«Желтые жилеты» и беспрецедентное насилие

Западные народы просыпаются для классовой борьбы

ЭкспертОбщество

«Желтые жилеты» и беспрецедентное насилие

Западные народы просыпаются для классовой борьбы. Во Франции проснулась улица и «желтые жилеты»: десять актов, десять погибших, три тысячи раненых

Маттье Бюж

Фото: ТАСС

Движение «желтых жилетов» удивило почти всех, за исключением нескольких умных немедийных интеллектуалов, которые чувствовали грядущее восстание, и любого француза-реалиста, который, даже не принимая участия в демонстрациях, смог принять этот кризис как логическое завершение сорока пяти лет некомпетентной политики. Строители этой политики думали, что всегда можно выкрутиться, напоминая нам: не разбив яиц, яичницы не сделаешь. «Желтые жилеты», вероятно, вспомнили термин «разбить». Одним из поразительных аспектов движения, несмотря на его спонтанность, является его жестокость, которая удивила всех как за рубежом, так и во Франции. Эта страна — известный объект насмешек во всем мире из-за склонности французов устраивать демонстрации из-за пустяков, но в целом мирным путем. Поэтому именно выросший градус насилия в протестах «желтых жилетов» помогает понять их движение.

Полувековой антирекорд

С мая 1968 года Франция не была ареной социальных движений такого масштаба. С первого (17 ноября) и по десятый (19 января) «акт» «желтых жилетов» насчитывается десять погибших, 1050 раненых на стороне полиции, 1850 раненых на стороне демонстрантов. Из них не менее 94 тяжелораненых, 14 потерявших глаз, один человек в коме после попадания резиновой пули. Надо уточнить, что смертельные случаи чаще всего не имеют прямого отношения к столкновениям (митингующие попадали под машины во время акций на дорогах). Но пострадавших значительно больше, чем во время майских событий 1968 года, когда люди были лучше вооружены, а полиция гораздо менее защищена. Для сравнения: беспорядки во французском пригороде в 2005 году, которые были достаточно впечатляющими, чтобы американские СМИ говорили о «войне», а российские СМИ сравнивали ситуацию с горячей Чечней, длились три недели и привели к гибели четырех человек.

К насилию во время акций «желтых жилетов» прибегают обе стороны. Демонстранты — потому что измучены обнищанием, нестабильной ситуацией и реформами Эммануэля Макрона, репрессиями полиции. И мы сейчас не имеем в виду хулиганов, провокаторов и откровенных идиотов. Но да, мы давно не видели во время демонстраций таких сцен нападения на полицию, жандармов, даже на журналистов, например из BFM TV, которых «желтые жилеты» считают сторонниками правительства (следует отметить, что журналисты из Russia Today пользуются заметным уважением у «желтых жилетов», в то время как полиция их преследует и угрожает сломать оборудование). В кадр попал даже известный в прошлом боксер Кристоф Деттингер, когда он жестоко лупил одного представителя CRS (это французский ОМОН).

В то же время и полиция не колеблясь использовала водяные пушки, травматическое оружие и гранаты со слезоточивым газом. Есть и новшество: настильная (или прямая) стрельба, которая обычно запрещена. А еще правительство выпустило на улицы вооруженных агентов с автоматами HK G36. И при всем этом арсенале полицейские бросали камни и кирпичи в протестующих, у которых нет защитной амуниции или щитов. Мы все это видели. В интернете много видео с насилием как физическим, так и вербальным. Например, съемка, на которой майор Дидье Андриё избивал людей, которые кажутся совершенно неопасными, и кричит в ответ на обещание подать жалобу: «Жалуйтесь! Без проблем! Я майор!»

Насилие протестующих можно попытаться объяснить уровнем раздражения, который редко достигается во Франции. Насилие полицейских объяснить сложнее. Дело в том, что в начале «актов» полиция выразила «желтым жилетам» некоторую симпатию. В социальных сетях появились фотографии стражей порядка в желтых жилетах. И это серьезно взволновало правительство. Полиция была измотана, у нее не хватало сотрудников, ведь помимо «желтых жилетов» стояла задача справиться с насилием в некоторых пригородах и отрабатывать террористическую угрозу. Чтобы обуздать протесты, правительство мобилизовало полицейских чиновников, которые не обучены работе «в полях». Правоохранители сами сильно критиковали такое решение. Эти чиновники быстро прошли двухдневное обучение с травматическими ружьями и автоматами, но было ясно, что «новобранцы» вообще не подготовлены к уличным акциям и будут вести себя столь неадекватно, что сами станут мишенью.

Другими словами, правительство решило разыграть стратегию хаотизации обстановки.

Французские СМИ против «желтых жилетов»

Несмотря на множество видеороликов, свидетельствующих о насилии полиции, министр внутренних дел Кристоф Кастанер сказал, что не знает ни одного сотрудника полиции, который напал бы на «желтых жилетов». Французские СМИ, представителей которых протестующие не любят и гоняют, не унижались до лжи, но мастерски замалчивали факты. Стартовала критика насилия со стороны «жилетов», в СМИ не пытались понять корень проблемы, а использовали принцип reductio ad fascistum (доведение до абсурда). В телестудиях возмущались, что журналисты подвергаются опасности во время работы на улицах или когда продираются ко входу в редакцию, а перед ней собирается толпа и скандирует гневные лозунги.

Конечно же, в студиях появились политики, «философы» или «эксперты» с одним и тем же видениям вопроса. Скажем, бывший министр Люк Ферри призывал полицию «использовать оружие» (призывал ли он стрелять настоящими пулями? — каждый понял по-своему). Другие осуждали бесконечное дьявольское «русское вмешательство» или, как невероятная госсекретарь Марлен Шьяппа, итальянскую манипуляцию! Лишь в середине января редакции, вероятно, поняли, что все это зашло слишком далеко, и журналисты перестали в одностороннем порядке осуждать «насилие протестующих». Ранее журналистка Соня Девиллерс, которая работает на очень популярном радио France Inter, заявила, что она не хотела приглашать представителей движения, чтобы избежать «слишком поляризованных» дебатов. Потому что сегодня во Франции «дебаты» должны быть «согласованными».

Какое странное поведение СМИ, которые привыкли при малейшей возможности осуждать насилие со стороны органов внутренних дел! В последние годы журналисты много раз были восторженными ретрансляторами грязных историй, связанных с полицией: можно было бы упомянуть, например, кейс о лагере мигрантов La Jungle в городе Кале, или «дело Тео», когда Тео Лухака, молодой человек (и правонарушитель) конголезского происхождения, был «случайно ранен» в задний проход во время полицейского осмотра (а сам утверждал, что его изнасиловали сотрудники полиции). Но когда настало время «желтых жилетов», эти СМИ стали волноваться о судьбе сотрудника ОМОНа, которого голыми руками бил Кристоф Деттингер, раскрывая лишь версию солдата в амуниции и шлеме и без колебаний тиражируя его совершенно сюрреалистическую фразу: «Он бил, чтобы сделать мне больно!»

Французские СМИ внезапно стали таким гротескным миром, где полиция не должна нападать на преступников и нелегальных мигрантов, а граждане должны выражать свое недовольство исключительно поцелуями.

Впрочем, нет, давайте успокоимся: французские СМИ продолжают очень негативно относиться к насилию со стороны полиции и восхищаться насилием со стороны народа. Другого народа. Когда насилие происходит во время демонстраций в недружественных странах, когда это выгодно для геополитических интересов Франции (или, скорее, Европейского союза), французские журналисты падают в обморок перед энергией угнетенных народов и гневаются из-за насилия со стороны властей. Непотопляемые медийные личности, такие как «философ» Бернар-Анри Леви или лидер майских событий 1968 года Даниэль Кон-Бендит, систематически выступают в телестудиях, чтобы дать свою оценку насилию, чтобы объяснить, что такое правомерная революция или что такое популистско-фашистский бунт, который должен быть подавлен, чтобы Европа не вернулась в темные 1930-е. Майдан? Великолепный бой. «Желтые жилеты»? Грязное фашистское, расистское, антисемитское и гомофобское возрождение. Если бы одна десятая подобных событий происходила в России, Путин был бы осужден как кровавый диктатор, Бернар-Анри Леви был бы на баррикадах на Болотной. Эрдоган, Мадуро, Лукашенко, Си, вам есть о чем подумать!

Классовая борьба XXI века: французский вариант

Кстати, Макрон уже дал комментарий по поводу кризиса в Венесуэле: «Я приветствую мужество тысяч венесуэльцев, которые вышли на улицы за свою свободу!» Тут было бы лучше промолчать (в очередной раз), но Макрон живет на другой планете. На самом деле можно довольно легко объяснить это странное двойственное отношение к народному и полицейскому насилию — даже без геополитики. На Западе, к сожалению, вопросы чистых стратегических интересов часто оставляют место для идеологии. Идеология доминирует, хотя русские считают, что западные люди прагматичны и менее догматичны. Французские СМИ никогда не переставали, например, осуждать насилие, словесное или физическое, сторонников Дональда Трампа, сторонников брекзита, сторонников Маттео Сальвини в Италии или партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) в ФРГ — короче говоря, осуждать насилие оппонентов власти в союзных странах.

Не заблуждайтесь: насилие «желтых жилетов» — это всего лишь еще один аватар западного кризиса. Это реакция на неолиберальную политику, реакция предсказуемая, которая удивила мировой истеблишмент еще два с половиной года назад голосованием за брекзит, затем шесть месяцев спустя победой Дональда Трампа, затем успехами АдГ в Германии и победой коалиции «Движения пяти звезд» и «Лиги Севера» в Италии. Западные элиты не перестают удивляться, хотя это всегда те же ингредиенты, только рецепт меняется в зависимости от страны. Им этот кризис страшен? А что? Не разбив яиц, яичницы не сделаешь, правильно?

Война не всегда есть отражение геополитики. Великолепный инвестор Уоррен Баффет сказал в 2005 году: «Идет классовая борьба. Ну и хорошо. Ведь это мой класс, богатый класс ведет эту войну, и мы побеждаем». Движение «желтых жилетов» и его насилие — это очень французское выражение классовой борьбы, в которой нижние слои были слишком угнетены. А Эммануэль Макрон пришел нанести им последний удар.

Глобализация была наиболее эффективной на Западе, образуя гораздо более переплетенное пространство, чем во время холодной войны, — не случайно сегодня мы говорим именно о Западе, а не о Соединенных Штатах, и именно эти западные народы просыпаются. Американцы сделали это, избрав квинтэссенцию бизнесмена, напомнившего Америке ее фундаментальные ценности. Англичане сделали это, решив остаться тем, чем они всегда были (островом). Итальянцы сделали это, следуя старой традиции политической лаборатории, избрав коалицию левых и правых популистов. Французы делают это как всегда: на улице. Каждый народ действует и реагирует по-своему.

Странно, когда такие комментаторы, как Дмитрий Киселев, удивляются, что люди сражаются из-за небольшого роста цен на бензин. Они просто не поняли французов и того, что те пережили за эти последние четыре десятилетия: обнищание, игнорирование их выбора, массовая эмиграция, наступательное разрушение социального государства… Некоторые французы решили: хватит терпеть. Сколько продолжится этот кризис? Трудно дать ответ, наблюдая за действиями правительства. Власти предлагают организовать «большую национальную дискуссию». «Если вы хотите похоронить проблему, создайте комиссию», — сказал Жорж Клемансо сто лет назад.

Вместо решения проблемы власти решили остановить расползание кризиса «желтых жилетов» по всему Евросоюзу и сделать ставку на насилие по принципу «Бей своих, чтобы чужие боялись». Как будто это остановит французов! В прессе игнорируют всплески уличной агрессии, в то время как правительство заказывает новые партии травматического оружия. А в ответ на беспокойство части интеллектуалов отвечает: это все ваши «теории заговора».

Если французские элиты продолжат упорствовать и не слушать свой народ, зима-2018/19 вполне может стать своим 1905 годом для Европейского союза.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Пилим по России Пилим по России

Экотуризм: как заработать на отдыхе

Эксперт, сентябрь'19
Лаборатории бизнеса Лаборатории бизнеса

Вузы могут формировать вектор на выращивание предпринимателей новой экономики

Эксперт, октябрь'19
Вопросы читателей Вопросы читателей

Вопросы и ответы

Популярная механика, октябрь'19
Вдова, да не та: в Африке найден новый ядовитый паук-гигант Вдова, да не та: в Африке найден новый ядовитый паук-гигант

Новый вид относится к опасным и ядовитым черным вдовам

National Geographic, февраль'19
Какой лазерный принтер купить для дома: советы от CHIP Какой лазерный принтер купить для дома: советы от CHIP

Какой лазерный принтер купить для дома: советы от CHIP

CHIP, февраль'19
Что происходит в «китовой тюрьме» под Находкой: фото и видео Что происходит в «китовой тюрьме» под Находкой: фото и видео

Сведения о бухте, в которой содержат почти 100 нелегально пойманных китообразных

National Geographic, февраль'19
Магнитный полюс Земли мигрирует в Сибирь Магнитный полюс Земли мигрирует в Сибирь

Данные о смещении магнитного полюса Земли

National Geographic, февраль'19
Поздняя любовь Поздняя любовь

Виктория Токарева – о своём друге Владимире Войновиче

Story, март'19
Крупное обновление World of Tanks: колесная техника Крупное обновление World of Tanks: колесная техника

Крупное обновление World of Tanks: колесная техника

CHIP, февраль'19
Всё под контролем Всё под контролем

Что происходит с современным телевидением? Версия Владимира Познера

Story, март'19
Ворваться в городок Ворваться в городок

Поимка Саддама Хусейна и вторжение в Ирак – рассказ от первых лиц

Esquire, февраль'19
БДТ в моей жизни БДТ в моей жизни

Деятели искусства и бизнеса о своем отношении к БДТ

СНОБ, март'19
Facebook вступил в борьбу с антипрививочным движением Facebook вступил в борьбу с антипрививочным движением

Facebook пытается остановить распространение домыслов о прививках

Forbes, февраль'19
Битва титанов: возвращение тяжелых танков Битва титанов: возвращение тяжелых танков

Отчетливо наблюдается тенденция возврата тяжелых танков

Популярная механика, февраль'19
Горячий снег Горячий снег

Самые увлекательные виды зимнего спорта, которые ещё можно успеть попробовать

National Geographic Traveler, февраль'19
Учись работать: VR и онлайн меняют представление об образовании Учись работать: VR и онлайн меняют представление об образовании

Сегодня все компании вкладываются в обучение кадров

Forbes, февраль'19
Мы из будущего Мы из будущего

Виртуальные инфлюенсеры появляются на обложках журналов

Vogue, март'19
Магазин бесполезных услуг. Почему никому не нужно цифровое правительство Магазин бесполезных услуг. Почему никому не нужно цифровое правительство

Цифровизация должна избавить людей от общения с властью, но происходит наоборот

Forbes, февраль'19
Мечтать не вредно! Мечтать не вредно!

Бизнесвумен Елена Мошнина делится с Grazia своими мыслями

Grazia, февраль'19
Луи, Луи Луи, Луи

Парижский диджей и промоутер Луиз Чен

Vogue, март'19
Грузия в кадре: страна гор, вина и гостеприимства Грузия в кадре: страна гор, вина и гостеприимства

Здесь тепло встречают, вкусно угощают и молниеносно влюбляют в свою страну

National Geographic, февраль'19
Жил на свете рыцарь бедный Жил на свете рыцарь бедный

Лев Рубинштейн объясняет, почему богатство и бедность — это одно и то же

GQ, март'19
Под вуалью. Когда предприниматель рискует своим имуществом Под вуалью. Когда предприниматель рискует своим имуществом

Под вуалью. Когда предприниматель рискует своим имуществом

Forbes, февраль'19
Настройтесь на ритм сердца Настройтесь на ритм сердца

Хотите распрощаться с вредными привычками и заменить их более здоровыми?

Yoga Journal, март'19
Мой дом – у меня в голове Мой дом – у меня в голове

Формально бездомный, но счастливый человек, выбравший жизнь-путешествие

Psychologies, март'19
Беспроигрышный код Беспроигрышный код

ЦБ определился с тарифами на услуги Системы быстрых платежей

РБК, февраль'19
Ах ты маша-растеряша! Ах ты маша-растеряша!

Что делать, если потеряла сумку, телефон, паспорт или другую ценную вещь?

Лиза, февраль'19
Долгий путь в небо: вертолет Ми-38 Долгий путь в небо: вертолет Ми-38

Первый серийный военно-транспортный вертолет Ми-38Т

Популярная механика, февраль'19
Обзор Nokia 7.1: хороший смартфон среднего класса Обзор Nokia 7.1: хороший смартфон среднего класса

Тестируем смартфон Nokia 7.1 на Android One

CHIP, февраль'19
Глубокая заморозка Глубокая заморозка

Что случается со Снегурочками после Нового года

Tatler, март'19