Последнюю волну российских губернаторов принято называть «молодыми технократами»

ЭкспертОбщество

«Успешный глава региона не может не быть политиком»

Дмитрий Моргулес

Алексей Текслер победил на выборах почти с 70% голосов, а его аккаунт в инстаграме — самый популярный среди аккаунтов публичных политиков: 155 тыс. подписчиков

Последнюю волну российских губернаторов принято называть «молодыми технократами». Многие из них приехали в свои области после серьезной московской карьеры. По замыслу, они должны связать огромные возможности федерального центра с эффективным региональным развитием. Одним из них считается губернатор Челябинской области Алексей Текслер. С какими проблемами он столкнулся и каковы итоги первого года его работы в этом очень непростом регионе?

Южный Урал возглавляли разные люди. В начале 1990-х — «рыночник» Вадим Соловьев. Затем полтора десятка лет областью правил «политический тяжеловес» Петр Сумин. На смену ему пришел «коммерсант», создатель агропромышленного холдинга «Макфа» Михаил Юревич, а затем — «крепкий хозяйственник», экс-директор Магнитогорского металлургического комбината Борис Дубровский.

Однако ни одному из них в силу разных причин не удалось сделать Челябинскую область лучше. Более того, Сумин, Юревич и Дубровский уходили в отставку до истечения срока своих полномочий. При этом Юревич и Дубровский не доработали до конца даже свои первые сроки.

«Наш регион последние лет пятнадцать неуклонно деградирует, — говорит директор аналитического агентства “Монитор” Алексей Ширинкин. — Все это время здесь постепенно разрушались политические институты, экономика, а власти региона, пока в соседних областях усиленно ловили всех возможных “журавлей в небе”, по большей части щелкали клювом».

Статистика подтверждает правоту Ширинкина. Челябинская область, во времена СССР входившая в первую десятку по объему промпроизводства и другим показателям социально-экономического развития, скатилась в регионы-середняки. Если по объему валового регионального продукта область все еще на заметном 12-м месте в России, то по уровню средней зарплаты она лишь 36-я. А по уровню ВРП на душу населения — 41-я. Большие проблемы в социальной сфере, прежде всего в медицине, испытывавшей хроническое недофинансирование и жесточайшую оптимизацию. Потихоньку сокращающееся население, отток из региона кадров и предпринимателей. И традиционно тяжелейшая экологическая ситуация — Челябинск и Магнитогорск стабильно попадают в разнообразные рейтинги самых «грязных» городов страны.

«Петр Сумин был прекрасным политиком, умел выстроить отношения с населением, — рассказывает Алексей Ширинкин. — Но его стратегия была разрушительной, область пришла к тому, что ее элита представляла собой этакую Венецианскую республику периода упадка, в которой все решали десять знатных семейств, которым ничего не было нужно — ведь у них и так все было. Михаил Юревич привнес в политическую жизнь области заметные амбиции. Он задал уровень претензий, стандартов. Но по большому счету он занимался прежде всего решением своих проблем и собственным благосостоянием. В отношении Бориса Дубровского были иллюзии, что гендиректор одной из самых успешных российских компаний, работающей в том числе на глобальных рынках, справится. В итоге же этого губернаторства — окончательная деградация системы управления, низкий уровень политической культуры, клановость, тотальная коррупция. Рекордно низкий рейтинг у населения».

«Технократ»?

Алексей Текслер, недавно отметивший свое 47-летие, был назначен исполняющим обязанности губернатора Челябинской области 19 марта прошлого года. Для него это стало возвращением в родные места — он родился в Челябинске и прожил в городе до 16 лет, после чего вместе с семьей переехал в Норильск.

«Где родился, там и пригодился», — произнес Текслер на встрече с Владимиром Путиным, после чего отправился в регион, с которым, по его словам, «он никогда не терял связи».

Правда, как управленец Текслер вырос на Севере, где сначала сделал быструю карьеру в «Норильском никеле», потом больше года возглавлял администрацию Норильска, а затем несколько лет работал сначала гендиректором казахского горно-металлургического концерна «Казахалтын», а затем гендиректором филиала холдинга «Полюс».

С 2013 года — заместитель, а потом первый заместитель министра энергетики РФ Александра Новака, с которым он знаком еще со времен работы в Норильске. В министерстве отвечал за департаменты государственной энергетической политики, бюджетного планирования и учета, корпоративного управления, ценовой конъюнктуры и контрольно-ревизионной работы в отраслях топливно-энергетического комплекса, отвечал за подготовку сводного прогноза социально-экономического развития России в отраслях ТЭК и, по сути, за всю электроэнергетику страны. Был включен в резерв управленческих кадров, прошел подготовку в «школе губернаторов» РАНХиГС. Казалось бы, довольно типичная карьера для успешного «молодого технократа» федерального уровня и нового поколения.

Однако сам Алексей Текслер себя таковым не считает.

«Термин “технократ”, мне никогда не нравился, — говорит он. — В моем понимании, это некий человек-функция, человек-проект. Такие люди тоже необходимы. Но губернатор должен обладать гораздо более широким спектром навыков. Более того, все принятые властью решения, все намеченные к достижению результаты должны проецироваться на людей, на их жизнь, делать ее лучше. И в этом контексте термин “технократ” не очень подходит. У главы региона более важная и сложная миссия».

«Конечно же, он “молодой”, — считает политолог, преподаватель Челябинского филиала РАНХиГС Андрей Лавров. — Хотя, казалось бы, это возраст, вполне подходящий для зрелого руководителя. Но возраст и в целом понятие “молодость” перестали измеряться в тех критериях, какие были, скажем, в девяностые годы. Тогда и Анатолию Чубайсу, и Егору Гайдару было чуть больше тридцати пяти, а они занимали ключевые для страны должности. Меняется со временем и понятие “технократ”. Еще недавно таковыми считались те, кто владеет экономическими технологиями управления и аполитичен. Сейчас же список качеств, которых ждут от технократа, куда более широкий и включает в себя знания, понимание гуманитарных технологий. Это менеджер-политик, который выстраивает линии взаимодействия не только сугубо управленческие, но и с учетом общественных настроений и даже идеологии».

«Хороший, успешный глава региона не может не быть политиком. Это, по сути, квалификационное требование к профессии, — соглашается Алексей Текслер. — В работе много акцентов, надо разбираться и в экономике, и в финансах, в самых разных других сферах, иметь логическое мышление, навыки управления. Но быть политиком — одно из них. При этом у самого термина “политика” много определений, и вряд ли какое-то из них единственно правильное. На мой взгляд, это поиск балансов, возможностей выхода из сложных ситуаций, умение видеть цели, выбирать ориентиры, куда мы должны идти, в каком направлении развиваться».

Две большие разницы

Вместе с Текслером в Челябинск прибыли буквально несколько человек. Прежде всего это 36-летний Виктор Мамин, который работал вместе с Текслером и в Норильске, и в Казахстане, и в группе «Полюс», и в Министерстве энергетики. Он стал первым заместителем Текслера, и по сути, именно он сейчас второй человек в исполнительной власти Челябинской области.

«Федеральный уровень власти и региональная власть — это по-разному функционирующие системы, — описывает он свою работу в Минэнерго и в Челябинской области. — И ответственность другая. При этом сейчас уровень моей ответственности за предлагаемые и принимаемые решения выше, нежели когда я трудился директором департамента в федеральном министерстве. В министерстве ты больше ориентирован на качественное и своевременное выполнение поручений. Очень жесткие рамки, гораздо меньше пространства для маневра, свободы действий. Когда же ты “заточен” на тему развития региона, развития отраслей, за которые ты отвечаешь, то нужно не только исполнять поручения, которые тебе дают, но и генерировать их, видеть цели развития, изучать лучшие практики и стремиться быть даже впереди них. В этом плане работа в регионе гораздо более разнообразная и творческая».

Соглашается со своим замом и Алексей Текслер. «В министерстве моя работа была по большей части кабинетной, не самой публичной. Одной из нашей с коллегами задач была выработка нормативно-правовых актов, касающихся той отрасли, за которую отвечает министерство. Которое должно быть в хорошем смысле лоббистом своей, конкретной отрасли, — вспоминает он. — Спектр же вопросов, которые решает глава региона, максимально широкий. По сути, я так или иначе несу ответственность за все, что происходит в Челябинской области. Значит, нужно разбираться практически в любых вопросах, в самых разных нюансах. С одной стороны, надо быть визионером, стратегом, а с другой — не забывать про текущие дела, “тактические” вопросы. И все это связано с постоянной публичностью. Потому что оценивают тебя здесь и сейчас. Так что работа губернатора, на мой взгляд, более интересная».

В режиме многозадачности

Весь 2019 год Алексей Текслер, по сути, проводил разведку боем на посту главы региона. Слишком много очень разных задач, которые пришлось решать одновременно:

— общая ревизия состояния дел в области;

— ликвидация последствий и расселение пострадавших от взрыва жилого дома в Магнитогорске, унесшего 39 жизней.

— сорванная предшественником подготовка к саммитам стран ШОС и БРИКС в 2020 году (в итоге мероприятия с участием глав государств все-таки перенесли в Санкт-Петербург, оставив за Челябинском около двух десятков крупных, но лишь «сопровождающих» саммит мероприятий);

— смена власти в Челябинске (мэр и выборы в городскую думу);

— перенастройка системы управления регионом;

— кадровые назначения на ключевые посты в региональной власти;

— ознакомление на месте с ситуацией в крупнейших городах и районах области;

— «разруливание» многочисленных проблем в региональной медицине;

— поиск и внедрение системных решений в части экологических проблем;

— реформа практически уничтоженного в Челябинске муниципального общественного транспорта;

И еще собственная избирательная кампания.

И все это за полгода, от мартовского назначения до сентябрьских выборов.

Впрочем, это еще не все.

«Люди не верят никому»

«Пожалуй, главная проблема, с которой пришлось столкнуться, и она для меня первое время была неожиданной и непонятной, — колоссальный уровень недоверия к власти, — рассказывает Виктор Мамин. — Что к правительству региона, что к муниципальной власти. Причем со всех сторон — и от граждан, и от бизнеса, и даже внутри самой власти. Каждый раз любое действие рассматривалось не с точки зрения пользы, но исключительно через призму того, кто на этом хочет заработать и насколько желание решить проблему фальшиво. Честно говоря, такого я не наблюдал нигде».

То, что удивило приезжего управленца, не удивляет никого на Южном Урале.

Дело в том, что еще одна печальная особенность Челябинской области — многолетняя и практически тотальная коррупция на всех уровнях, во всех эшелонах и ветвях власти. Регион много лет держится в лидерах по числу зарегистрированных и доведенных до приговора суда коррупционных преступлений. При любых губернаторах и любых руководителей силовых структур региона. Но еще нагляднее человеческое «качество».

Судите сами.

Предшественник Текслера на посту губернатора Борис Дубровский подозревается антимонопольной службой в участии в сговоре при распределении многомиллиардных контрактов в дорожно-строительной отрасли, материалы находятся на дополнительной проверке в МВД.

Еще один бывший глава региона Михаил Юревич — в бегах: его обвиняют во взятках размером 3,4 млрд рублей во все той же дорожно-строительной отрасли.

Отбывает срок (уже не в колонии, а на принудительных работах) бывший вице-губернатор Николай Сандаков (правда, многие считают этот приговор несправедливым). В колонии же — бывший в годы правления Юревича членом Совета Федерации Константин Цыбко.

Закончено расследование дела депутата Государственной думы Вадима Белоусова и ближайшего соратника все того же Юревича (проходит с ним, по сути, по одному и тому же преступлению).

С прошлого декабря под арестом по обвинению в коррупционных преступлениях находится экс-глава Челябинска и экс-вице-губернатор Евгений Тефтелев. Попадал под уголовное преследование (отделался судебным штрафом) его предшественник на посту главы администрации областного центра Сергей Давыдов.

В Миассе, четвертом по величине муниципалитете области, под «уголовкой» ходил почти каждый глава города или глава администрации в течение последних пятнадцати лет. Один из них, Виктор Ардабьевский, и вовсе обвиняется в убийстве в составе организованной преступной группы и в участии в банде, на счету которой более сорока убийств.

Примерно та же картина в закрытом городе атомщиков Озерске, где за решетку в разное время угодили главы администрации Сергей Чернышев и Евгений Тарасов. Отбывает срок заключения бывший мэр Копейска Вячеслав Истомин.

Свои сроки получили два теперь уже бывших начальника регионального управления Федеральной миграционной службы — Артур Дамерт и Сергей Рязанов.

Это только за последние лет десять и не считая всякую «мелочь» вроде министров областного правительства, глав небольших городов и районов.

Неудивительно, что практически все властные институты в Челябинской области дискредитированы.

«Это не специфика отдельно взятой Челябинской области, а куда более широкий тренд, — считает Алексей Текслер. — Конечно, этот фактор надо учитывать в работе. При этом ситуацию можно исправить. Но только работой. И результатом. Как бы банально это ни звучало».

«Варяги» vs/& «местные»

«Если говорить о финансах, то в целом регион в хорошем состоянии, — рассказывает Виктор Мамин. — Был профицитный бюджет, отсутствие долгов, даже средства на депозитах. Скорее стоял вопрос о том, чтобы грамотно распорядиться теми ресурсами, что имеются».

«В целом работающая в регионе команда с точки зрения общего уровня квалификации — совсем не худший вариант. Вполне достойный у нас и общий уровень глав территорий. Есть люди более опытные, матерые, были и проблемы. Но средний уровень, повторюсь, неплохой, — уверен Алексей Текслер. — Хотя могу отметить, что есть вещи, которые я не приемлю, но которые до сих пор, к сожалению, довольно часто случаются. Например, сказать “я сделаю”, и не сделать вовремя».

«Система управления регионом позволяет решать стоящие перед нами задачи. Хотя, конечно, требует серьезной системной настройки, — дополняет шефа Виктор Мамин. — Нюанс в том, что сложившаяся система во многом носила ручной или понятийный характер. Пришлось потратить определенное время, чтобы заново проговорить и прописать те моменты, которые с точки зрения процесса казались коллегам очевидными или понятными. Были случаи с документами, когда вместо нормального отчета приходила бумага с формулировкой “Прошу продлить сроки выполнения поручения в связи с необходимостью более детальной проработки вопроса”. И ни пояснений, что именно все-таки удалось сделать, что и почему не получилось, ни обоснований, почему и на что именно нужно дополнительное время. Казалось бы, стандартные элементы любого отчета. Тем не менее бывало и такое».

Вместе с Текслером в Челябинск приехало несколько людей, знакомых ему по предыдущей совместной работе. Самые заметные, кроме Виктора Мамина, — Олег Гербер, работавший с главой региона еще в Красноярском крае и возглавивший правительственный медиахолдинг ОТВ, и Иван Куцевляк, сначала возглавивший региональное министерство экономического развития, а недавно переброшенный на руководство экспертно-аналитическим управлением в аппарате правительства. Чуть позже в Челябинск перебрался из Мурманска Анатолий Векшин, ставший заместителем Текслера, курирующим вопросы внутренней политики и СМИ. Еще одним «варягом» — руководителем первого звена в декабре прошлого года стал Александр Богашов, возглавивший областное министерство имущества.

Кроме того, несколько приезжих специалистов заняли с виду неприметные должности заместителей, будь то управление делами правительства региона (Нана Швелидзе) или несколько министерств (Станислав Харченко — министерство дорожного хозяйства и транспорта, Игорь Гилев — министерство экологии).

Разумеется, региональные элиты, привыкшие к клановости, начали опасаться, что Текслер займет все значимые должности своими людьми. Однако этого не произошло. Глава региона, с первых дней говоривший, что будет опираться на местные кадры, сумел сдержать слово и сохранить баланс между «варягами» и «местными». Так, первым заместителем губернатора, курирующим весь социальный блок, стала Ирина Гехт, вернувшаяся в область из Москвы, где она представляла регион в Совете Федерации. Вице-губернатором, курирующим экономику и промышленность, стал Егор Ковальчук, которого также вернули на малую родину из столицы. Возрожденное министерство промышленности области возглавил Павел Рыжий — опытнейший чиновник, работавший в правительстве области при всех губернаторах региона, но в последние годы тоже осевший в Москве.

Вице-губернаторами, курирующими территории региона («северный» и «южный» кусты) стали Станислав Мошаров, почти десять лет возглавлявший Челябинскую городскую думу, и Евгений Голицын, до этого отвечавший за работу аппарата правительства и внутреннюю политику.

«Я попросил составить мне список всех ключевых назначений и переназначений, которые были сделаны [за время моей работы в регионе]. Всего — 39 человек. Из них лишь восемь — приезжие, — подчеркивает Алексей Текслер. — Направления, на которые пришли люди извне, связаны в основном с работой аппарата, имуществом, отчасти с экономикой, аналитикой. А вот реальными отраслями на ключевых должностях занимаются челябинцы. И я считаю правильным опираться на них, они лучше понимают и знают местную специфику».

Любопытно, что, несмотря на 39 назначений, многие уверены, что губернатор слишком медленно и слишком мало меняет людей в руководстве области.

«Для Текслера кадровая политика — история постоянная, — уверяет Виктор Мамин. — При этом он в 99 процентах случаев сначала дает человеку возможность проявить себя, показать, что он способен эффективно работать, и если все хорошо, то он продолжает работать. Кроме того, сначала мы обращали внимание на самые острые проблемы, а к остальным применяли правило “худо-бедно работает — не трогай”».

Кроме того, по признанию самого Текслера, «кадровая скамейка» в регионе пока очень невелика. «Думаю, следующий этап — поиск людей на позиции во втором эшелоне региональной власти и в ведущих городах области, — считает Андрей Лавров. — Задача, требующая времени и усилий. Этим в Челябинской области давно не занимались системно».

До и после выборов

Избирательная кампания прошла для Алексея Текслера довольно гладко.

С одной стороны, у него не было серьезных соперников — главными конкурентами были Константин Нациевский (КПРФ) и Виталий Пашин (ЛДПР), малоуспешно оппонировавшие пять лет назад Борису Дубровскому. Не сильно они со своими штабами старались и на этот раз.

С другой стороны, притом что Алексей Текслер шел на выборы как самовыдвиженец, он имел очевидную поддержку все еще достаточно могущественной региональной партийной машины «Единой России».

В-третьих, политтехнологическая команда, сложившаяся вокруг Текслера, смогла провести кампанию аккуратно и без серьезных ошибок. Кроме того, было найдено и применено несколько удачных решений. Например, «развороты Текслера», когда врио главы региона резко меняет планы своего визита в тот или иной муниципалитет и едет на незапланированный в официальной программе объект или же начинает разговаривать с людьми прямо на улице города или райцентра.

Другая удачная идея — аккаунт Алексея Текслера в Instagram: он был заведен в первые же дни после назначения и набрал десятки тысяч подписчиков, а сейчас со 155 тысячами и вовсе стал одним из самых популярных аккаунтов российских политиков.

Наконец, Текслер и сам весьма удачно проявил себя в качестве публичной фигуры. Так, в ходе кампании врио главы региона успел побывать в большинстве из 43 территорий области и использовал эти поездки и в качестве рабочих, позволяющих и себя людям показать, и жителей послушать. Квинтэссенцией стала пятичасовая встреча в Златоусте, когда глава региона решил выслушать всех людей, недовольных тем, что происходит в городе. При этом до назначения в Челябинск Текслеру не приходилось быть под таким пристальным вниманием людей и медиа.

«Работа губернатора по степени открытости, медийности находится на совершенно ином уровне, чем то, с чем я сталкивался раньше, — замечает он. — Мне этот опыт интересен. Навыки публичности имеют свойство нарабатываться, и этот процесс продолжается».

Еще один, достаточно неожиданный ход — активная общественная деятельность жены Алексея Текслера Ирины, которая принимает участие сразу в нескольких благотворительных и общественных проектах и вообще довольно часто появляется с мужем на публике. Такое поведение «первой леди» региона не числится среди политических традиций Южного Урала. По уверениям самого Текслера, публичная активность супруги — это естественное желание помочь людям, а не какая-то «сознательно примененная технология». Тем не менее это сработало.

В итоге 8 сентября Алексей Текслер одержал уверенную победу в первом же туре губернаторских выборов, набрав 69,3% голосов при явке 45,14% избирателей.

Гладко было на бумаге…

Разумеется, на политическом небосклоне Алексея Текслера далеко не все безоблачно. Есть и… не то, чтобы откровенные неудачи, но то, что трудно назвать победой.

Прежде всего, реформа системы общественного транспорта в Челябинске. На проблему практически уничтоженного муниципального транспорта Текслер обратил внимание сразу. Однако, собрав в начале апреля прошлого года совещание, он не услышал от руководителей областного центра и профильных властных структур и предприятий каких-либо внятных планов решения проблем.

Врио главы региона дал время на создание плана действий. Однако вместо него получил от тогдашнего главы города Владимира Елистратова лишь «список первоочередных мероприятий» на 7,2 млрд рублей, причем большая часть из них — по весьма спорным основаниям.

Перемены ограничились заявлением о приобретении для нужд городского хозяйства 66 современных экологичных автобусов, на что было потрачено более 750 млн рублей. При этом первая партия автобусов пришла лишь в сентябре, к счастью для Текслера, до дня голосования.

В итоге было принято решение вообще забрать у городских властей полномочия по транспортному обслуживанию населения Челябинска и передать их в ведение регионального минтранса. Обоснование этому, кстати, логичное — создать единую агломерационную транспортную систему не только для областного центра, но и для города-спутника Копейска и прилегающего к Челябинску Сосновского района.

Однако это лишь начало, а когда воплотятся более далекие планы (например, создание системы скоростного трамвая), кажется, не знает и сам глава региона.

«Нам действительно не удалось решить эту ситуацию “с наскока”», — признает Текслер. «Но ведь и проблема была не в том, чтобы купить автобусы, — защищает своего шефа Виктор Мамин. — В итоге пришлось пойти на слом всей системы».

Не все просто и с экологией.

Налажен процесс подписания четырехсторонних соглашений с ключевыми промышленными предприятиями области. Создан экологический совет при губернаторе, который возглавил приглашенный из Москвы председатель Российского экологического общества Рашид Исмаилов. Заявлено о начале разработки регионального экологического стандарта, который должен вобрать в себе лучшие практики и быть более строгим по уровню требований, нежели существующее законодательство. Были подтверждены планы снижения до 2024 общего количества выбросов в Челябинске и Магнитогорске минимум на 20%.

Но при этом в Челябинске время от времени все же бывают случаи введения режима «черного неба». И копящийся смог не только влияет на самочувствие жителей областного центра, но и лишает их веры в реальность перемен.

Очевидно, что каждый такой случай нервирует главу региона. Почти все время ему приходится «подпинывать» регионального министра экологии Сергея Лихачева, заставляя его лично выезжать в рейды и определять возможные источники смога.

Наконец, не очень быстро меняется ситуация в Челябинске. Новый глава города Наталья Котова (до это трудившаяся в мэрии 14 лет, в том числе девять из них — на должностях замглавы и первого замглавы администрации) уволила значительную часть самых одиозных городских чиновников, но до кардинальных перемен в состоянии областного центра еще очень далеко.

К этому добавляются неудачи хоккейного клуба «Трактор», откровенно проваливающего регулярный чемпионат КХЛ. В Челябинске, где хоккей значительно больше, чем просто хоккей, и где глава региона традиционно занимает пост президента «Трактора», результаты команды — один из значимых показателей успешности губернатора.

Бремя результата

Практически все собеседники «Эксперта» сходятся в том, что наступивший год — ключевой для челябинского губернатора. При этом нагрузка на региональную власть лишь возрастет. Так, к проблемам, так и не решенным в 2019 году, добавятся:

— подготовка и проведение мероприятий, связанных с празднованием 75-летия Победы;

— проведение многочисленных мероприятий программы саммитов стран ШОС и БРИКС (а некоторые из них, например Спортивные игры стран ШОС, довольно масштабны);

— выборы в законодательное собрание области, выборы глав и местных собраний депутатов (всего более 3000 мандатов) в большинстве муниципалитетов региона;

— подготовка к уже, по сути, начавшейся избирательной кампании в Государственную думу 2021 года.

«Прежде всего Текслер должен показать — и жителям области, и региональной элите, и федеральной власти — зримые результаты своей деятельности. Полтора года — это ведь практически треть его срока полномочий, — считает Андрей Лавров. — И либо глава региона получит согласие на ту линию развития, по которой он поведет область (а пока эта линия, по большому счету, еще не предъявлена), либо у Текслера будут проблемы».

«Конечно, у губернатора есть определенный кредит доверия, прежде всего у населения, — дополняет Алексей Ширинкин. — С элитами немного по-другому. В основном это люди более информированные, осторожные, недоверчивые, критически настроенные, значительная часть из них последние минимум десять лет существовала в “режиме неблагоприятного губернатора”, пока к Текслеру присматривается. Но с этими людьми надо разговаривать, и, я думаю, определенная готовность довериться Текслеру у них есть. Но пора давать зримый результат. Иначе он рискует столкнуться с разочарованием и определенной потерей репутации».

«Я это хорошо понимаю. Планы намечены очень серьезные, и главное сейчас — их реализация. Вопрос не только и не столько в тех или иных стройках или изменениях, а в выстраивании такой системы работы, которая позволит нам начать эффективно реализовывать огромный человеческий потенциал Южного Урала», — соглашается Алексей Теслер.

В Москву?

Среди экспертов существует мнение, что назначенные в регионы «молодые технократы» видят главной целью своей работы возвращение в Москву на более серьезную позицию в федеральной власти. При этом, пожалуй, единственный действительно успешный кейс, когда серьезный чиновник федерального уровня уходил работать главой региона, а затем возвращался в высшие эшелоны федеральной власти — это Алексей Гордеев, сменивший пост министра сельского хозяйства РФ на должность губернатора Воронежской области, а затем ставший сначала полпредом президента в Центральном федеральном округе, а после — заместителем председателя правительства России.

При Гордееве Воронеж стал городом-миллионником, а валовой региональный продукт вырос более чем в три раза. Но для достижения такого результата Гордееву понадобилось почти девять лет. И не похоже, чтобы Алексей Текслер в Челябинске не знал и не понимал этого.

«То, что я слышу из своего общения с Алексеем Леонидовичем, какие цели и задачи он ставит, каких они масштабов, сколько он прилагает усилий для привлечения в регион федерального финансирования говорит, о том, что он не очень похож на человека, который приехал пересидеть и уехать, — говорит Виктор Мамин. — И потом, я не помню, чтобы он когда-то выстраивал свою карьеру исходя из цели занять какую-то должность. Его интересуют результаты работы».

«Если говорить менее формально, то понятно, что когда ты идешь на такую должность, то второй срок как возможная опция закладывается сразу, учитывая, что это будут решать на выборах жители, — уверяет Алексей Текслер. — Поэтому никаких других вариантов, кроме как засучить рукава и действовать, у меня нет. И это единственная задача и смысл моей работы».

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Стриминговые сервисы: как они нас изменили Стриминговые сервисы: как они нас изменили

Что происходит с книгами, музыкой и фильмами, если их перестают покупать

Эксперт
7 эпичных проигрышей в карты и казино 7 эпичных проигрышей в карты и казино

Азартные игры обогащают правителей и сводят с ума миллионеров и писателей

Maxim
Углубленный курс трампономики для китайских товарищей Углубленный курс трампономики для китайских товарищей

Схватка за лидерство на передовых направлениях научно-технологического развития

Эксперт
Снюс: что это такое, вред и польза бездымного табачного продукта из Швеции Снюс: что это такое, вред и польза бездымного табачного продукта из Швеции

Снюс — что это, наркотик или хорошая альтернатива сигаретам?

Playboy
Не нашего ума дело? Не нашего ума дело?

Человек сохранит преимущества перед ИИ на ближайшие десятилетия

Огонёк
Богатейшего человека мира взломали через WhatsApp. Можно ли вообще защитить свой смартфон? Богатейшего человека мира взломали через WhatsApp. Можно ли вообще защитить свой смартфон?

Можно ли вообще защитить свои данные?

Forbes
Нормально ли постоянно думать об «этом»? 6 признаков секс-зависимости Нормально ли постоянно думать об «этом»? 6 признаков секс-зависимости

Мужчины якобы думают о чем-то интимном каждые семь секунд

Playboy
Собачий бизнес по совету Цукерберга: как вице-президент Facebook бросил карьеру ради корма для животных Собачий бизнес по совету Цукерберга: как вице-президент Facebook бросил карьеру ради корма для животных

Топ-менеджер Facebook Том Аррикс оставил должность ради собственного бизнеса

Forbes
Новый Audi Q3. Как VW Tiguan, только лучше Новый Audi Q3. Как VW Tiguan, только лучше

Брифинг перед тест-драйвом нового Audi Q3 в Неаполе получился многообещающим

4x4 Club
«Не выходи из комнаты»: 5 способов избежать перемен «Не выходи из комнаты»: 5 способов избежать перемен

Пять механизмов, которые служат блоками на пути к росту и обновлению

Psychologies
Инерционный поворот Инерционный поворот

Многолетние периоды крепкого рубля обычно заканчиваются девальвационным шоком

Forbes
Лампы на 12 или 220 В: что лучше использовать для освещения квартиры? Лампы на 12 или 220 В: что лучше использовать для освещения квартиры?

Рассказываем, какие лампы лучше, на 12 В или на 220 В

CHIP
Сила слова Сила слова

Некоторым нужно меньше минуты, чтобы прочитать стандартную страницу текста

Вокруг света
Давай после праздников: почему можно не начинать новую жизнь с нового года Давай после праздников: почему можно не начинать новую жизнь с нового года

Почему возвращаться в обычную жизнь бывает так трудно

Forbes
Ветерки Ветерки

«Панельки» расцветают

Собака.ru
Почему инвестировать в Facebook, Apple, Netflix и Google сейчас — не лучшая идея Почему инвестировать в Facebook, Apple, Netflix и Google сейчас — не лучшая идея

Покупать акции гигантов сегодня ― все равно что гнать по петляющей дороге

Forbes
Лучшие документальные фильмы Netflix Лучшие документальные фильмы Netflix

Собрали для вас самые интересные работы, на которые не жалко потратить время.

GQ
Как Джон Майер стал одним из самых влиятельных часовых коллекционеров Как Джон Майер стал одним из самых влиятельных часовых коллекционеров

Бизнесмены, музыканты, актеры хотят носить такие же часы, как у Джона Майера

GQ
«Он не зазнавшийся говнюк»: Юлия Снигирь — о Джуде Лоу и о том, как она попала на съемочную площадку «Нового папы» Соррентино «Он не зазнавшийся говнюк»: Юлия Снигирь — о Джуде Лоу и о том, как она попала на съемочную площадку «Нового папы» Соррентино

Как дочь телефонистки и тренера по шахматам попала к Паоло Соррентино

Esquire
MAXIM рецензирует триллер «Идеальная няня» MAXIM рецензирует триллер «Идеальная няня»

Французское кино про Мэри Поппинс наоборот и тяжелое сумасшествие

Maxim
Наталия Орейро: С каждым годом я становлюсь лучше Наталия Орейро: С каждым годом я становлюсь лучше

Больше всего Наталия ценит свободу, но ее жизнь расписана на несколько лет

Добрые советы
Необходимая оборона: что значит переквалификация обвинения сестрам Хачатурян Необходимая оборона: что значит переквалификация обвинения сестрам Хачатурян

Сестрам Хачатурян переквалифицируют обвинение с убийства на необходимую оборону

Forbes
От пещеры до радости. Как появилась музыка, где и, главное, зачем От пещеры до радости. Как появилась музыка, где и, главное, зачем

Откуда взялась музыка? Почему у каждого поколения она своя?

Maxim
Укрощение боли Укрощение боли

Простые упражнения для улучшения самочувствия

Psychologies
7 личных качеств, от которых зависит прочность отношений 7 личных качеств, от которых зависит прочность отношений

Если вы обладаете этими качествами, ваш брак будет долговечным и счастливым

Psychologies
Все могло быть иначе: Егор Гайдар и история российских реформ Все могло быть иначе: Егор Гайдар и история российских реформ

Амбициозность гайдаровской программы и трудности, с которыми она столкнулась

Forbes
Древние хищники московской подземки: что скрывается в метро Древние хищники московской подземки: что скрывается в метро

Доисторические хищники, современники динозавров и другие существа в метро

Популярная механика
Идем на рекорд! Как научиться быстро читать Идем на рекорд! Как научиться быстро читать

Как научиться быстро читать без профессиональной подготовки за короткие сроки

Cosmopolitan
Драться и любить Драться и любить

Лет 20 назад простой парень Чарли Ханнэм мечтал писать сценарии и снимать кино

Glamour
Евгения Риц: Кольцо Вейса Евгения Риц: Кольцо Вейса

Новый текст поэта и прозаика Евгении Риц

СНОБ
Открыть в приложении