Виторган

Ольга Ципенюк вызывает Максима Виторгана на откровенный разговор

Men’s HealthСпорт

Раздевалка

Виторган

В своей авторской рубрике Ольга Ципенюк встречает очередного героя MH сразу после тренировки и вызывает его — теплого и расслабленного — на откровенный разговор: сперва о самой тренировке, а дальше обо всем на свете. В этом номере ее визави — актер Максим Виторган.

Фото: Алексей Яковлев

Я довольно часто встречаю тебя в клубе Pro Trener, ты давно стал их клиентом?

В конце прошлого года. “Подсел” абсолютно случайно, просто все совпало — со временем, с возрастом, с их подходом. Знаешь, как говорят, дружба — это совпадение графиков и интересов. Я в тот момент решил что-то поменять в своей профессиональной жизни и в связи с этим внести какие-то изменения в себя, а они предложили мне поучаствовать в их программе. Так эти желания и позывы встретились в одной точке.

Это ведь не первый твой спортивный опыт?

Конечно, не первый. Хотя у меня стойкое отвращение к спорту, заложенное в детстве. Я прошел целую череду спортивных школ, а лет в 10–11 попал в баскетбольный спортлагерь, и это одно из самых страшных воспоминаний в моей жизни. Лагерь “Динамо” был в Подмосковье, в Дубне, и оказался для меня, совершенного домашнего мальчика, невероятным испытанием, физическим и человеческим. Это была серьезная профессиональная школа — команды моего возраста, когда я к ним присоединился, были уже чемпионами чего-то. Я занимался там около полугода, ездил на улицу Лавочкина, а летом попал в этот спортлагерь. Первое испытание произошло еще по дороге, в автобусе. Тренер мне говорит: “Макс, твои родители просили передать тебе вот эти марки”, — и показывает какие-то футбольные марки. А я не то чтобы был заядлым коллекционером, но время от времени что-то такое собирал: например, у меня были марки чемпионата мира в Испании 82 года. И вот я сначала удивился, а потом подумал: меня же родители только что провожали, как такое может быть. И говорю: “Нет, здесь какая-то ошибка, это не мои марки”. Тренер: “Да? Ну хорошо, молодец”. Такая была проверка на вшивость — возьму я чужое или нет.

А физические испытания когда начались?

Да буквально сразу — три-четыре тренировки в день, и самое страшное — четверг, день ОФП, вообще без игровой нагрузки, кроссы бесконечные. Ты встаешь утром и сразу бежишь куда-то, ты постоянно хочешь есть. Плюс ты все время получаешь фофаны…

Это щелбаны по-нашему?

Не совсем. Щелбан — это когда тебя просто щелкают, не так больно, а фофан – когда здоровый мужик центральным “факовым” пальцем, с оттяжкой, фигачит тебе по затылку так, что кажется, башка сейчас треснет. Тебе все время швыряют мяч в лицо — это такое баскетбольное наказание, разбивают тебе нос. Но тренировка-то не заканчивается: ты идешь, умываешься, возвращаешься и продолжаешь.

Почему ты не позвонил домой, не взмолился, чтобы тебя забрали?

Не мог давать слабину. Знаешь, я трусливый, но совестливый. Помню, однажды меня маленького спартаковские фанаты на улице зажали в углу с вопросом, за кого я болею, — такие все в шарфах, на взводе. Я понимал, надо сказать, что за “Спартак”, но болел в то время за “Динамо Киев” и Лобановского. То есть страшнее ничего придумать было нельзя, чем говорить такое спартаковским фанатам. В общем, сказать, что болею за “Динамо Киев”, у меня не хватило смелости, а что за “Спартак” — не хватило совести. Начал что-то мямлить, “я просто за сборную, только за сборную болею”, — и это спасло меня от жестокого избиения, получил несколько тычков, и все. Так что, возвращаясь к спортлагерю, дать заднюю, взмолиться “заберите меня отсюда” — я не мог. Да и все равно чем-то мне было там очень интересно, я любил играть в баскетбол.

Помимо баскетбола какой спорт еще присутствовал в твоей жизни?

Теннисом занимался, и плаванием, и беговыми лыжами. Но я, что называется, игровик — меня всегда больше привлекали игровые виды спорта.

Что не помешало тебе в какой-то момент весить 125 кило…

Да, году в 2009-м я набрал даже почти 130. И не делал с этим вообще ничего.

То есть после спортивной жизни в школьном возрасте ты погрузился в расслабленную студенческую?

Не совсем так. Я же учился в ГИТИСе, а там студенческая жизнь хочешь-не хочешь очень активная: фехтование, сценическое движение, танец один, танец другой — это все большая физическая нагрузка. На втором курсе на экзамене я прыгал сальто назад, что для человека моей комплекции и роста, вообще-то, подвиг.

Сегодня прыгнешь?

Нет, с тех пор больше никогда. Но это нагрузки первых курсов, а к третьему-четвертому физическая составляющая в учебе сильно снижается. Я после ГИТИСа попал в ТЮЗ, где не делал с собой совсем ничего, и лет через шесть-семь, когда ушел в “Ленком”, прямо скажем, подрастерял спортивную форму. Я не знаю, какая сейчас там ситуация, но тогда — я говорю про сезон 2000 года — для всех молодых артистов “Ленкома” каждый вторник и пятницу по утрам проводились обязательные спортивные занятия: станок, растяжки какие-то, ОФП и так далее. Я, естественно, танцевал в спектакле “Юнона и Авось”…

Танец матросов с голым торсом?

Точно. Как раз с торсом смешная была история. Нам выдали нашейные веревочки с оловянными крестиками — мы же русские моряки, все дела. Танцуем на узкой полоске авансцены, прямо перед оркестровой ямой. А в нее иногда сажали зрителей. Идет мизансцена, мы все стоим на коленях, качаемся из стороны в сторону, помнишь вот это: “В море соли и так до черта, морю не надо слез”. И вижу, как прямо передо мной в оркестровой яме сидит пара. Девушка наклоняется к парню, что-то шепчет, смеется и показывает на меня. А я-то себе кажусь красивым, брутальным, и не понимаю, в чем проблема. Оказалось, что вместе с крестиком у меня на шее болтается цепочка с маленьким золотым магендавидом, который я забыл снять. В общем, в “Ленкоме” еще была какая-то видимость спортивных занятий, а потом — эх, пошла жизнь! Никто меня ничего не заставлял делать, и я, мягко говоря, разрастался. Так оно и продолжалось, пока мой ближайший друг Слава Хаит, будучи, кстати, не самого спортивного телосложения, не поступил очень мудро. Он не открывал мне ни на что глаза, не читал нотаций, а предложил просто спор. Серьезный спор — по-моему, на пять тысяч евро.

Что ты похудеешь?

Да. Если мне память не изменяет, с Нового года до майских праздников я должен был дойти до цифры 110 кг. Я начал заниматься — сам, без тренера, — садился на разные диеты. Первые килограммы уходили легко и просто — благо было чему уходить. Потом в какой-то момент наступал ступор, вес не двигался. В итоге меня стало поджимать время, и дошло до того, что я уже вообще ничего не ел: какой-нибудь овощной салатик в середине дня, потом стакан кефира — и все. Чувствовал я себя при этом, надо сказать, хорошо. И вот на мне осталось буквально несколько последних килограммов, которые очень долго, где-то месяца полтора, стояли намертво и никуда не уходили. В этот момент у нас был футбольный турнир театральный. И я в своем уже обновленном, облегченном виде играл на искусственном поле в “Лужниках”. Играл с ощущением, что летаю по полю, — килограммов пятнадцать к тому моменту я точно потерял. Летаю, стелюсь в подкатах и… ломаю ногу. Головку малой берцовой кости. До конца спора оставалось две недели, а мне надо есть холодец, хрящи всякие, чтобы восстанавливалась костная ткань. Тут Слава смилостивился и пролонгировал спор. В итоге я выиграл.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Карина Нигай Карина Нигай

Men’s Health поговорил с инстамиллионщицей Кариной Нигай

Men’s Health, июнь'19
Тонус + энергия Тонус + энергия

После этой несложной гимнастики вялость и усталость как рукой снимет

Лиза, апрель'19
Золотой рассвет Золотой рассвет

Обольстительная французская сирена Maelys Garouis

Playboy, июнь'19
«Люк сильно изменился» «Люк сильно изменился»

Беседа с Марком Хэмиллом

Мир Фантастики, октябрь'17
Шарлотта Генсбур Шарлотта Генсбур

Интервью с актрисой накануне старта проката ее нового фильма «Снеговик»

L’Officiel, октябрь'17
Хозяйка модной горы Хозяйка модной горы

Айсель Трудел обеспечивает москвичек модной одеждой в бутиках и интернете

Vogue, октябрь'17
«Мне говорили — что ты такая прямая, как шпала?» «Мне говорили — что ты такая прямая, как шпала?»

Диана Арбенина о мужском и женском творчестве, драных джинсах и жизни

Русский репортер, сентябрь'17
Лик коммунизма Лик коммунизма

Кто стоит за убийством родственников лидера КНДР Ким Чен Ына

Esquire, октябрь'17
Вздох гения Вздох гения

Жан Кокто оформил виллу на одном дыхании и превратил ее в документ эпохи

AD, октябрь'17
Генсек-денди Генсек-денди

Фрагменты книги Анастасии Юшковой «Александр Игманд: "Я одевал Брежнева..."»

The Rake, сентябрь'17
Великий неудачник Великий неудачник

Черчилль терпел поражения чаще, чем одерживал победы

Дилетант, сентябрь'17
Porsche Panamera Sport Turismo Porsche Panamera Sport Turismo

Немецкий универсал а-ля shooting brake готов впечатлять водителей и пассажиров

Quattroruote, октябрь'17
Кристофер Нолан Кристофер Нолан

О съемках «Дюнкерка», игре в загадки со зрителем и долге каждого режиссера

Playboy, сентябрь'17
Зрелость VS Молодость. Кто кого? Зрелость VS Молодость. Кто кого?

Оставаться молодой в душе – это прекрасно! Но ведь еще лучше, когда на твою фигуру, походку по-прежнему обращают внимание независимо от возраста. На первый взгляд, это не так-то просто, даже кажется, что и пытаться не стоит: время все равно возьмет свое. На самом деле многое зависит от вашего внутреннего настроя и правильных привычек.

Psychologies, сентябрь'17
Домоседы и непоседы Домоседы и непоседы

Как ужиться вместе, если интересы супругов не совпадают?

Лиза, сентябрь'17
Мартин Скорсезе Мартин Скорсезе

Великий режиссер о мафии, вере и чувстве юмора

Playboy, сентябрь'17
Что же будет с Родиной и с нами Что же будет с Родиной и с нами

Пять главных вопросов нового политического сезона

Русский репортер, сентябрь'17
Жизнь как чудо Жизнь как чудо

Маленькие чудеса и большое сердце Елены Перминовой

Glamour, октябрь'17
Один день с Нептуном Один день с Нептуном

Он ищет газ и нефть для России. А «ПМ» идет к нему в гости

Популярная механика, октябрь'17
Сказ­ка о тройке Сказ­ка о тройке

«Смирнов, Иванов и Соболев» рассказали Ольге Шелест про фанаток, детей и шутки

Glamour, октябрь'17
Как сосредоточиться: упражнения для тела, которые повышают концентрацию Как сосредоточиться: упражнения для тела, которые повышают концентрацию

Состояния тела и ума связаны. Беспокойство и тревожные мысли провоцируют в теле характерные напряжения: в ответ на волнение мы напрягаемся физически. Специалист по китайской медицине Анна Владимирова уверена: научившись их расслаблять, мы сможем справиться с переживаниями, повысить концентрацию внимания, вернуться к спокойному размышлению над задачами и принятию обдуманных решений.

Psychologies, сентябрь'17
Новый ум короля Новый ум короля

Как создаются лучшие системы машинного обучения в мире

Популярная механика, октябрь'17
Цыганское счастье Цыганское счастье

Цыгане во всех странах всегда были скитальцами и изгоями

National Geographic, сентябрь'17
Недетский выбор Недетский выбор

Какое детское кресло самое правильное?

АвтоМир, сентябрь'17
Японский бог Японский бог

В «Гараже» открывается ретроспектива Такаси Мураками

Vogue, октябрь'17
7 мифов про электромобили 7 мифов про электромобили

Мы проверили семь самых популярных мифов про электрокары

CHIP, октябрь'17
Рожденный всплывать Рожденный всплывать

Чарльз Лайтоллер – почти мифический мореплаватель и искатель приключений

Maxim, октябрь'17
Можно моложе Можно моложе

Что такое контурная пластика и как она работает

Домашний Очаг, октябрь'17
«За такой вопрос я бы отрубил вам голову!» «За такой вопрос я бы отрубил вам голову!»

Беседа с Джорджем Мартином

Мир Фантастики, октябрь'17
Coverstory Coverstory

Из богемной кинодивы — в идола поколения хайп

SNC, октябрь'17