Год Учителя

Этот год вполне можно было бы назвать именно так

GALA БиографияРепортаж

Интервью месяца / Алексей Учитель

Год Учителя

Этот год вполне можно было бы назвать именно так: сколько раз поминали режиссера Алексея Учителя и его картину «Матильда» добрым и недобрым словом, трудно сосчитать.

Беседовал Олег Дуленин

Справедливости ради напомню, что до «Матильды», – а это восьмой игровой фильм режиссера, – у Алексея Ефимовича были, к примеру, не менее увлекательные «Мания Жизели» и «Дневник его жены». И не менее, кстати, дискуссионные. По крайней мере, для тех, кто пристально изучает жизнь великих русских людей, – балерины Ольги Спесивцевой и писателя Ивана Бунина. А до этих картин было около тридцати неигровых. В том числе опять же не менее дискуссионные «Рок» и «Последний герой». Однако «Матильда» почему-то затмила все настолько, что, когда мы в канун жарких предпремьерных показов договаривались об интервью, расспрашивать о ней не хотелось вовсе, поскольку других тем было, прямо скажем, предостаточно. Например, очень немногие знают, из каких таких питерских дворов и подворотен вышел к нам режиссер Алексей Учитель?..

– Алексей Ефимович, вы поздний ребенок, братьев и сестер у вас не было, значит, родители очень любили вас и только вас. Помогает вам эта любовь сейчас, когда на вас ополчились, кажется, все темные силы?

– Разумеется. Родители сыграли, конечно, колоссальную роль в моей жизни. Прежде всего тем, что родили меня. Отец (выдающийся советский оператор и режиссер, народный артист СССР Ефим Юльевич Учитель. – Прим. ред.) часто уезжал на съемки, поэтому мною больше занималась мама (Нина Константиновна Войцеховская. – Прим. ред.). С отцом мы стали больше общаться, когда я поступил во ВГИК . В том числе и на профессиональные темы. Маму все просто обожали. Мои друзья – и школьные, и институтские – очень любили с ней разговаривать. Она была умным, добрым и доброжелательным человеком. И отец, и я впоследствии всегда показывали свои работы ей первой. По профессии она была филологом, работала редактором в издательстве «Искусство», редактировала книги по театру. Она приучила меня любить театр.

Родители Алексея, Ефим Юльевич Учитель и Нина Константиновна Войцеховская. 1959–1960 годы.

– А в какой театр влюбила вас мама?

– В БДТ. Тогда товстоноговский театр был самым популярным. Мы там многое смотрели. Мне сильно врезалось в память, как после спектакля «Идиот» Смоктуновский выходил на поклоны. Он вскидывал глаза и буквально обводил ими ярус за ярусом. И народ в хорошем смысле слова зверел и вскакивал с мест. Ему так хлопали! Была какая-то магия в нем. Завораживающая. С превеликим удовольствием снял бы его, но… Вообще, лет тридцать-сорок назад можно было с ходу назвать тридцать фамилий потрясающих, выдающихся и гениальных актеров. Сейчас таких намного меньше. Пальцев пять загнешь – и все. Дальше уже сложнее будет. Хороших много, а вот выдающихся…

«Папа с мамой. Думаю, фотография сделана перед снятием блокады Ленинграда», – вспоминает Алексей Ефимович. 1944 год.

– Помните свою первую книжку – зачитанную?

– Единственная книга, которую я читал очень много раз и до сих пор перечитываю, – это «Мастер и Маргарита». Банально, но это книга, которую я могу читать бесконечно. Хотя… В детстве у меня все же была одна любимая книжка… «Капитан Сорви-голова» из серии «Библиотека приключений». Очень увлекательная книга. Хорошее кино можно было бы снять. У нас была большая библиотека. Мои друзья все время брали что-то почитать, потом передавали другим, другие теряли, и в результате очень многих томов не хватало, и мама все время ругалась.

«Я с папой. Редкий случай – отец часто бывал в командировках». 1954 год.

– Где вы жили в Питере?

– Родился и жил на Старо-Невском проспекте в доме 168, который, как мне рассказывали родители, строили пленные немцы. У нас была двухкомнатная квартира с большими комнатами. Ничего особенного. Мы жили на последнем пятом этаже. Помню, постоянно были протечки. Когда я учился в девятом классе, отец получил квартиру напротив Смольного, на том берегу реки. Корабли ходили прямо перед нашими окнами. Красота была безумная. Но через несколько лет перед нами построили новый дом, и красота сокрылась.

«Летом под Ленинградом. Имя девочки позабыл, к сожалению». 1956 год.

– С кем дружили в детстве?

– Однажды в песочнице я познакомился с Мишей Злыдниковым, который стал моим другом на всю жизнь. Нам было по два года, и мы пришли вместе со своими нянями. Поскольку в детский сад я не ходил, то мною занималась няня. До 12 лет. Няня Нюра была простой женщиной. Очень доброй. Жила у нас, мы спали с ней в одной комнате. Помню, когда она уходила от нас, расставание было очень тяжелым. Хотя мы так или иначе общались с ней до самой ее смерти. Так вот, с Мишей мы жили в одном дворе, ходили в одну школу, потом после восьмого класса вместе перешли в другую школу. Миша, к сожалению, уже умер. От тяжелейшего рака. Он был моим самым близким человеком. До сих пор общаюсь с его детьми, с женой. Для меня они – почти семья. Миша окончил военно-морское училище подводного плавания, служил на севере, дослужился до капитана 3-го ранга. Потом ушел в бизнес, создал и возглавил некогда очень крупную фирму «Российский фермер».

– Наверное, помогал вам снимать ваши первые картины?

– Один раз немного помог. Считаю, что у своих друзей, даже богатых, просить деньги нельзя. Иначе дружба быстро закончится.

– Чем увлекались, когда, скажем так, выросли из песочницы?

– Всегда очень любил спорт. Мы вместе с Мишей занимались боксом. Пока мне в каком-то бою не дали в ухо. Из него сильно пошла кровь, и мама категорически запретила мне ходить на бокс. Довольно долго занимались фехтованием. Естественно, постоянно играли в футбол. Помню, я даже серьезно собирался стать футбольным тренером. Даже ходил в институт физкультуры. Тайком от родителей. Мне там сразу сказали, что нужно быть минимум кандидатом в мастера, так что желание пропало. Кстати, считаю, что профессии футбольного тренера и режиссера очень похожи. По психологии, эмоциям. Матч длится полтора часа. Как и фильм. Одиннадцать актеров. Тренер, так же как и режиссер, тратит много нервов, творит, выдумывает... Еще мы с Мишей увлекались гандболом. Даже вошли в сборную города. Правда, чаще в запасе сидели. Но за школу, за район постоянно играли. Сейчас очень люблю смотреть гандбол. Азартная игра. Еще я занимался настольным теннисом. До сих пор играю. Вполне прилично. Жалею, что не увлекся тогда большим теннисом. Сейчас я люблю играть именно в большой.

«Очень люблю спорт! – признается режиссер. – В свое время занимался боксом, фехтованием, играл в футбол, гандбол и настольный теннис. Но предпочтение отдаю большому».

– А с искусством как складывались отношения?

– Как-то мы с мамой летели в Крым, и в самолете оказалась директор Вагановского училища, мама ее знала. Директор заставила меня встать в какую-то позицию и что-то сделать. Я встал, сделал, и она сказала: «Отдайте его к нам». Отец, слава Богу, этому воспрепятствовал. Хотя какая-то невольная связь с балетом все же осталась – второй фильм уже снял про балерину. (Улыбается.)

– А почему ваш отец воспрепятствовал?

– Он считал, что балет для меня совершенно неприемлем. И, конечно, хотел, чтобы я пошел по его стопам.

– И стал брать вас с собой на съемки. Помните свой самый первый съемочный день?

– Да. Это была ноябрьская демонстрация. Он тогда снимал фильм «Рассказы о рабочих», который сначала совсем не выпускали, а потом очень сильно порезали. Мне было где-то 6–7 лет, и я вместе с рабочими Кировского завода прошел длинный путь до Дворцовой площади. Я шел с флажком, и мне, конечно, было любопытно не то, как снимают кино, а сама демонстрация. Потом я записался в кинокружок Дворца пионеров, который располагался в Аничковом дворце на Фонтанке. Занимался у преподавателя Николая Константиновича Пашкевича, до сих пор его помню. Он был хорошим, добрым человеком, но в кино понимал не очень. Рядом с нашим кинокружком был фотокружок, в котором, кстати, занимался впоследствии знаменитый Валера Плотников. Е го возглавлял Борис Ефимович Ритов. Он мне как-то сказал: «Если ты хочешь во ВГИК , занимайся фотографией, в кино успеешь». И я перебежал туда. Фотостудия была хороша еще и тем, что мы постоянно ездили на съемки. На все каникулы уезжали. Я очень много снимал, и довольно успешно. Получал какие-то дипломы, грамоты.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

«Прощай, самый любящий и самый любимый…» «Прощай, самый любящий и самый любимый…»

История любви Марии-Антуанетты и Акселя Ферзена

GALA Биография, январь'18
Люди будущего Люди будущего

Когда-то войны шли за ресурсы, сейчас бьются за инновации

Вокруг света, август'19
Электрошок Электрошок

Неконтролируемое развитие электротранспорта грозит безопасности городской среды

АвтоМир, ноябрь'17
Хватит капризничать! Хватит капризничать!

Что делать с проявлением детских негативных эмоций

Лиза, ноябрь'17
Ксения Смельчак Ксения Смельчак

Сергей Минаев выясняет у Ксении Собчак, куда женщина готова повести страну

Esquire, декабрь'17
Деньги как индикатор отношений в паре Деньги как индикатор отношений в паре

Обсуждение финансовых вопросов с партнером нередко вызывает бурные эмоции. Причина в том, что деньги – индикатор отношений во всех сферах жизни и, в частности, в паре, в семье, а нередко – и катализатор расставаний, ссор, измен и других страстей. Это безошибочный рентген, убежден тренер и экспрессивный психотерапевт Марик Хазин.

Psychologies, ноябрь'17
Коллективное хозяйство Коллективное хозяйство

У «Куйбышевазот» нет контролирующего акционера, но есть главный

Forbes, декабрь'17
Громче, чем бомбы Громче, чем бомбы

Женщина года — Светлана Лобода

Glamour, декабрь'17
Охота на лидера Охота на лидера

Hyundai Sonata – Toyota Camry

АвтоМир, ноябрь'17
Новые аккумуляторы для автомобилей Новые аккумуляторы для автомобилей

Инновационные технологии в мире автомобильных аккумуляторов и источников питания

CHIP, декабрь'17
Самые странные летающие существа Самые странные летающие существа

Новые палеонтологические находки меняют сложившиеся представления о птерозаврах

National Geographic, ноябрь'17
Как меня слышно? Как меня слышно?

Качество звучания автомобильных аудиосистем становится лучше, чем у домашних

Quattroruote, декабрь'17
Топ-10 подкастов по версии SNC Топ-10 подкастов по версии SNC

Подкаст — регулярная аудиопередача. Дико модная вещь

SNC, декабрь'17
Легенда о любви Легенда о любви

В светлый праздник Рождества люди редко вспоминают родителей девы Марии

GALA Биография, декабрь'17
Тоненький ледок Тоненький ледок

Саша Спилберг делится впечатлениями о шоу #IntimissimiOnIce

Tatler, декабрь'17
Обыкновенный аутизм Обыкновенный аутизм

Как помочь детям с нарушениями развития

Русский репортер, ноябрь'17
Как полюбить себя, приняв свое тело Как полюбить себя, приняв свое тело

Мы не можем любить и быть любимыми, пока не научимся принимать себя. Не так просто убрать фальшивые маски, принять своих близких и найти тех, кто ценит нас такими, какие мы есть. Как научиться любить себя или вернуть эту любовь, если она была потеряна?

Psychologies, ноябрь'17
Читаем в ноябре: выбор Psychologies Читаем в ноябре: выбор Psychologies

Хотите разобраться в своих чувствах, наладить отношения с близкими и просто получить удовольствие? Начните с лучших книжных новинок месяца по версии Psychologies.

Psychologies, ноябрь'17
Рецидевицы Рецидевицы

Подруги твоей девушки могут представлять реальную угрозу вашим отношениям

Maxim, декабрь'17
Родом из Голливуда Родом из Голливуда

Кейт Хадсон и ее талант гадалки на картах Таро

Cosmopolitan, декабрь'17
Мифы о простудных заболеваниях Мифы о простудных заболеваниях

Разбираемся с самыми распространенными заблуждениями о простуде

9 месяцев, декабрь'17
Продукты, которые не стоит есть на ночь Продукты, которые не стоит есть на ночь

На пустой желудок уснуть сложно. И вот вы открываете холодильник в поисках, чем бы перекусить. Учтите, некоторые продукты не способствуют крепкому здоровому сну.

Psychologies, ноябрь'17
Прекраснее идеала Прекраснее идеала

В мире пересматривают стандарты красоты

Огонёк, ноябрь'17
Бросок к славе Бросок к славе

Иван Колесников сыграл легенду баскетбола Александра Белова в новой драме

Vogue, декабрь'17
Сексуальная контрреволюция Кадырова Сексуальная контрреволюция Кадырова

Как в Чечне соединяют разведенные семьи

Русский репортер, ноябрь'17
«Я не девочка с «биполяркой»: проект фотографа Лизы Жаковой «Я не девочка с «биполяркой»: проект фотографа Лизы Жаковой

Лиза Жакова недавно опубликовала фотопроект «Нам не кажется», посвященный депрессии и биполярному расстройству личности. В интервью Psychologies.ru она рассказала о том, как живет с этими диагнозами, почему не хочет ассоциировать с ними свое творчество, что не так с флешмобом #faceofdepression, и о многом другом.

Psychologies, ноябрь'17
Упасть по собственному желанию Упасть по собственному желанию

Альпинисты боятся сорваться, а роупджамперы идут в горы специально за этим

Популярная механика, декабрь'17
Анекдот с бородой Анекдот с бородой

Джейсон Момоа спешит спасать мир в новом образе — супергероя Аквамена

Vogue, декабрь'17
Nissan Juke – Renault Kaptur Nissan Juke – Renault Kaptur

Один из бестселлеров Renault и вернувшийся на российский рынок кроссовер Nissan

АвтоМир, ноябрь'17
Муза Муза

Съемка и интервью с главной героиней нашей декабрьской обложки Ванессой Паради

Elle, декабрь'17