«Если бы УК позволял такие методы, у нас бы вся страна говорила по-английски»

ЭкспертБизнес

Уроки английского. Морковка сзади действует лучше, чем морковка спереди

Александр Ларьяновский: «Если бы Уголовный кодекс позволял нам такие методы, у нас бы вся страна уже говорила по-английски»

Берт Корк

Александр Ларьяновский

Онлайн-школа английского языка Skyeng, созданная в 2012 году, за восемь лет работы не только стала лидером образовательных услуг в виртуальном пространстве страны. Она оказалась редким, если не уникальным случаем, когда российский стартап онлайн-платформы «выстрелил», уже в июле 2014 года выйдя на break event point, точку операционной безубыточности, когда школа сама себя окупала и инвестиции вкладывались только в развитие, а уже к октябрю 2015-го стала приносить владельцам чистую прибыль. За этот год (с середины 2014-го по конец 2015-го) выручка компании выросла в два раза, с 39,5 до 80 млн рублей. «Эксперт» поговорил с управляющим партнером Skyeng Александром Ларьяновским о том, как построить успешную онлайн-платформу, как заставить людей учить английский язык и почему значительная часть преподавателей иностранных языков профессионально непригодны для этой работы.

Языковую онлайн-школу Skyeng в 2012 году создали вчерашние студенты МФТИ и МГТУ им. Н. Э. Баумана Харитон Матвеев, Денис Сметнев, Георгий Соловьев и Андрей Яунзем. В октябре 2013-го соинвестором стартапа стал бывший директор по международному развитию «Яндекса» Александр Ларьяновский, вложив в него 300 тысяч долларов, а годом позже он окончательно перешел работать в Skyeng, став управляющим партнером проекта.

— Почему? Какие причины могут заставить топменеджера уйти из транснациональной компании в начинающий проект с неочевидными перспективами?

— Три фильтра. Первый — размер рынка. Если рынок большой, то есть шанс от него что-нибудь откусить. Второй — динамика этого рынка. Он растет или падает. На тот момент рынок английского языка был больше, чем рынок такси или, простите, чем рынок взрослого видео. И в России, и в мире он рос. Он и сейчас не падает.

— Откуда это известно? Как оценивается емкость рынка?

— По исследованиям. Если нет исследования какого-то рынка, его вообще не существует. Если рынок существует, кто-то на него смотрит. Рынок России оценивался тогда от полумиллиарда до миллиарда долларов — столько на тот момент люди тратили в год на изучение языков. Мировой рынок оценивался ближе к 80 миллиардам долларов.

— А третий фильтр?

— Люди. Те, кто двигает этот рынок. Есть расхожая фраза, с которой я полностью согласен: «Сильные люди со слабой идеей сделают больше, чем слабые люди с сильной идеей». Вот и качество ребят, основателей школы, было такое, что у меня было ноль сомнений. До того как войти в проект, я уже год был с ними знаком: кто-то попросил меня проконсультировать их по бизнесу. И чем больше я с этими людьми разговаривал, тем больше убеждался, что одного из них было достаточно, чтобы поверить в стартап. А там было четыре отборных экземпляра. У них были огромные светлые головы — победители международных олимпиад по физике вообще дорогого стоят. А они еще и точно знали, зачем они это делают. И это были очень четко артикулируемые цели.

— Например?

— Например, у одного из них с детства есть мечта войти в обойму людей, которые заняты борьбой за бессмертие человека. Деньги ему нужны, чтобы те, от кого это зависит, захотели с ним разговаривать. Второй, поработав в науке в качестве студента, понял, что в науке офигенно плохой менеджмент. Ему нужны деньги, чтобы построить ту науку, которая будет работать эффективно. На уровне организации труда. И Skyeng для них — способ заработать эти деньги: «Мы хотим построить компанию-единорога, выйти на биржу, заработать деньги. Войти в клуб людей, от которых что-то зависит. И иметь ресурсы, чтобы дальше это делать». И так они рассуждали на тот момент, когда еще учились. Взрослые состоявшиеся люди. И я решил: это судьба, лотерейный билет, уже помеченный выигрышем.

— И вы купили этот билет за триста тысяч. А как вы оценили в долларах этот потенциал? Почему не больше и почему не меньше?

— Это как раз просто. Мы нарисовали себе модель роста и просчитали, столько на этот рост нужно денег. Я считаю, что это чудо, сравнимое с библейскими, — что мы угадали сумму выхода на прибыльность и не потратили сильно больше. Эти инвестиции пошли на разработку ИТ. В офлайн-обучении языкам в тот момент не существовало ярких крупных лидеров. Бренды есть, а лидера рынка нет. Лидер определяется по его доле присутствия на рынке, в процентах. Скажем, Google или «Мираторг»: мы смотрим и понимаем, что это не просто бренд, а 70 процентов рынка. А в сфере изучения языков такого нет. Мы берем любое общеизвестное имя: Йель, Гарвард — и понимаем, что его рыночная доля стремится к нулю. Незаметно даже под микроскопом. Крупнейший игрок английского языка в мире, English First, — это три процента рынка.

— Почему?

— Потому что с увеличением роста системы она прогибается под сложность операционки. И для нас эта ИТ-система была не только LMS (Learning Management System, программное приложение для администрирования учебных курсов при дистанционной форме обучения. — “Эксперт”). Это то сердце компании, которое позволяло нам масштабироваться, расти, контролировать качество. Понимать, что происходит. Что у нас было вначале? Скайп. Преподаватель и ученик разговаривают по скайпу. Мы даже не знаем, разговаривают они или нет. Как урок прошел? То есть мы вообще ничего не знаем. Мы не можем контролировать. И понятно, что с ростом бизнеса у тебя количество операционки и ошибок будет возрастать. Потому что те ИТ-системы, платформы, которые существовали, — это не система отображения результатов. Вся эта махина стоит под водой. И именно на нее и нужны были деньги.

— Физически это как выглядит?

— Смотря с чьей точки зрения вы смотрите. С точки зрения ученика это интерактивный учебник: он с экрана открывает какую-то ссылку и начинает учиться с учителем. С точки зрения учителя это его гайд, который его ведет по минутам, что ему надо делать на уроке. А с точки зрения компании это ERB-система (система управления производством, финансами, коллективом, ориентированная на непрерывную балансировку и оптимизацию ресурсов предприятия), то есть система, которая понимает, что, где и когда происходит. Классические LMS-системы несовершенны потому, что нечувствительны к содержанию. Что туда преподаватель положил, то и есть. Им пофиг, что на слайде. Им не важно, какое домашнее задание. А мы как раз всю экспертизу полностью собираем, и система знает, почему ученику важно дать именно это задание, что должен сказать учитель.

Система путей сообщения

— «Система знает»! А как же учитель? Ведь это учитель сам себе определяет…

— Учитель не определяет себе ничего. Смотрите. Есть раздел биологии, изучающий, как устроена наша память. И всю эту историю можно декомпозировать достаточно глубоко. Чтобы вы поняли, о чем я говорю: за каждым сериалом Netflix стоит огромное количество ученых, которые думают, как правильно увеличить у зрителя количество дофамина, чтобы он захотел смотреть следующую серию. Теперь берем идеального, эталонного педагога. Вопрос: какое количество статей он может прочитать за год?

— Ну… ограниченное.

— Все правильно. Как можно ему на откуп отдавать, что делать? Нужна направляющая и контролирующая его система, потому что иначе получается классическое шаманство: «Я художник, я так вижу». Вот это мы и хотели сделать: систему, которая, исключая человеческий фактор, гарантированно приведет вас туда, куда вы хотели попасть. Моя любимая аналогия такая. Сто лет назад пилигримы шли в Святую землю. Если их спросить, когда они дойдут, они бы ответили: «Фиг знает, как повезет». Потом был челлендж «Вокруг света за 80 дней». Нужно было успеть, хотя уже были поезда и пароходы. Проблема в том, что не было регулярных путей сообщения. А сегодня вы можете с телефона запланировать поездку в любую точку мира с точностью до минуты. Вот это мы и хотели сделать в образовании.

— Хорошо, каким образом вы систематизировали эту систему путей сообщения, доставки знаний поэтапно?

— Надо понимать, что мы не дошли до финала. На финише должна получиться услуга, предсказуемая по качеству и результату. То есть наша задача сделать так, чтобы было все понятно, и чтобы было понятно, что для этого нужно сделать. Первые вещи достаточно формальные. Не легкие, а формальные. Нужно построить траекторию из точки А в точку Б. Точку Б довольно легко прописать — это то, куда человек хочет прийти: «Мне нужен английский для путешествий». В какие страны? В англоговорящие страны несложно выстроить облако слов. В лучшем случае скажешь неизвестное слово через пять других. Очень сложно понять текущий уровень, точку А. Как узнать, что человек знает? Он может уже знать что-то, и ты зря тратишь его время и деньги. Он может не знать, а ты думаешь, что он это знает, и кладешь кирпичи на пустоту.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Резолюционное сознание Резолюционное сознание

Как Брежнев уклонялся от бюрократических головоломок

Огонёк
Он долго решался / не решался признаться ей в любви Он долго решался / не решался признаться ей в любви

Буквы одинаковые — значения противоположные

Наука
Хомяки против кукловодов Хомяки против кукловодов

Инвесторы думали, что устроили революцию, но помогли заработать своим врагам

Эксперт
Бить или не бить Бить или не бить

Татуировки – как выбирать рисунок, у кого его сделать и как от него избавиться

GQ
Этот кризис — ментальный. Его главный агент — индивидуальные решения Этот кризис — ментальный. Его главный агент — индивидуальные решения

Главный фактор этого кризиса — частные решения отдельных людей

Эксперт
Взлететь с пятачка: авиация Взлететь с пятачка: авиация

Как создавался самолет, не нуждающийся в длинной ВПП

Популярная механика
Провинция федерального масштаба Провинция федерального масштаба

В России могут создать несколько федеральных территорий

Эксперт
Осознанный выбор Осознанный выбор

Что значит быть экологичными, насколько нам это удается и для чего это нужно

Psychologies
Наполеон: в императоры из республиканца Наполеон: в императоры из республиканца

Диктатура Наполеона слишком изменила и страну, и народ

Дилетант
Лебединое озеро Лебединое озеро

Самым теплым морем в этом году оказалось озеро Байкал — и самым светским

Tatler
Пьянящий актив Пьянящий актив

Власти Крыма продают «Массандру» вместе с сотнями тысяч бутылок вина

Forbes
Обзор TWS-гарнитуры Huawei FreeBuds 4i: четверка с плюсом Обзор TWS-гарнитуры Huawei FreeBuds 4i: четверка с плюсом

Наушники от Huawei показали образцовую автономность и отличное качество звучания

CHIP
«Ты наступил мне на ботинок»: что и почему носит Чедвик Боузман и другие в фильме «Ма Рейни: Мать блюза» «Ты наступил мне на ботинок»: что и почему носит Чедвик Боузман и другие в фильме «Ма Рейни: Мать блюза»

Как в фильме «Ма Рейни: Мать блюза» костюмы отражают характеры героев

Esquire
«Гнев человеческий» Гая Ричи: Голливуд времен старой этики «Гнев человеческий» Гая Ричи: Голливуд времен старой этики

Гай Ричи возвращает нас в Голливуд семидесятых-восьмидесятых годов

Эксперт
Дмитрий Глуховский: Лучше всего мне удается болтать, хуже — писать, а больше мне не удается вообще ничего Дмитрий Глуховский: Лучше всего мне удается болтать, хуже — писать, а больше мне не удается вообще ничего

Дмитрий Глуховский смело экспериментирует с новыми форматами

СНОБ
Предохранительная грамота Предохранительная грамота

Мифы и правда об оральных контрацептивах — разбираемся вместе с врачами

Glamour
Не хочу и не буду: почему отказаться от готовки — правильное решение Не хочу и не буду: почему отказаться от готовки — правильное решение

Почему ошибаются мужчины, утверждающие, что женщина обязана уметь готовить

Cosmopolitan
Прыжок к свободе Прыжок к свободе

Как уехать к морю и найти себя

Vogue
Новый мир в штате Чьяпас Новый мир в штате Чьяпас

Жизнь революционных сапатистов

Вокруг света
Полицейское насилие получило тройное осуждение Полицейское насилие получило тройное осуждение

В США суд присяжных признал виновным экс-полицейского Дерека Шовина

РБК
Почему важно не только учиться, но и разучиваться Почему важно не только учиться, но и разучиваться

Способность избавляться от полученных знаний — это тоже суперсила

Reminder
Зоологи объяснили маленькость зайцев и пищух Зоологи объяснили маленькость зайцев и пищух

Зоологи: зайцы имеют маленький размер из-за конкуренции с копытными

N+1
Взбитые сливки Взбитые сливки

Хозяйка этого дома обожает интерьеры французских дворцов

AD
Медленно, но верно Медленно, но верно

Найти свой рабочий ритм, следовать ему и при этом все успевать

Psychologies
В ссылку на море. Как политзаключенные в Российской империи отвечали за свои взгляды В ссылку на море. Как политзаключенные в Российской империи отвечали за свои взгляды

В Российской империи статус «политический заключенный» существовал официально

СНОБ
Зеленский и судья: как Украина столкнулась с конституционным кризисом Зеленский и судья: как Украина столкнулась с конституционным кризисом

Конфликт президента Владимира Зеленского с главой Конституционного суда

Forbes
«Апокалипсис сегодня» — фильм-долгострой, который едва не лишил Фрэнсиса Форда Копполу рассудка. Рассказываем о шедевре кинематографа «Апокалипсис сегодня» — фильм-долгострой, который едва не лишил Фрэнсиса Форда Копполу рассудка. Рассказываем о шедевре кинематографа

«Апокалипсис сегодня» — фильм о проявлениях человеческой природы на войне

Esquire
Обзор Oppo Reno5: Достойный бюджетный камерофон, но далеко не лучший Обзор Oppo Reno5: Достойный бюджетный камерофон, но далеко не лучший

Плюсы и минусы перспективного смартфона Oppo Reno5

Популярная механика
«Музыка — это заклинание»: генеральный продюсер главной российской хип-хоп-радиостанции Виктор Худошин о том, как создавалась Studio 21 и как выбирает «Музыка — это заклинание»: генеральный продюсер главной российской хип-хоп-радиостанции Виктор Худошин о том, как создавалась Studio 21 и как выбирает

Виктор Худошин о том, как создавалась Studio 21

Esquire
Кто лучшая императрица? Орбакайте, Снигирь и другие звезды в образе Екатерины II Кто лучшая императрица? Орбакайте, Снигирь и другие звезды в образе Екатерины II

У кого из актрис получилось лучше воплотить образ Екатерины II

Cosmopolitan
Открыть в приложении