«Мы взбодрили рынок»

Управляющий директор Тихвинского вагоностроительного завода Геннадий Веселов

ЭкспертБизнес

«Мы взбодрили рынок»

Управляющий директор Тихвинского вагоностроительного завода Геннадий Веселов — о революционных преобразованиях, привнесенных в российскую экономику его заводом, и о том, что может дать отрасли переход этого предприятия в собственность государства

Николай Ульянов

В директорское кресло Геннадия Веселова привела любовь к цифрам. Фото предоставлено компанией ОВК

Город Тихвин в Ленинградской области — опорный для Объединенной вагонной компании. Именно здесь находятся ее главные производственные активы. В середине 2000-х группа ИСТ начала создавать в России вагоностроительные производства самого передового по мировым меркам уровня. К настоящему времени предприятия вышли на проектную мощность, и теперь их объемы производства зависят в основном от ситуации на рынке, прежде всего от спроса на грузовые вагоны.

Геннадий Веселов — главный на тихвинской производственной площадке, родившийся и выросший в этом городе, рассказал «Эксперту», как он видит дальнейшее развитие отрасли и что, по его мнению, способно оказать на нее положительное влияние.

— Мы ехали на завод, и я обратил внимание, что в Тихвине много двухэтажных деревянных домов старой постройки — хорошо сохранившихся, добротных. Богатый был город?

— Город основан в 1773 году, а первое упоминание о поселении было в 1383-м, когда явилась икона Тихвинской Божией Матери. Город был достаточно богатый. Особенно в период развития торговых путей. Он был связующим между Новгородской землей, Вологодскими землями. Однако перед революцией все-таки город был… не сказать, что в упадке, но не было серьезного подъема. И дальше Тихвин жил без особого развития до 1961 года, когда было подписано постановление Совета министров о строительстве завода по производству стальных отливок. Промышленность Северо-Запада тогда очень стремительно развивалась, мощностей, которые были в регионе, уже не хватало, чтобы удовлетворить весь спрос.

Дома все эти были построены гораздо раньше. Часть из них еще дореволюционной постройки, охраняемые памятники архитектуры. Есть Новый город и Старый. В Старом и названия улиц соответствующие: Новгородская — это продолжение пути на Новгород, Береговая, Луговая. Это всё патриархальный Тихвин. Мы стараемся его беречь.

— Из Москвы мы приехали на «Сапсане» до Чудово и потом ехали в Тихвин на автомобиле. А ведь здесь был построен российский скоростной поезд «Сокол 250».

— Да, это был государственный проект развития собственного высокоскоростного движения. Поезд собрали, провели испытания, достигли скорости 236 километров в час. Но потом решили, что нужно искать пути решения вопроса в более простом варианте.

— Что значит «простом»?

— Купить поезд за рубежом, в Германии.

— Вы принимали участие в проекте «Сокола»?

— Я лично занимался финансами, мое участие заключалось в том, чтобы обеспечить своевременное финансирование и исполнение контракта.

— На ваш взгляд, почему не состоялся этот проект?

— Я думаю, были какие-то лоббистские игры на уровне принятия решений. Я не был глубоко погружен в эти решения, но отказ от развития собственного высокоскоростного транспорта выглядит не совсем правильным. У нас есть пример — Китай, который всё развивал сам. Может быть, не всегда правильными методами, но сегодня Китай сам себя обеспечивает скоростными поездами. Почему мы не сделали так же… Не все решения, как показывает время, принимаются верно.

— Вы закончили школу в 1984 году и сразу пошли на завод?

— Да. У меня была попытка поступить в институт, но что-то не срослось. Я думаю, это связано с тем, что советская подготовка к продолжению учебы не была целенаправленной. В десятом классе я не особо понимал, кем хочу быть. Решил поступить в кораблестроительный институт, но не потому, что хотел строить корабли. Просто мой дядя жил недалеко, через две трамвайные остановки. И когда я начал глубже погружаться в изучение инженерных специальностей, я понял, что это не мое.

Так что я пошел на завод учеником токаря, а в мае 85-го был призван в армию. Служил в Казахстане, в танковых войсках. Вернулся, поступил в Военно-механический институт.

— На экономику?

— Нет. Опять же на инженерную специальность. Отучился полтора года, но все бросил и уехал во Владивосток. Всегда же хочется что-то попробовать, поискать новых приключений, вызовов. Пожил во Владивостоке, съездил в Якутск, вернулся в Тихвин. Поступил в институт только в 1996 году. В итоге выбрал направление экономики и финансов. И нисколько не жалею. Экономика — это аналитическая работа, а я люблю цифры.

— А кем вы работали перед тем, как поступить?

— Водителем.

— Работая водителем, вы начали понимать, что вам нравятся аналитика, цифры, и решили поступать?

— Я неплохо учился в школе. И если бы к моменту окончания школы имел возможность понять, что мне нужно в жизни, то у меня этого промежутка не было бы. Я бы сразу пошел по экономическому направлению. Но с учетом того, в советские времена ты выходишь из школы и не понимаешь, чем ты будешь заниматься, мне потребовалось какое-то время, чтобы определиться. Да и когда я закончил школу, экономика и финансы не считались престижными среди молодежи. На эти специальности шли в основном девушки, мужчины старались получать какие-то технические, инженерные специальности. А у меня еще и специализация — менеджмент. А управление тогда вообще отсутствовало как наука. Считалось, что если ты получаешь высшее образование, неважно какое, инженера-механика, например, то ты потенциально можешь управлять людьми. В моем понимании, это глубочайшее заблуждение. Описание управленческой деятельности, которое давалось, никак не соответствовало реалиям. Классическая фраза, которую слышал выпускник института: «Забудь, чему тебя учили, мы сейчас тебя научим».

— Сейчас, понимая проблему с профориентацией молодежи, вы, как руководитель крупного предприятия, что можете предпринять, чтобы как-то ее решить?

— Система образования изменилась. Появились предметы, которых раньше не было. Но все равно единого плана, сколько нужно выпустить людей с той или иной специальностью, чтобы они были востребованы на рынке, в регионе нет. Профессиональная подготовка идет вразрез с потребностью.

Мы периодически общаемся с начальником Тихвинского комитета по образованию. У него позиция очень простая: ему нужно добиваться определенного показателя по ученикам, которые получают положительный аттестат и поступают в высшие учебные заведения. А в какие именно и вернутся ли они в Тихвин — не важно. А нам бы хотелось, чтобы тихвинские ребята оставались здесь. Причем работали не только на заводе, но и в сфере сервиса, развитию которого способствует завод, выплачивая заработную плату, которую люди потом могут потратить на удовлетворение своих потребностей. Мы проводим тематические встречи с выпускниками. Несколько раз в год собираем школьников и показываем, как работает завод.

У нас на заводе работают более 110 роботизированных станций. На подобных производствах в мире они нигде не используются. Представляете, маленький провинциальный город — и завод, где работают роботы. Так что потребность в квалифицированном персонале очень высокая.

Все ругали систему распределения после окончания вуза. Но когда в 1967 году начал работать тихвинский «Трансмаш», максимальная численность достигала 22 тысячи человек, и большая часть из них — приезжие.

— По распределению?

— По распределению инженерно-технические работники. Рабочие перемещались за счет того, что здесь можно было за три-четыре года получить квартиру.

— Как вы выстраиваете отношения с городом?

— Город для нас прежде всего партнер. Партнер в социальной части, в части достойного и доступного отдыха, который необходим для того, чтобы наши работники возвращались на завод здоровыми и отдохнувшими, чтобы росла производительность труда. Мы оказываем социальную поддержку, в том числе выступая соинвестором проектов по программе «Формирование комфортной городской среды». С руководителем города у нас ежедневный личный контакт. Мы общаемся по любым вопросам, например по организации дорожного движения, перевозке пассажиров. Город — это наш дополнительный инструмент в управлении заводом.

— А у завода есть инструменты по управлению городом?

— Да, конечно. Но речь идет о партнерских отношениях, а не о влиянии.

— Вы влияете на то, кто будет мэром?

— Завод занимается производственной и социальной деятельностью и не вмешивается в политическую жизнь города. Это все-таки ответственность региональных властей.

— То есть губернатор решает, кто будет мэром?

— Да, при согласовании с местными депутатами.

Тяжелый и еще тяжелее

— Вы сказали о роботизированных системах. А чем еще завод отличается от своих конкурентов в части производства и технологий?

— Прежде всего это наше литейное производство. Мы используем способ вакуум-пленочной формовки, когда основу связующего элемента формы, куда заливается расплавленный металл, составляет вакуум. Это позволяет использовать песок многократно. А при использовании связующих элементов песок нужно утилизировать. Для этого создаются специальные отвальные хозяйства, куда песок свозится. А он экологически вреден, потому что все связующие элементы — это активная химия.

В принципе, технология вакуум-пленочной формовки давно известна. Но она никогда не использовалась в таком масштабе для производства именно такого вида продукции. Наша отливка в среднем весит 400–500 килограммов. В год мы выпускаем порядка 70 тысяч тонн годного литья. На стадии внедрения был определенный риск, но у нас получилось быстро выйти на стабильный результат. К отливке элементов ходовой части тележки вагона предъявляются очень серьезные технические требования. При обычном способе уровень брака может достигать 30 процентов и выше. В нашем же случае это порядка пяти процентов.

— Эта технология дороже?

— Единовременные вложения больше, чем на обычной технологии, но они окупаются.

В заготовительном производстве мы самостоятельно делаем фасонный металлопрокат. Для этого купили две американские линии Bradbury и сняли зависимость от меткомбинатов. Все остальное с точки зрения заготовки — это обычные машины экзотермической резки металла. А вот со сваркой мы пошли дальше. На трех сборочных линиях из четырех у нас применяется роботизированная сварка. Если брать вагон, то на процесс роботизированной сварки приходится до 40 процентов работ, остальное варится в полуавтоматическом режиме сварщиками.

— Когда завод создавался, компания купила американскую вагонную тележку Barber…

— Компания купила прототип и на его основе разработала полностью новую тележку, адаптированную к российским стандартам. Условно говоря, все литые тележки очень похожи друг на друга. Поэтому сказать, что мы изобрели колесо, будет неправильно. Но эта тележка уже не американская.

— А лицензионные отчисления вы за нее платите?

— Нет. Мы купили все права. Заключать лицензионный договор — это, по сути, ставить под удар стратегическую отрасль. Понятно, что некоторые сектора нашей экономики зависят от американского влияния. Но в данном случае отзыв лицензии означал бы прекращение выпуска вагонов.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Как не стоит носить головные уборы Как не стоит носить головные уборы

Учимся на ошибках героев стритстайла

GQ, июль'19
Зачем мужчины делают вид, что не хотят женщину, хотя на самом деле очень хотят Зачем мужчины делают вид, что не хотят женщину, хотя на самом деле очень хотят

Во вселенной отношений между мужчинами и женщинами загорелась новая звезда

Men’s Health, июль'19
Ради чего идти на Фестиваль гастрономических развлечений Ради чего идти на Фестиваль гастрономических развлечений

Тако со звездой «Мишлена», титулованный рамен из Нью-Йорка, тайский стритфуд

Vogue, июль'19
Британская журналистка — о смешном Гоголе и серьезном Тарковском Британская журналистка — о смешном Гоголе и серьезном Тарковском

В издательстве Individuum вышла книга «Саморазвитие по Толстому»

РБК, июль'19
Паспортный интерес Паспортный интерес

Чем отличаются концепции выпуска электронных удостоверений личности

РБК, июль'19
«Платон» пошел на обгон «Платон» пошел на обгон

«РТ-Инвест Транспортные системы» претендует на обслуживание всех дорожных камер

РБК, июль'19
Десять заповедей «Единой России» Десять заповедей «Единой России»

Перед выборами партия власти рекомендовала кандидатам не врать и не лебезить

РБК, июль'19
Научный центр заселят чиновниками Минобрнауки Научный центр заселят чиновниками Минобрнауки

«Дом.РФ» займется застройкой территории РАН на Ленинском проспекте в Москве

РБК, июль'19
8 часов без воздуха 8 часов без воздуха

Почему были приостановлены рейсы российских авиакомпаний в Прагу

РБК, июль'19
Мишель Бернардо — о фарфоре, Джеффе Кунсе и интернете Мишель Бернардо — о фарфоре, Джеффе Кунсе и интернете

Мишель Бернардо — об истории компании и сотрудничестве с Джеффом Кунсом

РБК, июль'19
Как устроен рынок онлайн-дейтинга в России Как устроен рынок онлайн-дейтинга в России

В чем заключаются особенности российского онлайн-дейтинга

РБК, июль'19
Россиянам все по борту Россиянам все по борту

Какие самолеты предпочитают представители отечественного среднего класса

РБК, июль'19
Подмывает не страховаться Подмывает не страховаться

Страховки покроют чуть более 1% ущерба от наводнения в Иркутской области

РБК, июль'19
6 театральных премьер июля 6 театральных премьер июля

Даже летом московские театры не дремлют

GQ, июль'19
Между заморозкой и легкой оттепелью Между заморозкой и легкой оттепелью

Два сценария продления соглашения между странами ОПЕК+

РБК, июль'19
Какой должна быть наркополитика Какой должна быть наркополитика

Мишель Казачкин о декриминализации и снижении вреда

Русский репортер, июль'19
Кьяра Ферраньи Кьяра Ферраньи

Иногда подписчики в инстаграме имеют на вас досье больше, чем ФБР

Elle, июль'19
7 умных помощников, с которыми дачная жизнь станет приятнее 7 умных помощников, с которыми дачная жизнь станет приятнее

Девайсы, которые облегчают работу на дачном участке

Лиза, июль'19
Помыть младенца Бога. Куда уходят страх и брезгливость Помыть младенца Бога. Куда уходят страх и брезгливость

В Свято-Спиридоньевской богадельне в Москве живут 20 тяжелобольных пожилых людей

Русский репортер, июль'19
Диктатура платформ Диктатура платформ

Интернет-компании все чаще выбирают за нас, что читать, кому верить и как жить

Эксперт, июль'19
Subaru Ascent. Набор высоты Subaru Ascent. Набор высоты

Сможет ли Subaru Ascent прижиться в России

4x4 Club, июль'19
Немецкие цеппелины над Эрмитажем Немецкие цеппелины над Эрмитажем

Очень интересную, необычную роль играл Императорский Эрмитаж в жизни тыла

Дилетант, июль'19
Мы живем в перевернутом мире Мы живем в перевернутом мире

Главные оракулы российского искусства AES+F определяют дух времени

Собака.ru, июль'19
С кислым видом С кислым видом

Кефир оздоравливает микрофлору кишечника и способствует похудению

Добрые советы, июль'19
За один фильм до конца За один фильм до конца

Как Квентин Тарантино снял «Однажды в… Голливуде» — свой самый нежный фильм

GQ, июль'19
Жизнь как чудо Жизнь как чудо

Квартира в историческом районе Москвы, в которой живет декоратор Юлия Голавская

AD, июль'19
Погода в доме Погода в доме

Катерина Погодина 18 лет работает в корпорации Johnson & Johnson

Cosmopolitan, июль'19
Даниэль Клявер: «Обожаю мучить котов» Даниэль Клявер: «Обожаю мучить котов»

Сын певца кричит от счастья, когда видит папу по телевизору

StarHit, июль'19
10 домов без башни 10 домов без башни

Смотри, что случается, когда архитектор вдруг возомнит себя зодчим

Maxim, июль'19
Годжи мой! Годжи мой!

Почему миндальное молоко, ягоды годжи и безглютеновые хлебцы нас не спасут?

Собака.ru, июль'19