Страх и трепет православного патриота

Размышления над книгой протоиерея Андрея Кордочкина

ЭкспертКультура

Страх и трепет православного патриота

Размышления над книгой протоиерея Андрея Кордочкина «Кесарю кесарево? Должен ли христианин быть патриотом?»

Тихон Сысоев

Протоиерей Андрей Кордочкин

В книге отца Андрея Кордочкина проблема патриотизма поднимается в сопоставлении с христианским миросозерцанием: может и должен ли церковный человек любить свою Родину? Такой ракурс не только подчеркивает уникальность этого исследования, но и неожиданным образом вводит его в контекст текущей политической повестки: на наших глазах на Украине создается так называемая Украинская автокефальная православная церковь. Главная заявка данного проекта — принципиальная укорененность этой церкви в национальном духе; как заверял толпу собравшихся на Софийской площади Петр Порошенко 15 декабря минувшего года, эта церковь будет «без Путина», «без Кирилла», но «с Богом и Украиной». Справедливости ради нужно сказать, что и в России православие сегодня глубинно ассоциируется с чем-то консервативным, незыблемо народным, рафинированно «русским»; концепт «святой Руси» стал почти догматическим постулатом, а принадлежность к «православному» сообществу едва ли возможна без усваивания высокого патриотического чувства, добротно замешанного на демонизации западных ценностей; эта оппозиция — здоровая церковность contra тлетворный, исконно «не наш» либерализм — кажется, уже затвердела до состояния гранита. А там, где возникает подобный догматизм — с площадной декларативностью, — неприметно начинает разрастаться здоровый скептицизм. Так быть ли православному патриоту?

С самого начала отец Андрей дает строгую дефиницию патриотизму, в рамках которой затем и ведет свое исследование: «лояльность/верность/преданность своей стране», «готовность защищать интересы страны и бороться с ее врагами». По сути, автор сразу сужает вектор: он не ставит вопрос «Должен ли христианин любить место, в котором он родился?» или «Должен ли он любить своих родных?». Захваченность «своим» — слишком естественное чувство, которое нет нужды проблематизировать, полагает автор; его интересует только идеологически окрашенный патриотизм. Возможно, такое сужение оказалось не столь оправданным, но к этому мы еще вернемся.

Любопытна приведенная в первой главе гипотеза американского библеиста Уолтера Пилигрима относительно концепции взаимоотношения христианства и государства в Новом Завете. Ученый по этому вопросу находит в сакральной книге три различных подхода: первый тип отношения — субординация/подчинение, присутствующий в посланиях апостола Павла (см. Рим. 13:1–7); второй тип — «критическое дистанцирование», хорошо выраженное в четырех Евангелиях; наконец, третий — сопротивление государству — представлен в Посланиях и Апокалипсисе апостола Иоанна. С блестящей лаконичностью автор книги прослеживает противоречивую историю развития христианского отношения к государству и патриотизму в целом: от эпохи гонений до византийской симфонии и от кричащей идеологемы «Третий Рим» до наших дней. Значительную часть книги — всю третью главу — занимают высказывания русских литераторов и философов о патриотизме. И пусть, читая эти, порой чрезмерно пространные выдержки, ловишь себя на ощущении некоторого утомления (пожалуй, один из немногих недостатков этой книги — ее периодическая перегруженность цитатами), однако вслушаться в эту разноголосицу полезно; возникает ощущение присутствия на живой и плодотворной конференции, на которой собрались Толстой и Добролюбов, Соловьев и Белинский, Хомяков и Бердяев; где Шишков в государственническом порыве выкрикивает, что «Отечество требует от нас любви даже пристрастной, такой, какую природа вложила в один пол к другому», а Салтыков-Щедрин с грустью замечает, что «хорошо там… а у нас… положим, у нас хоть и не так хорошо… но, представьте себе, все-таки выходит, что у нас лучше. Лучше, потому что больней».

Предельность патриотического акта — даже до смерти — переживается как воплощение идеи абсолютной чистоты и трагической фатальности, как возможность трансцендироваться к абсолютности героического. Тем не менее этот порыв трудно оправдать с позиций абсолютистской морали: как заметил в одной лекции Аласдер Макинтайр, сам по себе патриотизм, строго говоря, добродетелью быть не может, потому что он априори не исходит из универсальных нравственных посылок. Отец Андрей вспоминает: когда он был в Косово, ему рассказали, как монахи одного монастыря укрывали от армии Милошевича полторы сотни мирных албанцев, что было впоследствии расценено многими сербами как непатриотический акт; однако с точки зрения евангельской морали он был вполне оправдан. К этому автор присовокупляет и рассказ из своего личного пастырского опыта: «Церковь на Украине разделена: с одной стороны, наши священники благословляют тех, кто защищает целостность украинского государства, с другой — тех, кто идет воевать в “ДНР” и “ЛНР” под георгиевской ленточкой. Наши украинские прихожане (напомним, что автор книги служит в православном храме в Мадриде. — “Эксперт”) тоже оказываются разделены в оценках того, что происходит на их Родине. Кроме “тех” и “этих” в нашем храме есть и простые украинские женщины, чьи дети подпадают под мобилизацию. Многие из них могли бы сказать вслед за шекспировским Меркуцио: “Чума на оба ваших дома!” Признаюсь, такое восприятие этой войны мне ближе всего». Кто более «правильный» патриот? Тот, кто против «нас» — или за? Кого можно нравственно оправдать, а кого нельзя? Вопросы эти неразрешимы в чисто моральном пространстве.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Рынок Рынок

«Газпром» без дивидендов не нужен

Эксперт, июль'19
Королевский титул Королевский титул

29-летняя американка Нина Даниэль впервые появилась на обложке журнала

Playboy, август'19
Звездная качалка: будь крутой, как Капитан Марвел! Праздничная тренировка для читательниц MAXIM Звездная качалка: будь крутой, как Капитан Марвел! Праздничная тренировка для читательниц MAXIM

Упражнения сильной и независимой Капитан Марвел

Maxim, март'19
Минздрав развеивает электронный дым Минздрав развеивает электронный дым

Что изменилось в государственной концепции борьбы с курением

РБК, март'19
Разум и чувства Разум и чувства

«Джастин говорит «чувствую», а я — «думаю». В этом наше большое различие»

Glamour, апрель'19
История кроссовок: Air Jordan 1 История кроссовок: Air Jordan 1

Силуэт, с которого началась история бренда Jordan

GQ, март'19
Товарищ Елбасы Товарищ Елбасы

Транзит власти в Казахстане как спецоперация

Русский репортер, март'19
12 апостолов 12 апостолов

12 новейших апостолов – героев поколения – и их свежие идеи

Esquire, март'19
Клюква в сахаре Клюква в сахаре

Сравнительный тест ярких переднеприводных Haval H2 и Hyundai Creta с АКП

АвтоМир, февраль'19
Не подходи, я в домике Не подходи, я в домике

Как в офисе очертить свою территорию и договориться с коллегами соблюдать ее?

Лиза, март'19
Райан Рейнольдс делится секретами ухода за собой Райан Рейнольдс делится секретами ухода за собой

Что лежит в косметичке Райана Рейнольдса

GQ, март'19
Лики Вики Лики Вики

До съемки в нашем презренном журнале снизошла богиня «Инстаграма» Вики Одинцова

Maxim, апрель'19
Страну разверстали по-новому Страну разверстали по-новому

Помимо восьми федеральных округов в России теперь будет двенадцать макрорегионов

Эксперт, март'19
Семейство львов наслаждается купанием: редкое видео Семейство львов наслаждается купанием: редкое видео

Как правило, кошки не любят воду, но эта королевская семья саванны отличилась

National Geographic, март'19
Оюб Титиев получил 4 года колонии Оюб Титиев получил 4 года колонии

Вынесен приговор руководителю грозненского отделения «Мемориала»

РБК, март'19
У мужа появилась другая… У мужа появилась другая…

Что делать, если ты узнала об измене мужа?

Лиза, март'19
Опять двойка Опять двойка

Коллаборации в мире красоты появились давно

Elle, апрель'19
Игра престолов. Финал Игра престолов. Финал

Самая ожидаемая премьера этой весны состоится 14 апреля (в России 15 апреля)

Playboy, март'19
Голосовые практики осознанности Голосовые практики осознанности

Три медитации на звук

Yoga Journal, апрель'19
Александр Ионов Александр Ионов

Создатель андеграундного клуба «Ионотека»

Собака.ru, март'19
Эликсир молодости Эликсир молодости

Чего ждать от отношений, в которых партнер значительно младше тебя

Лиза, март'19
Кидай в корзину Кидай в корзину

Рассказываем, как не разориться на покупках в Интернете

StarHit, март'19
«С русской кухней сегодня происходит катастрофа» «С русской кухней сегодня происходит катастрофа»

Откуда пошла и к чему идет национальная система питания

Огонёк, март'19
Саудовская Аравия в кадре: неземные пейзажи, петроглифы, девичьи глаза и «Зима на Танторе» Саудовская Аравия в кадре: неземные пейзажи, петроглифы, девичьи глаза и «Зима на Танторе»

Фоторепортаж из одной из самых закрытых для туристов стран мира

National Geographic, март'19
Традиции марокканской кухни Традиции марокканской кухни

Рецепты, которые родились в сказочной стране Марокко

9 месяцев, март'19
Как мы учились чистить зубы: почти 2 миллиона (!) лет проб и ошибок Как мы учились чистить зубы: почти 2 миллиона (!) лет проб и ошибок

Как менялись приспособления для чистки зубов

National Geographic, март'19
Мечтатели Мечтатели

История красивой любви

Tatler, апрель'19
Европе предложена французская революция Европе предложена французская революция

Как Эмманюэль Макрон намерен реформировать ЕС

РБК, март'19
Боксер закрыл журналистке рот поцелуем в интервью после победного боя (видео). И разжег скандал Боксер закрыл журналистке рот поцелуем в интервью после победного боя (видео). И разжег скандал

Оказывается, кулаки — не самое опасное место боксеров!

Maxim, март'19
Не накликать беду Не накликать беду

В Нью-Дели и Исламабаде спорят о том, кто кого переиграл в войне по очкам

Огонёк, март'19