А вот мы в ваши годы»: бумер, зумер и миллениал «А вот мы в ваши годы»: бумер, зумер и миллениал

Что такое теория поколений и к какому поколению отнести себя

Naked Science
7 вещей, за которые мужчине не должно быть стыдно 7 вещей, за которые мужчине не должно быть стыдно

Чего мужчина не должен стыдиться?

Maxim
Блондинка и ее законы Блондинка и ее законы

Вера Брежнева – о стереотипах, критике, домашнем хозяйстве и отношениях с мужем

Cosmopolitan
Обещал на руках носить: 7 мужчин, решившие увековечить на своих телах женские имена (и их истории) Обещал на руках носить: 7 мужчин, решившие увековечить на своих телах женские имена (и их истории)

Семеро мужчин рассказывают, как они увековечили на своих телах женские имена

Esquire
Портрет юродивой Ксении Петровой Портрет юродивой Ксении Петровой

О портрете Ксении Петровой (Ксении Петербургской) центра «Старая Деревня»

Дилетант
Как собрать компьютер самому из комплектующих: пошаговая инструкция Как собрать компьютер самому из комплектующих: пошаговая инструкция

Со сборкой компьютера может справиться даже ребенок

CHIP
Про эго Про эго

Очень часто от людей слышишь утверждение, что с эго надо бороться

Yoga Journal
Сергей Янчуков: «Добыча трудноизвлекаемого газа будет расти» Сергей Янчуков: «Добыча трудноизвлекаемого газа будет расти»

Мы — свидетели начала четвертого энергетического перехода

Forbes
7 таинственно исчезнувших путешественников 7 таинственно исчезнувших путешественников

На одного путешественника, вернувшегося домой, приходилось десять исчезнувших

Maxim
От чего умер Ленин? От чего умер Ленин?

На момент смерти Ленину было всего 53 года. На здоровье он никогда не жаловался

Дилетант
Режиссер Борис Юхананов: «Я подзаряжаюсь от космоса» Режиссер Борис Юхананов: «Я подзаряжаюсь от космоса»

Худрук Электротеатра Станиславский о зрительской шизофрении и кафкианском ужасе

GQ
Год больших рисков: какие пузыри схлопнутся в новом году Год больших рисков: какие пузыри схлопнутся в новом году

Чего ждать на финансовых рынках в 2020-м?

Forbes
Netflix: как был завоеван мир Netflix: как был завоеван мир

Как небольшая компания по видеопрокату превратилась в именитый онлайн-кинотеатр

Эксперт
Дикая и загадочная: что стало с Антарктидой за 200 лет Дикая и загадочная: что стало с Антарктидой за 200 лет

Что вы знаете про пятый по величине континент нашей планеты

Популярная механика
Деньги ходят по Wi-Fi Деньги ходят по Wi-Fi

Стремительное развитие онлайн-банкинга — тренд последних лет для банков

Эксперт
«Нельзя», «можно» или «надо»? Шпаргалка для родителей «Нельзя», «можно» или «надо»? Шпаргалка для родителей

Шпаргалка по открытым и доверительным отношениям взрослых и детей

Psychologies
Бывший чиновник из России создал конкурента Tesla с оценкой €3 млрд. Почему его рано считать миллиардером? Бывший чиновник из России создал конкурента Tesla с оценкой €3 млрд. Почему его рано считать миллиардером?

Британская Arrival называет себя крупнейшим «единорогом» в Великобритании

Forbes
Перепутал документы: что делать, если инспектор отдает чужие права Перепутал документы: что делать, если инспектор отдает чужие права

Автомобилист чуть не остался без водительских прав в канун Нового года

РБК
Журавлиный ликбез: все, что нужно знать о журавлях Журавлиный ликбез: все, что нужно знать о журавлях

2020 год — Всемирный год журавля. Рассказываем про крылатую гордость России

National Geographic
Практические советы для конструктивного общения в паре Практические советы для конструктивного общения в паре

Эти практические советы помогают улучшить навыки общения в семье

Psychologies
Открыть в приложении