Вокруг «Тёмной башни»

Параллельный квест Кинга и Толкина

Мир ФантастикиСобытия

Спецматериал 

Вокруг «Тёмной башни»

Параллельный квест Кинга и Толкина

Текст: Владимир Пузий

В начале августа на экраны выйдет фильм «Тёмная башня». Экранизация масштабной фэнтези-эпопеи Стивена Кинга, которую знаменитый американский писатель считает своим magnum opus, трудом всей жизни, планировалась много лет  — и вот наконец пришёл «час икс». В честь этого знаменательного события мы публикуем статью, в которой критик, редактор и писатель Владимир Пузий размышляет о цикле Кинга, его истоках и философии, проводя параллели с другой великой эпопеей  — «Властелином колец» Толкина.

Башня: у подножия

Среди величайших эпосов прошлого века есть два, появление которых не могли предвидеть даже сами авторы. Ни профессор филологии Джон Толкин, ни безработный юноша Стивен Кинг поначалу не имели ни малейшего представления о том, что им предстоит создать. Просто каждый из них в некий момент времени сел и написал первое предложение.

«Жил-был в норе под землёй хоббит».

«Человек в чёрном ушёл в пустыню, и стрелок двинулся следом».

Обе истории выросли как будто спонтанно  — и потребовались годы, чтобы «Хоббит» завершился «Властелином колец», а «Стрелок» — финальным томом «Тёмной башни».

Толкин не знал, что у «Хоббита» будет продолжение  — да ещё такое объёмное! Кинг, вдохновлённый «Властелином колец», намеревался написать нечто подобное, однако и предположить не мог, что цикл о Тёмной башне станет лейтмотивом почти всего его творчества.

Толкин мечтал сотворить некий аналог британской мифологии. Кинг, в свою очередь, работал уже с американскими мифологемами. Оба создали сложные воображаемые вселенные, так или иначе «прорастающие» в нашу реальность. Средиземье Толкина  — это, по сути, Западная Европа, какой она якобы была эпохи назад. События в Срединном и в так называемом Ключевом земном мире «Тёмной башни» напрямую связаны друг с другом.

В этом самом Ключевом весной 1970 года двадцатидвухлетний студент по имени Стивен Кинг отыскал на одной из полок в университетской библиотеке пачку странной бумаги. Бумага была зелёной, очень плотной и нестандартного размера. Именно на ней он и отстукал на своём стареньком «ундервуде» с западающим «м» и плавающей заглавной «О» первую фразу романа «Стрелок».

Оставалось восемь лет до публикации первых глав этого романа. Двенадцать лет  — до выхода его отдельной книгой. Тридцать три года  — до того момента, как всемирно известный писатель Стивен Кинг поставит точку в последнем томе эпопеи.

«Хоббит» и «Стрелок»: в начале длинного пути

Башня: закладывая фундамент

Откровенно говоря, меньше всего от молодого Стивена Кинга ждали чего-то похожего на «Тёмную башню». К 1978 году у него сложился имидж писателя, который создаёт успешные и захватывающие ужастики. По сути, Кинг совершил небольшой переворот в этом жанре.

До него литературные хорроры подпитывались в основном дешёвыми фильмами ужасов да примитивными рассказами. Разумеется, у истоков жанра стояли талантливые авторы: Артур Конан Дойл, Эдгар По, Брэм Стокер, а позднее  — Роберт Говард, Кларк Эштон Смит и Говард Ф . Лавкрафт,  — но печатались они преимущественно в обильно иллюстрированных, не очень дорогих журналах. Постепенно происходил естественный процесс «опрощения», который выхолащивал из рассказов смысл и оставлял лишь оболочку. Если, скажем, исходные лавкрафтианские тексты отображали определённые актуальные темы (в первую очередь  — ощущение мизерности рода человеческого в масштабах геологических эпох), то уже подражатели ГФЛ в основном занимались играми с формой. Они брали за основу успешные сюжетные формулы и крутили так и эдак, переставляли блоки-кубики, меняли имена богов и демонов, изощрялись в том, чтобы выдумать чудищ померзопакостней…

Социальные триллеры Кинг публиковал под псевдонимом Ричард Бахман

Примерно то же происходило и в кинематографе. Образы чудовищ  — Дракулы, Франкенштейнова монстра, мумии, вервольфа  — стали культовыми, прежде всего у детей и подростков. Сам Кинг с огромным удовольствием ходил на подобные «трэшевые» фильмы  — и позднее не раз использовал образы из них в своих книгах.

Но при этом Кинг получил академическое профильное образование и хотел писать то, что актуально для читателя. В его первых романах  — тех, что были написаны до «Кэрри», ставшей его официальным дебютом,  — это отчётливо видно. И в «Ярости», и в «Дорожных работах», и даже в «Блейзе» ключевую роль играют социальные проблемы; это не просто развлекательные триллеры с обилием шокирующих сцен. Молодой автор пытался как следует встряхнуть своего читателя  — но и обращал его внимание на те аспекты повседневной жизни, которые его коллеги привыкли замалчивать. Фантастическое Кинг использовал как метафору и одновременно для создания «спецэффектов» (того, что в кинематографе называется «аттракционом»).

Говард Ф . Лавкрафт и его единомышленники говорили о страхе перед непознанными тайнами Вселенной, об ужасе, который охватывает человека при мысли, что Бога нет, а Вселенная безгранична и существует миллиарды лет. Стивен Кинг, напротив, раз за разом показывал, что самое ужасное скрывается не в далёком космосе и не в недрах Земли, а в глубине каждого из нас. Он не был абсолютным противником того общества, в котором жил, однако очень чутко улавливал все его негативные черты  — и демонстрировал их с жестокостью настоящего врача. Впервые за многие годы он вернул жанру ужасов актуальность и злободневность. По сути, романы Кинга очень быстро вышли за рамки обычной жанровой литературы. Их читали буквально все  — да ведь и героями Кинга были обычные люди, чаще всего обитатели американской глубинки.

Разумеется, в адрес его книг высказывают немало претензий. Одни обвиняют Кинга в том, что его сюжеты затянуты, другие  — в склонности к избыточному натурализму. Вместе с тем даже самые яростные его противники вынуждены признать, что он искусно владеет пером, умеет интриговать читателя и блестяще выписывает характеры.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Врата миров Врата миров

Как захватить Землю

Мир Фантастики, октябрь'18
В Россию с любовью! В Россию с любовью!

Актриса Мишель Пфайффер посетила Москву

OK!, октябрь'19
Юмор Юмор

Анекдоты

Playboy, сентябрь'19
Renault Koleos Renault Koleos

Новый флагманский кроссовер Renault уже официально продается в России

АвтоМир, июль'17
В главных ролях В главных ролях

Аманда и Бруклин Судано, дочери королевы диско Донны Саммер

Vogue, август'17
Налоги с роботов? Налоги с роботов?

Цифровая революция становится самым мощным оружием для ликвидации рабочих мест

CHIP, август'17
«Наши отношения я бы назвал семейными» «Наши отношения я бы назвал семейными»

Интервью с Ильей Авербухом

Добрые советы, август'17
Собиратель арен Собиратель арен

Как рэпер из Ростова стал одним из самых популярных артистов страны

Forbes, август'17
Между нами любовь Между нами любовь

Тутта Ларсен – о роли мужчины в современной семье и отношениях с детьми

Домашний Очаг, август'17
Самый развратный сапожок Самый развратный сапожок

Калигула стал первым императором, чью славу составили безумства и преступления

Дилетант, август'17
На сложных щах На сложных щах

Рассказываем о фейсбилдинге

Men’s Health, июль'17
Боевая поэзия Боевая поэзия

Как устроен и на чем зарабатывает российский баттл-рэп

РБК, июль'17
Монстры против супергероев Монстры против супергероев

Кто сможет переплюнуть киновселенную Marvel?

Мир Фантастики, август'17
Тьма и Telegram Тьма и Telegram

Telegram остается головной болью для любого офицера спецслужб

GQ, август'17
Дядя Федор Сергеевич Дядя Федор Сергеевич

Интервью с главным лицом российского кино - режиссером Федором Бондарчуком

Cosmopolitan, август'17
Электросерия Электросерия

Первые эпизоды электрического наступления

Quattroruote, июль'17
(Не)боль­шая перемена (Не)боль­шая перемена

Полина Гагарина рассказывает о материнстве и планах на будущее

Glamour, август'17
Ресторанный рейтинг 2017 Ресторанный рейтинг 2017

Лучшие рестораны страны

GQ, август'17
Царь в голове Царь в голове

Очерк Юлии Гусаровой о рэпере Pharaoh

СНОБ, июнь'17
Восстание массы Восстание массы

Сгонка веса перед боем

Men’s Health, август'17
7 мифов о воде, которую мы пьем 7 мифов о воде, которую мы пьем

Насколько верны наши представления о воде?

Лиза, июль'17
Mitsubishi Outlander GT Mitsubishi Outlander GT

Мы застали кроссовер в самой верхней точке его развития – в версии GT

АвтоМир, июль'17
Сво­бод­ная жен­щи­на Востока Сво­бод­ная жен­щи­на Востока

Жена правителя Дубая принцесса Хайя в коротких платьях и без намека на смирение

Tatler, август'17
Как переворот стал революцией Как переворот стал революцией

Как переворот превратился в революцию, можно проследить по документам

Дилетант, август'17
Елизавета Арзамасова Елизавета Арзамасова

Актриса, которую мы любим не только за «Папиных дочек»

Домашний Очаг, август'17
Tesla Model X Tesla Model X

Tesla не была бы Tesla, если бы не использовала креативный подход

Quattroruote, июль'17
«Женская дружба– лучшая вещь на свете» «Женская дружба– лучшая вещь на свете»

Скарлетт Йоханссон о сильных женщинах и чувствительных мужчинах

Cosmopolitan, август'17
Трудно быть бледным Трудно быть бледным

В Африке к югу от Сахары светлые волосы и кожа цвета слоновой кости сулят беду

National Geographic, июль'17
10 продуктов, которые помогут стать активнее 10 продуктов, которые помогут стать активнее

Как восполнить заряд энергии тем, кто много работает, регулярно тренируется и ведет активный образ жизни? Рассказывает кандидат медицинских наук, диетолог Олег Ирышкин.

Psychologies, июль'17
Skoda Octavia – Mazda3 Skoda Octavia – Mazda3

Выбирая автомобиль среднего класса, стоит присмотреться к обеим моделям

АвтоМир, июль'17