Лавина «желтых жилетов» сошла

«Желтые жилеты» не сломили власть, но уже изменили парадигму развития страны

ЭкспертОбщество

Лавина «желтых жилетов» сошла

Многомесячный протест во Франции исчерпал энергию и запал. «Желтые жилеты» не сломили власть, но уже изменили парадигму развития страны

Игорь Алабужин

Движение «желтых жилетов» во Франции сходит на нет. По крайней мере, к такому выводу приходят мейнстримные СМИ и эксперты. Число участников протестных акций значительно снизилось. Мстительное министерство внутренних дел даже перестало давать статистику по этому поводу. А с начала лета протест практически поставлен на паузу. Парижская публика и жители провинциальных городов будут рады забыть «желтых жилетов» как страшный сон.

Люди сполна выплеснули накопившуюся за много лет энергию обиды. И физически устали. У многих просто закончились деньги. Угроза получить каучуковую пулю в лицо, нарваться на административное задержание или на приличный штраф тоже стала восприниматься более серьезно, чем на старте движения. Но дело еще в том, что «желтые жилеты» так и не получили массовой поддержки французского общества и тем более элит.

Без поддержки

Не нашли себе «желтые жилеты» и настоящих союзников. Сначала у них был высокий уровень поддержки. По результатам опросов даже выходило, что значительная часть населения крупных городов если не солидарна с движением, то относится к нему с симпатией. Видимо, немалое число жителей, слушая душещипательные истории жизни «желтых жилетов», говорило: «Мы — следующие жертвы глобализации». Но разговоры остались на кухнях.

Франция всегда опасалась беспорядков в мигрантских пригородах, вспоминая погромы 2005 года. Фильмы вроде «13-го квартала» как раз об этом. Но пригороды безмолвствовали. «Желтые жилеты» ходили с французскими триколорами и каждые пятнадцать минут затягивали «Марсельезу». Это было одновременно и средством самоидентификации, и декларировало целый набор месседжей, главный из которых: «Не только вы Французская Республика. Мы тоже Республика. И не дадим вершить нашу судьбу без нашего участия». Это отпугнуло многих «некоренных» французов. Которые если и выйдут на улицу, то точно не под национальными знаменами. И не будут столь законопослушны. «Желтые жилеты», к слову, с уважением относятся к органам правопорядка как неотъемлемому института страны («просто есть плохие полицейские, а хуже всех — министр внутренних дел, который отдает преступные приказы»). В пригородах складывается идеология полного неприятия органов правопорядка как правопорядка в целом.

Это увлечение «Марсельезой» и подозрительно «чистый» расовый состав участников движения вызвал подозрения у левых партий. Они отмечали, и правильно отмечали, что среди «желтых жилетов» полно сторонников Марин Ле Пен. Правых же оттолкнуло постепенное полевение лозунгов демонстрантов и участие в их акциях левых радикалов.

Но «желтые жилеты» и не старались искать союзников. Как раз наоборот. В основе движения — глубокое недоверие и полное неприятие всего политического класса в целом — левых, правых, профсоюзов, общественных организаций. Всех.

Не старались «желтые жилеты» и структурировать свое движение. Хотя их очень просили. Например, власти предлагали как-то договориться, выдвинуть согласованный список требований и прислать официальных представителей на переговоры. Им пытались «пересадить» свои лозунги и левые, и правые партии. Безуспешно. Хотя внутри движения были люди, которые понимали, что протест в его стихийном виде рано или поздно сойдет на нет. В регионах проходили «генеральные ассамблеи», на которые съезжались протестующие. Была даже проведена Ассамблея ассамблей. Но неприятие «желтыми жилетами» любых форм движения, напоминающих им то, против чего они протестуют, оказалось сильнее. Любую форму координации, «вертикальную» или «горизонтальную», они отвергли.

Всякий представитель «желтых жилетов», которых поначалу часто приглашали на телеканалы, должен был заявить, что излагает свое личное мнение. Максимум — мнение тех людей, которые находятся вместе с ним на «блокпосте». Любой, кто самочинно объявлял себя «лидером движения», а тем более вызывался провести переговоры с правительством, тут же подвергался линчеванию в социальных сетях и физическим угрозам.

Отсюда и разнобой в мнениях, который ярко проявился в «списках требований» «желтых жилетов»: они друг другу противоречили. Очень немногие вещи полностью поддерживались всеми «желтыми жилетами». Это — «Марсельеза», пожелания самых разных неприятностей президенту и министру внутренних дел. Да еще, пожалуй, призыв введения института референдума по инициативе граждан. Возможно, глупо было ожидать от людей из глубинки, с самыми разными жизненными историями и самыми разными проблемами, какой-либо внятной и цельной программы.

Наоборот, по свидетельству все тех же журналистов, которым «желтые жилеты» разрешили постоянно находиться в их кругу, люди намеренно не поднимали в своих разговорах темы, которые могли бы стать яблоком раздора. «Жилеты» понимали, что их объединили в ночном зимнем бдении на блокпосте не отношение к иммиграции, гомосексуальным бракам, политике ЕЦБ, Трампу и Путину. Настоящее требование «желтых жилетов» к правительству одно: «Мы не хотим превращаться в деклассированных элементов, живущих только на пособия. Но к этому все идет. И это не наша, а ваша проблема — определить список того, что нужно поменять в стране, чтобы мы могли нормально работать и достойно жить (с акцентом на слово “достойно”)».

Все умные люди во Франции это прекрасно понимали. И правительство лишь делало вид, что оно тщетно просит от протестующих некий список требований, чтобы его обсудить. Нет сейчас у французского государства ни ресурсов, ни полномочий, чтобы обеспечить достойную жизнь всем обитателям периферийной Франции. Либеральная глобализация не может, да и не имеет целью обеспечить достоинством всех и каждого.

Фиктивные итоги протеста

Добились ли чего-нибудь «желтые жилеты»? Мейнстримные СМИ однозначно отвечают на этот вопрос: «Еще никто не выбивал столько денег из правительства, сколько удалось “желтым жилетам”». И даже сумма 17 млрд евро называется. Но на самом деле ответить на этот вопрос не так просто. При ближайшем рассмотрении оказывается, что большинство этих «подарков» — или блеф, или меры, предусмотренные предвыборной программой Эммануэля Макрона. В крайнем случае речь идет о тонкой настройке правительственных решений, принятых давно.

С другой стороны, а как ответить на требование людей, у которых нет единой позиции? Последней каплей, переполнившей терпение «желтых жилетов», стало очередное повышение акциза на автомобильное топливо, и адвокат из Бретани Жаклин Муро в своем видеообращении к президенту накануне протестов задала сакраментальный вопрос: «А где наши деньги, господин Макрон?» И этот вопрос был на устах у всех протестующих, вышедших 17 ноября прошлого года на французские автострады. Но кто-то из демонстрантов считал, что надо снизить налоги (поэтому многие правые политики на первых порах поддержали протест). А кто-то говорил, что раз они, представители «периферийной Франции», откуда в последние два десятилетия в рамках либеральной оптимизации стремительно исчезает социальная инфраструктура (больницы, школы, полицейские комиссариаты, местные поезда), платят налоги наравне с жителями больших городов, то и доступ к социальной инфраструктуре должен быть одинаковым. Поэтому и левые партии поначалу заявили, что «желтые жилеты» принадлежат к их политическому лагерю.

Эта разноголосица в конце концов облегчила задачу правительства. Оно выдало свою готовую программу за ответ «желтым жилетам». Власть собиралась постепенно, за пять лет, повысить prime d’activite — социальное пособие для некоторых категорий работников, получающих небольшую зарплату. В качестве «уступки» протестующим это повышение провели за один год.

В 2018 году был увеличен подоходный налог на пенсии, кроме самых небольших. В качестве ответа «жилетам» для одной из категорий пенсионеров это повышение было отменено.

Забавным выглядит и «подарок» в виде заморозки того самого экологического акциза, который стал поводом для протестов. То есть в 2018 году правительство уже собрало целых четыре миллиарда евро и в следующем году решило сделать паузу. О его отмене речь не идет, а именно этого требовали «жилеты». 80% поступлений от акциза просто зачисляется в бюджет и не служит ни для какой борьбы с глобальным потеплением.

Наконец, с 2020 года будет снижен подоходный налог для наименее обеспеченных граждан. Но, как сразу предупреждает правительство, на аналогичную сумму пять миллиардов евро будут снижены социальные расходы.

Как мы видим, «налоговые подарки» «желтым жилетам» вполне соответствуют духу программы праволиберальных реформ правительства. А чаще всего и ее букве.

Но эти уступки дали СМИ повод говорить об «огромной победе “желтых жилетов”», о том, что они «добились больше, чем все профсоюзы вместе взятые добились за последние двадцать лет». Сильного впечатления «подарки» на протестующих не произвели. Основа протеста — глубокий кризис недоверия к политическому классу, и любые меры, предлагаемые этим политическим классом, изначально рассматриваются как уловка.

Изящно обошла власть и запрос на политические изменения. Появилось креативное предложение решить судьбу злосчастного «экологического акциза» методом прямой демократии. В Гражданский конвент по экологическому переходу будут из базы телефонных номеров выбраны случайным образом 150 граждан. С учетом их пола, возраста, места проживания и уровня дохода. Они должны будут несколько раз собраться в Париже, решить сложнейший вопрос сокращения объема парниковой эмиссии на 40% к 2030 году и указать пути финансирования этого процесса. 28% членов конвента должны быть французами без высшего образования — они точно внесут неоценимый вклад в решение этой проблемы. Это обращение к самым что ни на есть афинским истокам демократии.

Президенту Макрону не откажешь в своеобразном чувстве юмора. Он настойчиво проводит в жизнь свою программу, даже если ему нужно замаскировать ее под требования «желтых жилетов».

Настоящие итоги

За время протестов было задержано более 12 тыс. манифестантов. Судебный приговор получили более двух тысяч, из них около 40% — реальный срок. Органы правопорядка применили каучуковые пули более 12 тыс. раз, и без травм не обошлось. Общепризнанной статистики нет. Считается, что травмы разной тяжести получили более двух с половиной тысяч человек. Доставалось не только манифестантам. Ранены были и журналисты, и медики-добровольцы, и просто прохожие. Среди правоохранителей получивших повреждение тоже немало — около 1800 человек. Одиннадцать человек погибли во время блокировки дорог. В основном потому, что пытались объехать «желтых жилетов» по встречке. Пожилая женщина умерла в Марселе на следующий день после того, как пыталась закрыть ставни в своей квартире во время демонстрации. Каким-то образом она получила удар гранаты со слезоточивым газом.

Но итоги протестов нельзя сводить только к «подаркам» правительства или к количеству пострадавших. Энергия, выплеснутая «жилетами», не пропала бесследно. Эта костяшка домино упала, но при падении задела другие, и сейчас нельзя предсказать, где и как затухнет импульс.

Во Франции уже несколько месяцев продолжается забастовка сотрудников такой чувствительной для любой страны области, как неотложная медицинская помощь. Во время выпускных экзаменов бастовать решила часть преподавателей. И более ста тысяч выпускников не получили вовремя оценки своего последнего экзамена. Во время протестов «желтых жилетов» нападению подверглись дома и офисы десятков депутатов от правящей партии. В последние недели нападения возобновились. Сейчас уже бьют стекла и замуровывают входы не «желтые жилеты», а крестьяне, недовольные голосованием депутатов за новые соглашения о зонах свободной торговли. Продолжается и акция борцов за экологию. Их флешмоб состоит в том, что они пробираются в мэрии и выносят портреты президента.

Любая из этих форм протеста не уникальна для богатой истории социальной борьбы во Франции. Но все вместе они производят странное впечатление. Это явное следствие кризиса «желтых жилетов». Люди действуют по принципам «им можно, а почему нам нельзя?» и «более или менее стоящих уступок от власти можно добиться только повышенным уровнем насилия».

Возможно, рост числа убийств в стране имеет ту же природу. А уж рост числа самоубийств среди полицейских — так практически наверняка.

Упавшая кость домино вызвала и подвижки во французском политическом пейзаже. Эммануэль Макрон сменил своего избирателя. Партия «порядка» признала его за своего, за единственного человека, который в силах противостоять «желтому хаосу». Поэтому пропрезидентское движение на европейских выборах заняло почетное второе место, совсем ненамного отстав от Национального объединения: за него массово проголосовал правый избиратель. Фешенебельные районы Парижа впервые за много десятилетий не проголосовали за классово близких им «республиканцев».

Начали падать костяшки и на левом фланге французской политики. Неприятие «желтыми жилетами» левых политиков и политических партий обнажило отсутствие современного левого дискурса во Франции. Самым разным левым оставалось только разводить руками, когда их обвинили в том, что они неспособны возглавить и повести за собой этот протест. И сделать это в «цивилизованной форме». Не видят в них «желтые жилеты» защитников своих прав и борцов с «системой». Ни социалистов, ни меланшонистов, ни коммунистов. На выборах в Европарламент «Непокоренная Франция», претендовавшая на роль объединителя левых, фактически потерпела поражение. Пошатнулся еще недавно непререкаемый авторитет Жана-Люка Меланшона в своем собственно политическом движении. Дело дошло до того, что его подвергли жестокой критике, заодно припомнив и довольно авторитарные способы управления «Непокоренной Францией».

Все последствия кризиса трудно предсказать. По своей внезапности, размаху и невосприимчивости к призывам перейти в привычное «цивилизованное» русло политической борьбы движение «желтых жилетов» скорее напоминает физический процесс — какую-нибудь лавину, внезапно сошедшую с гор. Лавина сходит не потому, что она хочет чего-то добиться, а потому что для этого сложились все условия. Ее можно уговаривать, компрометировать, обещать социальную поддержку, грозить самыми разными карами — ей это просто все равно.

Фото ТАСС

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

За свежим соком — в морозилку За свежим соком — в морозилку

В Москве открылись первые магазины свежезамороженной продукции «Фреш Фрост»

Эксперт
«Я тебя ненавижу»: голос, который всегда со мной «Я тебя ненавижу»: голос, который всегда со мной

Ненависть к себе затягивает все хорошее, что жизнь способна нам предложить

Psychologies
Теперь пришли за зерном Теперь пришли за зерном

К чему приведет появление государственного монополиста на рынке экспорта зерна

Эксперт
Пожар по приказу Пожар по приказу

Борьба с пожарами велась только на 3,3% площади охваченных огнем лесов

Эксперт
Это еще не крах, но очень неприятно Это еще не крах, но очень неприятно

Нестыковки в нацпроектах отодвигают начало ускорения экономического роста

Эксперт
Каким должно быть налогообложение криптовалюты Каким должно быть налогообложение криптовалюты

Как решить вопрос налогообложения криптовалюты?

Forbes
«Время глобальных исторических проектов закончилось» «Время глобальных исторических проектов закончилось»

Почему Google — это новая философская машина

Эксперт
Великие сказочники Великие сказочники

Зачем мужчины сочиняют о себе легенды, и почему некоторые женщины на них ведутся

Лиза
Злая судьба украинских моторов Злая судьба украинских моторов

Китай получил формальный контроль над «Мотор Сич», но его хозяином так и не стал

Эксперт
И снова Lenovo: компания привезла в Россию свои смартфоны И снова Lenovo: компания привезла в Россию свои смартфоны

Четыре новых смартфона скоро будут доступны на официальном сайте Lenovo

CHIP
Кризисное управление Кризисное управление

Плавание первой русской антарктической экспедиции 1819–1821 год

Вокруг света
Нестабильное положение Нестабильное положение

Жан-Кристоф Ома не спешит раз и навсегда закончить ремонт

AD
6 самых безумных диет, на которых сидели звезды (от Монро до Джобса) 6 самых безумных диет, на которых сидели звезды (от Монро до Джобса)

Стоит ли потеря нескольких кило твоего здоровья

Playboy
Особое положение Особое положение

ЗОЖ-эксперт рассказала поделилась бьюти-лайфхаками во время беременности

Cosmopolitan
Большой маленький спорт Большой маленький спорт

GQ встретился со спортсменами, которые прочат своим детям золотые медали

GQ
«Хватит нам врать»: как прошла самая массовая с 2011 года акция протеста в Москве «Хватит нам врать»: как прошла самая массовая с 2011 года акция протеста в Москве

Репортаж Forbes с митинга «Вернем себе право на выборы»

Forbes
Феминизм: право на любовь к себе? Феминизм: право на любовь к себе?

Без малого 200 лет прошло с тех пор, как женщины заявили о своих правах

Psychologies
От онлайн-курсов до нейродевайсов От онлайн-курсов до нейродевайсов

Российский рынок EdTech достиг 30 млрд руб. в год

РБК
Памяти энергетического оргазма. Почему мы запускаем клуб персонального развития Forbes Ontology Памяти энергетического оргазма. Почему мы запускаем клуб персонального развития Forbes Ontology

Нужна легализация технологий персонального развития для бизнес-аудитории

Forbes
На высшем уровне На высшем уровне

Квартира в самом высоком жилом здании Минска

SALON-Interior
Бег с препятствиями Бег с препятствиями

Одни из самых радикальных диссидентов в русской истории не имели родного угла

Story
Нерукотворный бассейн в пустыне: видео Нерукотворный бассейн в пустыне: видео

Эфиопская впадина Данакиль полна сюрпризов!

National Geographic
Разгадка одной из тайн Арктики Разгадка одной из тайн Арктики

В 1845 году экспедиция мореплавателя Джона Франклина потерпела фиаско

National Geographic
Россиянки хвастаются в Твиттере, как молодо и горячо выглядят их мамы: 21 фото Россиянки хвастаются в Твиттере, как молодо и горячо выглядят их мамы: 21 фото

Молодо выглядящие мамы

Playboy
Вот это бюст! Вот это бюст!

Как ухаживать за зоной декольте в домашних условиях?

Лиза
Пабы, крабы и пираты: особенности яхтинга в разных регионах Пабы, крабы и пираты: особенности яхтинга в разных регионах

Яхтинг с дождями, холодными ветрами и даже современными пиратами

Forbes
10 фактов: как выжить при нападении акулы 10 фактов: как выжить при нападении акулы

Среди всех известных хищников акулы имеют репутацию самых жестоких

Популярная механика
В отеле Pullman Сочи Центр прошел wellness-тур В отеле Pullman Сочи Центр прошел wellness-тур

Бренд Pullman и Сара Хоуи разработали комплексную оздоровительную программу

Cosmopolitan
Не царское это дело Не царское это дело

Иностранцы, оказавшиеся реальными потомками царской семьи Романовых

GQ
Sisters Sisters

Большое портфолио талантливых сестер

Elle
Открыть в приложении