Инъекции красоты по паспорту

Российский производитель профессиональной косметики Mesopharm

ЭкспертБизнес

Инъекции красоты по паспорту

Российский производитель профессиональной косметики Mesopharm конкурирует с продукцией западных фармгигантов, создавая схожий по качеству продукт за меньшие деньги. В планах компании — развитие направления генетических тестов в косметологии и активный вывод своей продукции на экспорт

Лина Калянина

Генеральный директор компании Mesopharm Светлана Захарченко. Фото: Олег Сердечников

Популярный сегодня тренд на здоровый образ жизни, вечную молодость и красоту взбодрил связанные с ним рынки и отрасли — фармацевтику, фитнес-индустрию, продовольственные рынки, индустрию красоты, которые вкладывают огромные деньги в создание и продвижение новых продуктов и технологий. Рынок профессиональных косметических препаратов и услуг сегодня почти полностью ориентирован на запросы потребителей по anti-age-терапии. Прежде всего речь идет о применении препаратов для мезотерапии, биоревитализации кожи, филерах и других средствах, вводимых в кожу с помощью малоинвазивных методик — инъекций. Инъекционная косметология, наравне с аппаратной, уже давно считается наиболее эффективным способом улучшить внешний вид. Правда, стоит она недешево: в Москве минимальная цена процедуры —десять тысяч рублей, да и в отношении уколов в лицо у многих посетителей салонов и клиник есть предубеждения. Тем не менее спрос на эти услуги стабильный, более того, косметологи наблюдают рост интереса к подобного рода процедурам со стороны мужской аудитории, тоже весьма озабоченной оздоровлением и омоложением.

Традиционно рынок профессиональных косметических препаратов —это вотчина крупных западных фармпроизводителей, имеющих серьезную научную, производственную и финансовую базу для создания новых продуктов и методик. Тем не менее среди акул бигфармы на этом направлении довольно успешно работает и отечественный производитель Mesopharm, который предлагает во многом схожую по качеству продукцию на основе собственных разработок за более умеренные деньги. Весьма показательно, что многие столичные салоны красоты и ведущие клиники дерматокосметологии, не говоря уже о региональных, сегодня предлагают клиентам продукцию этой компании наравне с раскрученными западными брендами, высоко оценивая ее эффективность и оптимальное соотношение цены и качества.

О том, как развивается косметологический рынок в целом и как сегодня можно конкурировать с крупными западными корпорациями на локальном рынке, «Эксперту» рассказали генеральный директор компании Mesopharm Светлана Захарченко и исполнительный директор Надежда Каплева.

— Как получилось, что ваша продукция для инъекционной косметологии сегодня используется на рынке наравне с раскрученными западными препаратами?

Светлана Захарченко: Мы сами относимся к этому как к чуду.

— Было сложно этого добиться? Как вы развивались?

С. З: Непросто. Мы всегда шли навстречу спросу. В начале девяностых годов наши косметологи стали ездить в Европу, учиться на курсах, овладевать современными методиками. В частности, во Франции тогда начала активно развиваться новая модная методика — эстетическая мезотерапия, которая раньше, еще с шестидесятых, применялась только в спортивной медицине. Врачи, которые делали спортсменам уколы, обратили внимание, что качество кожи в местах уколов улучшалось. Со временем, к началу девяностых, уже были разработаны методики инъекций в лицо, которые давали отличные результаты по улучшению внешнего вида.

И вот наши косметологи, обучившиеся во Франции, Испании, возвращались домой и видели, что все, что они могут купить для работы, — это витамин С и физраствор в аптеке. Я как раз работала в аптеке, и я хорошо помню аптечные прилавки тех времен, когда на них стояли только перекись водорода и бинты, а корвалол или анальгин раскупались за полчаса в очередь. Моя близкая подруга-косметолог постоянно донимала меня просьбами искать нужные ей препараты для инъекций в других странах. Я обращалась к друзьям-знакомым, которые куда-то выезжали или могли мне что-то нужное прислать.

— А что было потом?

С. З.: Потом я выучила английский язык. Я поняла, что мне нужен язык, потом я купила компьютер и стала писать письма. Как провизор, я брала в руки препарат, купленный в аптеке в Европе, читала адрес производителя и на английском языке писала письмо: можно ли закупить ваши препараты оптом? Один из двадцати отвечал, и завязывалось какое-то сотрудничество. Потом неофициальные контакты начали превращаться в официальные, потому что, сколько бы я ни привозила, мои знакомые косметологи раскупали все за пять минут — им негде было это взять. В то время я снимала у друзей пятикомнатную бывшую коммуналку в Петербурге, где одна из комнат превратилась в маленький склад. Затем я зарегистрировала ООО и пригласила работать со мной коллегу-провизора. Мы работали в одной из этих пяти комнат днем, а моя шестнадцатилетняя дочка после школы на троллейбусе развозила заказы в пакетиках. Примерно году в 2004-м у нас уже начались регулярные поставки, организовался маленький склад и был разработан прайс-лист аж на двух листах.

— Это все была продукция для мезотерапии?

С. З.: Да. Но в конце 2004-го я познакомилась на выставке с прекрасной японской косметической линейкой — Hinoki Clinical. Дистрибуторы этой марки завозили косметику официально, с сертификатами, что на тот момент было большой редкостью: официально завозилось не более тридцати процентов импорта. Но японцы всегда делают все только по правилам. И вот с 2004-го у меня помимо инъекций появилась еще и косметика. Штат вырос до четырех-пяти человек. Работы и клиентов стало больше.

— А потом случился кризис 2008 года…

С. З.: Точно! И у нас вся завезенная продукция в один миг в рублевом выражении выросла в цене в три раза! И вот мы сели и задумались: что делать дальше? У меня всегда был, есть и будет принцип: ты можешь достигнуть успеха только в том, в чем ты разбираешься и чему ты учился. Я — провизор, в нашей компании все сотрудники тоже были либо медики, либо провизоры, поэтому они могли сразу разобраться в ассортименте, в особенностях действия препаратов. И я тогда сказала: «Девочки, а чем мы хуже испанцев или французов? Давайте сами сейчас напишем составы, разработаем, поэкспериментируем и попробуем производить самостоятельно. Иначе что делать-то?»

Когда ты твердо произносишь свои планы в пространство, перед тобой открываются новые возможности. Это трудно по-другому объяснить.

Мы начали поиски производственной площадки. До кризиса западные фармкомпании пришли в Россию, построили прекрасные предприятия по стандартам GMP с дорогущим оборудованием и производили здесь дженерики. Когда в 2008 году взлетел курс, 80 процентов компаний просто перестали размещать здесь заказы, и наши предприятия остались без работы со всеми вытекающими последствиями. Мы не сразу, но все-таки нашли площадки, которые готовы были по контракту производить наши составы, которые у нас были очень непростые — до 40 ингредиентов в одном.

— От чего вы все-таки отталкивались, разрабатывая свои составы?

С. З.: Это была компиляция собственных знаний и составов западных производителей. Но основа нашей продуктовой идеологии — физиологичность. В чем идея? Вот есть клетки кожи. Вокруг них в межклеточное пространство из крови попадают питательные вещества — витамины, аминокислоты, минералы. Фибробласт — основная клетка кожи — их перерабатывает, вырабатывает гиалуроновую кислоту, коллаген, эластин, в результате кожа упругая, гладкая, цвет хороший. Со временем эта функция утрачивается, так как фибробласт стареет и становится менее активным. Есть сто механизмов старения, про это целые книги написаны. Со старением клетки утрачивают способность на сто процентов усваивать полезные вещества. К тому же кожа страдает от стресса: мы можем что-то недополучать, недоедать, недосыпать — масса неблагоприятных факторов внешней среды воздействует на человека. За счет этого трофика кожи тканей становится неполноценной, недостаточной. И мы создавали такие составы, чтобы максимально восполнить недостаток всех необходимых веществ.

— Используя мезотерапию как основной способ доставки этих полезных веществ в кожу?

С. З.: Да. Мезотерапия — это минимально травматичная методика: глубина введения — один, максимум три миллиметра. Это очень поверхностно, и поэтому вводимые вещества не попадают в кровеносное русло, только в микрососуды, где они депонируются и в течение недели питают кожу. А помимо старения, есть еще масса других проблем. Например, пигментация, акне, выпадение волос и так далее. При каждой проблеме нарушаются свои звенья метаболизма у фибробластов. И, соответственно, воздействуя на эти звенья, добавляя где-то больше витамина B6, где-то — витамина С и аминокислот, мы улучшаем ситуацию. Естественно, мы все это изучали, пробовали бесконечно, экспериментировали, сами на себе проводили курсы инъекций.

— Насколько ваши продукты, инновации были связаны с опытом использования иностранных препаратов, а насколько вы привнесли что-то свое в рецепты?

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Повестка дня Повестка дня

Главные новости этой недели

Эксперт, сентябрь'19
«Экспортеры стремятся к более легким инструментам» «Экспортеры стремятся к более легким инструментам»

О том, как компаниям удешевить и ускорить обслуживание сделок

Эксперт, август'19
10 примет времени, изменивших наш быт 10 примет времени, изменивших наш быт

Forbes представляет 10 самых ярких примет нашего времени

Forbes, сентябрь'19
Ожившая история Ожившая история

Путешествовать можно не только в пространстве, но и во времени

National Geographic Traveler, июнь'19
AliExpress Russia досталась генеральным содиректорам AliExpress Russia досталась генеральным содиректорам

Alibaba, Mail.Ru, «МегаФон» и РФПИ согласовали параметры совместного предприятия

РБК, июнь'19
Питание: план на 9 месяцев Питание: план на 9 месяцев

Из веществ, получаемых с пищей, складывается организм развивающегося плода

9 месяцев, июнь'19
С дымком С дымком

Спорить, какое мясо лучше подходит для гриля и барбекю, можно бесконечно

Добрые советы, июль'19
«Академия Амбрелла» как гид по детским психотравмам «Академия Амбрелла» как гид по детским психотравмам

В этом году Netflix выпустил киноадаптацию одноименного комикса Джерарда Уэя

Psychologies, июнь'19
Porsche Macan: средство против скупости Porsche Macan: средство против скупости

Обновленный Porsche Macan вышел на российский рынок

АвтоМир, июнь'19
Изобразить в лицах Изобразить в лицах

Художник по гриму рассказывает, как попала на съемочную площадку

Glamour, июль'19
Почему мы больше не хотим заниматься сексом? Почему мы больше не хотим заниматься сексом?

Исследования по всему миру отмечают снижение интереса к сексу

GQ, июнь'19
Перезаряженный Перезаряженный

Электромобиль от Jaguar старательно демонстрирует лучшие качества спорткара

АвтоМир, июнь'19
Шарлиз Терон и Сет Роген высмеивают американскую политику Шарлиз Терон и Сет Роген высмеивают американскую политику

Альтернативная вселенная, в которой Америкой руководит мудрая женщина

GQ, июнь'19
Выходные на Волге: Нижний Новгород Выходные на Волге: Нижний Новгород

Немного релакса нужно не только нашей голове, но и глазам надо дать отдохнуть

Лиза, июнь'19
Вернуться в Сорренто Вернуться в Сорренто

Внучка великого русского писателя Максима Горького рассказывает о своей семье

Story, июль'19
Война в Африке Война в Африке

С огромным трудом британцам удалось остановить немецкие войска в Северной Африке

Дилетант, июль'19
Как измеряют тысячи вольт Как измеряют тысячи вольт

Компания «Профотек» предложила оптический трансформатор для измерения тока

Эксперт, июнь'19
Домик у озера Домик у озера

Здесь тоже есть хорошие пляжи, прекрасные виды и много рыбы

Лиза, июнь'19
BMW M5 BMW M5

Феерический V8 не скупится на ощущения

Quattroruote, июль'19
Правда о Синдбаде-мореходе Правда о Синдбаде-мореходе

Как арабы стали мореплавателями, в точности неизвестно

Наука и жизнь, июнь'19
Последний Golf Последний Golf

Первый серийный электрический компакт от Volkswagen

Quattroruote, июль'19
«Хороший сервис и экономия времени клиента» «Хороший сервис и экономия времени клиента»

О том, что ожидает страховой рынок в 2019–2020 годах и как на нем работать

Эксперт, июнь'19
Опасные связи Опасные связи

Развитие компьютерных технологий — результат соперничества сверхдержав

Вокруг света, июль'19
«Собачник» — это диагноз «Собачник» — это диагноз

Страсть к домашним питомцам как эволюционное преимущество

Огонёк, июнь'19
Голова в облаках Голова в облаках

Лучше гор могут быть только… небоскребы

Вокруг света, июль'19
Человек-кремень Человек-кремень

О русском кино, внутренней свободе и актерских техниках как опыте трансмедитации

OK!, июнь'19
Маша Малиновская: «Идеальных партнеров не существует» Маша Малиновская: «Идеальных партнеров не существует»

Умеет Маша разбудить воображение!

Playboy, июнь'19
Созерцательная терапия Созерцательная терапия

Исследования исцеляющих аспектов медитации

Yoga Journal, июль'19
Энтропия европейской системы Энтропия европейской системы

Выборы в Европарламент высветили запрос на радикализацию политического курса

Эксперт, июнь'19
Коварный ротавирус Коварный ротавирус

Что важно знать о ротавирусе?

Лиза, июнь'19