Северное влияние

Нефтяник на арктических территориях — можно ли представить более мужскую работу?

Men’s HealthРепортаж

Северное влияние

Текст: Михаил Мирошников. Фотограф: Артем Килькин

Нефтяник на арктических территориях — можно ли представить себе более мужскую работу? Нам — сложно. Чтобы изучить, каково это — трудиться в экстремальных условиях, Men’s Health отправился на самый северный нефтяной промысел на российской суше. Там-то мы наконец узнали все о том, как новые технологии помогают эффективно добывать, а спорт — полноценно жить в автономии.

Дорога

Все понятно уже на посадке в Домодедово. Процентов девяносто пассажиров позднего рейса Москва — Новый Уренгой — это немногословные суровые мужчины, летят в основном поодиночке. Ждать, пока все пассажиры соберутся на посадку из многочисленных баров и кафе, как часто бывает в аэропорту, не приходится. Пивным перегаром в салоне боинга тоже не пахнет — скоро мы поймем почему.

Что я знаю о нефтяниках? Мое понимание профессии ограничивается фильмом “Армагеддон” с Брюсом Уиллисом. Направление — Заполярье, время, чтобы лучше все прочувствовать, выбираем максимально лютое — февраль, место — Восточно-Мессояхское месторождение. Оно же Мессояха, самая северная точка добычи нефти на российской суше.

Мои ожидания? Что-то вроде поселка, где все передвигаются строем, живут по жесткому распорядку, иногда туда заходят заблудшие северные олени, а из развлечений изредка северное сияние.

В нашей нефтянке заняты сотни тысяч человек; половина бюджета страны формируется поступлениями от этой отрасли; месторождения разбросаны по всей России. До расположенного в 340 км к северу от Нового Уренгоя промысла добираются на вертолете. Еще какое-то время в морозы работает зимник, по нему целыми караванами доставляют основную часть оборудования и снабжения, но фактически месторождение полностью оторвано от материка. Предприятие, которое разрабатывает месторождение, “Мессояханефтегаз”, — совместный проект двух гигантов: “Газпром нефти” и “Роснефти”. Как вообще живет нефтеполис таких масштабов в краях с полярной ночью, где зимой температура достигает –50 °С? Здесь любые болезни или серьезные травмы могут стать катастрофой. Во-первых, потому, что порой быстрая эвакуация с промысла невозможна, а во-вторых, несущественные для Большой земли проблемы со здоровьем при резкой смене климата могут стать роковыми. Это не считая профессиональных болезней — от гастритов у химиков в лабораториях до вибрационной болезни у работающих с техническим оборудованием.

Мы летим на вертолете над снежной тундрой. Все по-спартански: лавки вдоль иллюминаторов, наушники, чтобы не свихнуться от громкого рокота, накрытый сеткой багаж в центре кабины. Лететь около двух часов. Довольно быстро немногочисленные карликовые северные деревья пропадают из вида, надолго уступив место однообразному пейзажу ледяной пустоши, а затем внезапно появляются буровые, нефтяные резервуары, бело-голубые коробки зданий.

“Таможня”, которую мы не прошли

Ми-8МТВ садится на вертолетной площадке. Температура воздуха по здешним меркам божеская: –35 °С, но порывы ветра от лопастей обжигают лицо и пронизывают тело, несмотря на термобелье, максимально зимнюю по среднероссийским меркам одежду и моральную готовность к тяготам и лишениям. На смену вышедшим из вертолета на борт поднимаются 18 человек. Среди них только одна женщина, мужчины выглядят усталыми, но довольными — шутят, встретив знакомых из прилетевших, про “пост сдал — пост принял”. Это те, кто прощается с вахтой и летит в Новый Уренгой, а оттуда по всей стране — география происхождения работников промысла широкая, от Краснодара до Сахалина. Вся процедура посадки-высадки занимает минут десять — скоро сумерки, вертолет должен успеть вернуться засветло, по ночам они не летают. Свежеприбывшие (в том числе мы) следуют на “таможню” и медкомиссию.

Когда приходит моя очередь, неведомое устройство бьет тревогу. Я не прошел медицинский контроль, дело пахнет катастрофой. Молодой врач проверяет мое давление, уточняет, не умолчал ли я о каких-то серьезных противопоказаниях — на Севере из-за резкой климатической перемены могут обостриться любые хронические заболевания, от язвы до гайморита. По идее, меня необходимо поместить в карантин и, если через два дня нездоровое давление не изменится, отправить вертолетом обратно в Новый Уренгой. На этом конец нашей экспедиции вместе с романтическими планами покорения Севера. Но учитывая то, что в мои планы не входит работать со сложным оборудованием, заниматься физическим трудом и задерживаться здесь надолго, меня все же допускают на нефтепромысел под особым надзором.

Жилье и сербы

Мы садимся в массивный внедорожник, но водитель не трогается с места, пока все, включая пассажиров на задних рядах, не пристегнутся — штраф 40 тысяч за каждого в машине. Мы едем по снежной дороге, и становится очевидным масштаб промысла. Слово “нефтеполис” не ирония и не эффектный каламбур: здесь есть жилой комплекс, офисы, здравпункт, автозаправки, магазин, столовая, спортзал, тренажерка, прачечная, сауна, ну и небольшой аэропорт с “таможней”, где мы уже побывали, — почти везде проводят отдельный инструктаж по безопасности. Тут собственная охрана и медслужба, целый штат поваров и снабженцев, внушительный автопарк, высокоскоростной интернет, а еще бесконечный, как окружающая это все заснеженная тундра, хоть и не явно бросающийся в глаза океан тоски по Большой земле. Его следы — в фотографиях, мягких игрушках из дома, книгах, которые лежат в жилых комнатах. Работа на промысле идет круглосуточно, смены по 11 часов, в общежитии постоянно кто-то спит, на дверях висят таблички в духе гостиничных “Ночная смена, просьба не беспокоить”.

Устроиться работать на Мессояху непросто, некоторые даже пытаются сделать это в комментариях к местным видео на YouTube или написав в личку здешнему инстаблогеру — @messoyakha. Но все ведь слышали о том, что происходит с людьми на Севере: кто-то не выдерживает психологически и физически. Бывает даже, что люди спиваются и кончают с собой. Такая проблема есть на Аляске, в Норвегии и на российском Крайнем Севере. Об этом говорит, к примеру, “Изучение взаимодействия смены климата и ментального здоровья на околополярном севере”, исследование группы норвежских и американских ученых 2015 года: как минимум люди могут становиться как замкнутыми, так и более конфликтными. Как быть с полярной болезнью, она же “экспедиционное бешенство”, описанной уже больше века назад? С ней сталкивался Амундсен, будучи штурманом корабля “Бельжик”, а у северных народов России даже был специальный термин — мерячение, заболевание, в котором циклы психоза могут одновременно проявляться у групп людей.

Но на Мессояхе работают опытные и готовые к тяжелым условиям. Средний портрет здешнего работника — мужчина ближе к 40, с 10–15-летним опытом в нефтегазовой сфере, с семьей на материке. “Все понимают: сюда приезжают работать, нет такого, чтобы от обиды на соседа кто-то развернулся и пошел спать в тундру”, — объясняет Евгений Широбоков из службы социально-бытового обеспечения. И все же он отмечает, что людям тяжело видеть в общежитии тех же, с кем только что отработали смену, поэтому многие нефтяники селятся с коллегами из других отделов и подразделений, а свободное время проводят в холле с книгами и большими телевизорами или в спортзале. Вайфай на Мессояхе слабенький, зато у некоторых операторов связи летает LTE, видеочат с домом не проблема.

Женщин на Мессояхе мало, но есть: медики, лаборанты, повара. Для них существуют небольшие послабления: смены на час меньше, обед на час больше. В общежитии они живут в отдельных комнатах, запрета на романтические отношения нет. Евгений вспоминает: “Были случаи, когда будущие муж с женой встречались на вахте. Но жили отдельно, здесь не семейные дома”.

Рассказывают, что, когда в Мессояху приехали обмениваться опытом сербы из зарубежной дочерней компании “Газпром нефти”, они было обрадовались, увидев –35 °С на термометре: “Что, не работаем сегодня, актировка?” Но на Мессояхе работа никогда не останавливается: при низких температурах просто сводится к минимуму нахождение на открытом воздухе. Братушки-сербы шли работать и в –35, и в –40, и в –45 °С.

Быстрое реагирование

Законсервированные вагончики старого здравпункта практически полностью занесены снегом и погружены в сугробы метра три высотой. Они зловеще выглядывают из белых пригорков, напоминая о фильме “Нечто” — тоже, кстати, о тяготах полярных широт, правда, с другого конца земного шара. Новый здравпункт — это небольшая поликлиника, где проводят медосвидетельствования перед выходом на смену, работают хирург (большинство жалоб обычно на мелкие травмы) и еще несколько специалистов. Анестезиолог-реаниматолог медсанчасти и врач широкого профиля Анна Гузь, узнав, что я не прошел медкомиссию по прибытии, качает головой и еще раз измеряет мое давление, строго наказав лечь спать пораньше.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Анна Седокова Анна Седокова

Наверное, она уже привыкла к эпитетам «горячая», «аппетитная», «сочная»

Playboy, сентябрь'19
21 рецепт жестоких первоапрельских розыгрышей 21 рецепт жестоких первоапрельских розыгрышей

Первое апреля бывает лишь один раз в году, и в этот раз мы не дадим ему пропасть

Maxim, апрель'19
Новая трансформация Новая трансформация

Шон Хисон нашел программу тренировок, которая способна перегнать жир в мышцы

Men’s Health, май'19
Сим-карте место Сим-карте место

Российские операторы и ФСБ выступили против новой технологии сотовой связи

РБК, апрель'19
Города будущего: от мегаполиса до квартиры Города будущего: от мегаполиса до квартиры

Экологичные мегаполисы, где места хватит и людям, и природе

National Geographic, май'19
Железный человек Железный человек

У ангела Victoria’s Secret Марты Хант есть внутренний стержень

Tatler, май'19
Пора взросления Пора взросления

Джон Бернтал научит вас, как стать настоящим мужчиной

Men’s Health, май'19
Требуют жертв: 7 самых неудобных трендов современности Требуют жертв: 7 самых неудобных трендов современности

Дизайнер и модница Маша Цигаль перечисляет неудобные тренды последних сезонов

Cosmopolitan, апрель'19
Влади Влади

Лидер главной рэп-группы страны перешел с рифм на прозу

Maxim, июль'19
Найдены самые древние молекулы во Вселенной Найдены самые древние молекулы во Вселенной

Группе исследователей удалось отследить следы самых первых молекул

Популярная механика, апрель'19
Красочная война Красочная война

В 2018 году сборная России ударно выступила в самой неожиданной дисциплине

Популярная механика, апрель'19
Войска Хафтара остановила полиция Войска Хафтара остановила полиция

Наступление Ливийской национальной армии на Триполи захлебнулось

РБК, апрель'19
Как тренируется и питается Василий Ломаченко? Как тренируется и питается Василий Ломаченко?

Боксер придерживается дисциплины не только в спортивном зале, но и на кухне

GQ, апрель'19

Исполнителю главной роли в фильме "Особенности национальной охоты" было 68 лет

Cosmopolitan, апрель'19
Как Эрик Клэптон стал настоящим fashion-гуру Как Эрик Клэптон стал настоящим fashion-гуру

Он научит вас сочетать Versace, Armani и Supreme

GQ, апрель'19
Ешь и не расстраивай маму! Ешь и не расстраивай маму!

Мы спросили у экспертов, как сформировать правильные отношения ребенка с едой

Домашний Очаг, май'19
7 популярных мифов об аллергии (их распространяют сами аллергики) 7 популярных мифов об аллергии (их распространяют сами аллергики)

Пора уже перестать верить в эти заблуждения!

Playboy, апрель'19
Признаки лжи: как выявить обманщика по речи и поведению Признаки лжи: как выявить обманщика по речи и поведению

На что следует обращать внимание, чтобы не стать жертвой обмана

Psychologies, апрель'19
Как подключить цифровое ТВ на даче: подсказки от правительства Москвы Как подключить цифровое ТВ на даче: подсказки от правительства Москвы

Официальная инструкция, как подключиться к цифровому ТВ

CHIP, апрель'19
7 моментов во второй серии «Игры престолов», которые ты скорее всего пропустил 7 моментов во второй серии «Игры престолов», которые ты скорее всего пропустил

Валар моргулис, маленькие любители спойлеров и фанатских теорий!

Maxim, апрель'19
Тревел-версия Тревел-версия

Блогеры из разных стран рассказали о бьюти-привычках их соотечественниц

Cosmopolitan, май'19
Как чувствовать себя уверенно во время прогулки с собакой Как чувствовать себя уверенно во время прогулки с собакой

Что делать, если во время прогулки с собакой на вас понесся разъяренный зверь

Men’s Health, май'19
Возвращение динозавров Возвращение динозавров

История пикапов Chevrolet

4x4 Club, март'19
Тихо играют наушники? Чиним на примере Huawei FreeBuds Тихо играют наушники? Чиним на примере Huawei FreeBuds

Если ваши наушники вдруг стали работать тихо, их можно починить

CHIP, апрель'19
Стадо буйволов спасает собрата от гибели в лапах львов: видео Стадо буйволов спасает собрата от гибели в лапах львов: видео

Зов помощи попавшего в передрягу буйвола был услышан сородичами

National Geographic, апрель'19
Do not disturb Do not disturb

Признаться, KIA Sorento Prime произвёля крайне неоднозначное впечатление

4x4 Club, март'19
Хищные клопы-гиганты: как насекомые могут охотиться на черепах Хищные клопы-гиганты: как насекомые могут охотиться на черепах

В обычный рацион насекомых семейства Belostomatidae входят рыба и лягушки

National Geographic, апрель'19
Галина Юзефович — о «Властелине колец», Викторе Пелевине и о том, как полюбить Пушкина Галина Юзефович — о «Властелине колец», Викторе Пелевине и о том, как полюбить Пушкина

Галина Юзефович рассказывает о литературе, которая определила ее жизнь

Esquire, апрель'19
Спейси помог Netflix и закат Facebook: как изменилась репутация американских брендов за год Спейси помог Netflix и закат Facebook: как изменилась репутация американских брендов за год

В США для всех компаний наступил судный день общественного мнения

Forbes, апрель'19
В России идут дожди: результаты нового исследования климатологов В России идут дожди: результаты нового исследования климатологов

С каждым десятилетием вклад сильных ливней в общее количество осадков растет

National Geographic, апрель'19