Александр Розенбаум

Александр Розенбаум: сперва о физической подготовке, а дальше обо всем на свете

Men’s HealthРепортаж

Александр Розенбаум

В своей авторской рубрике Ольга Ципенюк вызывает очередного героя MH — теплого и расслабленного — на откровенный разговор: сперва о физической подготовке, а дальше обо всем на свете. В этом номере ее визави — певец Александр Розенбаум

MH: Наша рубрика называется “Раздевалка”, но встречаемся мы в ресторане…

В принципе, могу и здесь раздеться — хотя бы до рубашки.

MH: Не надо. Перед интервью я посмотрела много ваших видео и хорошо представляю фактуру.

Ну, сейчас я уже сдулся.

MH: Но теоретически мы могли встретиться в раздевалке спортзала?

Конечно. Хотя у меня очень мало времени для этого — разве что на гастролях. Когда-то я качался по-настоящему — с 35 до 42 лет примерно, вот тогда была настоящая изнуренка. Невозможно было в зал не пойти, мышцы сами требовали. А сейчас не то чтобы по возрасту — по графику не получается: я ведь практически не бываю на одном месте. Но если где-то на гастролях в хорошей гостинице есть время — а не так, как мы обычно скачем, с концерта в поезд, — иду в зал. Так что сейчас это для меня скорее роскошь. Со спортом я всегда дружил, хотя потребностью животной — вот как без музыки я не могу жить — это не было никогда. Но в период моды, всех этих люберецко-долгопрудненских и прочих качалок — да, реально втянулся.

MH: Потому что — сцена, публика, внешность?

Нарциссом никогда не был, просто хотел держать себя в форме и выглядеть нормально, как мужик — не как шахматист. Нет, поймите правильно, я с огромным уважением отношусь к этому виду спорта: Крамник прекрасно выглядит, да и многие другие гроссмейстеры в отличной форме. Но когда мы говорим о стереотипном образе шахматиста, всплывает, конечно, слово “ботаник”. Если человек рыхлый, не приученный к физической нагрузке, начнет в 35–40 лет качаться, ничего не получится — костяк надо с подросткового возраста иметь. Ну и наследственность, конечно.

MH: У вас в этом смысле хорошая генетика?

Да, отец был гимнастом. И вообще, мы же росли во дворах, там с физкультурой все было хорошо. Но когда я начал качаться, то не собирался идти по пути Шварценеггера, ходить по пляжу, как говорится у меня в одном стихотворении, “поигрывая мышцами”. Или быть, как в другом моем стихотворении про мачо, “подтянут и накачан, да так, что не сгибается рука”. Всегда делал это для удовольствия, для своего эго.

MH: Вы в детстве занимались фигурным катанием, а как появился бокс?

Со мной в школе учился Саша Кусикьянц, сын Григория Кусикьянца — великого тренера по боксу, который подготовил олимпийского чемпиона Попенченко. И мы через Сашку все ринулись в секцию. Тогда же вообще была масса всяких секций — от легкой атлетики до волейбола, — но мне это было не очень интересно. Теннис, конный спорт, горные лыжи, которые нравились, — это были дорогие виды спорта, инвентарные. А я — сын простых врачей, папа с мамой имели оклады по 135 рублей в месяц. Врачи, как известно, всегда работали на полторы ставки: на одну жрать нечего, а на две — некогда.

MH: На что хватало?

На достойную жизнь без излишеств. Крабы — только к праздникам, икра — тоже к праздникам, причем даренная больными. Обычная советская жизнь: имелись магнитофон и телевизор, но не машина — врачу скопить на нее было в принципе нереально. Я не ходил оборвышем, но у меня никогда не водилось кричаще топовых модных шмоток — хотя иметь их, конечно, хотелось. Битловский пиджак без воротничка бабушка мне купила, это была моя первая модная вещь, я был в 10-м классе.

MH: Вернемся к боксу. Как родители отнеслись к этому увлечению?

Нормально. Папа сам был достаточно спортивный, а мама вообще ничему не препятствовала. Ну и я не давал себя сильно бить — в силу, наверное, природных способностей.

MH: Травмы были серьезные?

Перелом носа — два раза, переломов кистей, пальцев — пять-шесть. А так — нет.

MH: Дрались много?

Поддирались, конечно. Но мы были в этом отношении потрясающее поколение — никогда не били ногами, только до первой крови: “ты в наш садик больше не ходи”, дал по носопыре, ну или получил — на этом всё. Не было жестокости сегодняшней: я вижу, как даже девочки иногда между собой разбираются на переменках, и прихожу в ужас. А бокс я очень любил. Но мыслей о профессиональном спорте не было никогда.

MH: Хотя вы стали кандидатом в мастера. Почему?

Да потому что учился в медицинском. Почему из медиков очень мало выдающихся спортсменов? Потому что нельзя, как в другом вузе, растянуть учебу на 8–10 лет. Нет дипломных работ, нет заочного обучения. Если сегодня надо пальпировать печень больному, значит, ты должен пальпировать сегодня, никто тебе не перенесет это дело на месяц, пока ты на сборах машешь кулаками. Поэтому спорт мой всегда был для удовольствия. И для понимания себя как мальчика, а не как девочки — в фигурном катании такого стойкого ощущения у меня не появилось. А я очень гендерный, прямо воинствующий в этом смысле человек.

MH: Вы сегодня в прекрасной форме, простите за банальность, для своего возраста. Как изо дня в день заботитесь о своем теле?

Начнем с генетики, это моя любимая наука. Нет для меня выше ученых, чем Мендель, Морган и Вейсман. С генетикой, как мы уже говорили, у меня все в порядке. А дальше — только работа. Человек творческий — если он говорит душой, если у него внутри все бурлит — просто не имеет возможности физически зажиреть.

MH: Ну хоть зарядку по утрам делаете?

Зарядку никогда не любил, особенно утреннюю. Лично мои мышцы ну никак не хотят нагрузок в 8 утра, к мышечным занятиям я готов часов в 11–12. Вообще, организм сам подсказывает, надо позаниматься или не надо. Я чувствую, что я в хорошей форме, но! Но сосуды хрен обманешь, Оля! Они уже даже не пятидесятилетние, они шестидесяти-почти-восьмилетние. И это учитывая тот факт, что я глубоко курящий человек.

MH: Про курение еще поговорим. Вот вы сказали: “мышечные занятия”. Значит, все-таки, чем-то себя укрепляете? Тренажеры дома есть?

Есть, конечно. Но даже если я от них далеко, всегда есть пол и лавки, на которых можно делать упражнения, в первую очередь банальные отжимания. Три-четыре раза в день отжаться — не надо 50 раз, хотя бы раз по 30 — никакая зарядка не нужна.

MH: Сегодня отжимаетесь?

Не так часто, как хотелось бы, но тридцатник делаю легко. Можно и полтинник попытаться.

MH: Но регулярной, ежедневной физической активности в вашей жизни нет?

Постоянная! Ежедневная: концерты каждый день! Три часа живого концерта, живого, мои гитары весят около 10 кило! Плюс перелеты, чемоданы — это что, не физическая нагрузка?

MH: Прямо вижу, как вы носите свои чемоданы.

Допустим, не ношу, но сумки ношу. Да и чемоданы иногда. У меня в коллективе нет рабочих, оборудование сами таскаем. Носильщики — да, на вокзалах, в аэропортах, но гитару я все равно несу сам. Ручную кладь свою — а она достаточно тяжелая — ношу сам. И людям помогаю: если рядом будет женщина с тяжелым чемоданом — всегда донесу, и подниму в самолет, и сниму потом с полки.

MH: Прекрасная гендерная черта.

А я не умею по-другому. Никакого гендеризма: нас так воспитали, так мы вели себя в школе, в институте — всегда.

MH: Кстати, что за странная история с исключением из института?

Она не странная, все как раз логично. Я пришел после школы, а тут, оказывается, не вызывают к доске, не задают на дом, никто тебя не контролирует. Ну и понеслось: друзья, гулянки, девочки, капустники... Я просто запустил учебу. Когда встрепенулся — было поздно, меня отчислили после третьего курса. Пошел санитарить в урологическую клинику. Завкафедрой урологии Ткачук говорил, что в клинике работают только двое — он сам и санитар Розенбаум: я носил больных с первого этажа на четвертый на руках, без лифта… Да ну, пока его дождешься! Психологически было, конечно, непросто: друзья любимые, однокурсники — многие, кстати, до сих пор со мной — приходили в клинику почти врачами на урологическую практику, а я бегал по коридорам, судна из-под больных вытаскивал и простыни загаженные собирал. Но это был хороший урок: я восстановился и окончил без троек, потому что понял, что надо учиться.

MH: Ну хоть какая-то связь со спортом у вас сегодня есть?

Читаю спортивную прессу и дружу с огромным количеством спортсменов, я — профессиональный болельщик. Да и сам много чем занимался: кроме фигурного катания и бокса прыгал в высоту, брал 178 сантиметров — для школьника это очень прилично. Люблю такие виды спорта: ударил — победил, прыгнул — взял высоту. Монотонные — это не мое. К примеру, беговые лыжи, плавание на длинные дистанции или марафон: ну вот бежишь ты, идешь, плывешь — и что?

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

На связи На связи

По каким правилам сегодня живет фетиш-сцена и в чем кайф жесткого связывания

Men’s Health, май'19
Родное плечо Родное плечо

Александр Колобов провел свою сеть «Шоколадница» через все кризисы

Forbes, июль'19
А нос и ныне там А нос и ныне там

Что стало с нашими носами и другие интересные факты о искусстве обоняния

Maxim, май'19
Новый мир Джулиана Ассанжа Новый мир Джулиана Ассанжа

Что узнал и понял о Джулиане Ассанже «РР» за годы партнерства

Русский репортер, апрель'19
Проект «Единая Украина» Проект «Единая Украина»

Президентские выборы в Украине закончились, но борьба за власть только начнется

Эксперт, апрель'19
По миру распространяется смертельный «супергрибок»: что известно сейчас По миру распространяется смертельный «супергрибок»: что известно сейчас

По миру распространяется новая инфекция, устойчивая к медикаментам

National Geographic, апрель'19
День сурка в снежной мгле День сурка в снежной мгле

О недавно завершившейся экспедиции «Антарктида. 200 лет открытий»

4x4 Club, март'19
Американская мечта Американская мечта

Меган Маркл нужно вспомнить судьбу другой разведенной американки с амбициями

Tatler, май'19
Кусочек свободы Кусочек свободы

В будущем не будет диет — их заменит концепция mindful eating

Tatler, май'19
«Пусть лучше буду битый, нежели мятый внутри» «Пусть лучше буду битый, нежели мятый внутри»

Интервью с актером Александром Горбатовым

OK!, апрель'19
Елизавета Туктамышева Елизавета Туктамышева

Самая упоминаемая российская спортсменка на чемпионат мира в Японию не поехала

Собака.ru, апрель'19
Казаться, а не быть Казаться, а не быть

На пике своего триумфа НАТО оказалось сообществом имитаторов

Огонёк, апрель'19
Маск и шоу Маск и шоу

Почему техническая революция Илона Маска не обошлась без жертв

GQ, май'19
А он нам нужен? А он нам нужен?

Мы поездили на компактном кроссовере, чтобы понять, зачем он нам

АвтоМир, март'19
Совместными усилиями Совместными усилиями

Все са­мые но­вые тех­но­ло­гии — на служ­бе у ва­ше­го те­ла и ва­шей кра­со­ты

Glamour, май'19
Дьявол в деталях Дьявол в деталях

Оскар Потоков о смысле бизнеса, любви к семье и страсти к автомобилям

Robb Report, апрель'19
11 лет трезвости. Как Эминем победил зависимость, вновь доказав: он — легенда 11 лет трезвости. Как Эминем победил зависимость, вновь доказав: он — легенда

Путь, который прошел американский артист Эминем

Men’s Health, апрель'19
Почему вашему дому необходима ширма Louis Vuitton Почему вашему дому необходима ширма Louis Vuitton

Новый «кочевой объект», созданный итальянскими дизайнерами Zanellato/Bortotto

Vogue, апрель'19
Что в голове у мотоциклиста? Что в голове у мотоциклиста?

Все, о чем мотоциклисты думают и мечтают, чего опасаются

Quattroruote, май'19
Зимовка в Индии Зимовка в Индии

Длительное путешествие по Индии

4x4 Club, февраль'19
Любовь, смерть и роботы в Большом театре Любовь, смерть и роботы в Большом театре

На опере Александра Молочникова «Телефон. Медиум» вы точно не заснете

GQ, апрель'19
10 несказочных историй про чудеса 10 несказочных историй про чудеса

Как подвиги сочетаются с парадоксами русской жизни

Русский репортер, апрель'19
Самые странные вещи, конфискованные у путешественников в США (фотоподборка) Самые странные вещи, конфискованные у путешественников в США (фотоподборка)

Странные вещи, которые люди пытались незаметно провести с собой

Maxim, апрель'19
Исследование обнаружило небольшой положительный эффект от пиратства фильмов Исследование обнаружило небольшой положительный эффект от пиратства фильмов

Аналитики из США и Канады решили проверить, повышает ли пиратство продажи

Maxim, апрель'19
Эрик Булатов Эрик Булатов

Правила жизни Эрика Булатова

Esquire, май'19
Анжелика Варум: Анжелика Варум:

Анжелика Варум не принимает насилия ни в какой форме

Караван историй, май'19
Дети, добро пожаловать в соцсети! Дети, добро пожаловать в соцсети!

Социальные сети стали безусловной частью жизни подростков

Psychologies, май'19
Вне игры Вне игры

Тата Карапетян, героиня самого громкого светского расставания сезона

Tatler, май'19
Об этом не расскажут в «Прямом эфире» Об этом не расскажут в «Прямом эфире»

Андрей Малахов коллекционирует современное петербургское искусство

Собака.ru, апрель'19
Опять завел свою пластинку… Опять завел свою пластинку…

С занудой жить нелегко

Лиза, апрель'19