Главный фактор этого кризиса — частные решения отдельных людей

ЭкспертОбщество

Этот кризис — ментальный. Его главный агент — индивидуальные решения

Экономика России и мира перешла в длинную фазу глубокого структурного кризиса, который продлится не год и не два. Главный фактор этого кризиса — частные решения отдельных людей. Интервью с заместителем декана экономического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова Олегом Буклемишевым

Татьяна Гурова

Олег Буклемишев

Из всех текстов этого прогнозного номера этот, пожалуй, самый тревожный. Олег Буклемишев описывает текущий кризис как совокупность целого ряда разрушающих или даже уже разрушивших привычный порядок траекторий как для России, так и для мира. Это пандемия и локдаун, разрушившие не просто целые отрасли, но самым глубоким образом изменившие жизнь людей, и мы пока не можем знать, какие из этих изменений и как поменяют образ жизни как таковой. Это конец углеводородной эпохи и ускорение развития «зеленой» экономики. Это наступление времени индивидуальных решений как самых главных для будущего. По мнению Буклемишева, этот сложный структурный сдвиг займет много времени, не год, не два и не три, и скорее всего потребуется еще один шок, который позволит до конца раскрепостить творческие силы, которые кроются в обществе.

— Давайте начнем с того, чем мы с вами закончили разговор весной, на первом этапе пандемии. Вы говорили, что размер государственной помощи, которая позволит стабилизировать экономику, составляет семь процентов ВВП. Насколько я понимаю, реальный размер был меньше — где-то пять с половиной процента.

— Да, наверное, по итогам года до пяти процентов дотянет. Я считаю, что это максимум, которого можно было ожидать, — на это указывает сокращение бюджета на следующий год. И кстати, Россия — одна из тех стран, которые в этот кризис на спасение потратили в процентах меньше, чем в кризис 2008 года.

— Как вы сейчас оцениваете эту помощь: много или мало?

— Этого недостаточно. Сейчас мы еще не можем понять, какой реально ущерб был нанесен. Летом, когда появились первые квартальные цифры падения на восемь процентов, был испуг. Потом пошло в плюс, и все успокоились. То есть цифры конца лета затуманили горизонт, родилась мысль, что у нас все хорошо. На самом деле рано оценивать, хорошо или плохо. Есть такая штука, как гистерезис, которая означает, что, если экономику вытолкнули из равновесного состояния, после того как начальный импульс перестает действовать, экономика в прежнее состояние не вернется, потому что в ее структуре что-то поменялось.

Есть куча примеров, например, если человек остается на какое-то время безработным, то он во многих случаях не вернется на рынок труда. Кто-то деквалифицируется, кто-то просто не хочет работать, кто-то подходит к предельному возрасту. То же с предприятиями. Упала цена на что-то, предприятия выбраковались, вышли из бизнеса, мощностей стало меньше. Цена возвращается, а предприятий уже нет. Сейчас же произошли настолько серьезные структурные изменения, что они не дадут быстро восстановиться.

— Что из государственной помощи, на ваш взгляд, было самым важным с точки зрения позитивного влияния на макроэкономические параметры?

— Самыми большими у нас были детские выплаты. Я считаю, что это было абсолютно верно.

— Насколько я понимаю, их объем был не очень большой.

— Больше, чем все остальное. Это порядка 600 миллиардов рублей. Все остальное было по мелочи. Плюс еще была полезная мера — повышение пособия по безработице.

— То есть все, что поддержало спрос?

— Это не только поддержало спрос. Это дало людям не упасть. Все остальное рассыпано по тридцати направлениям. Списываемые кредиты на поддержку занятости, отсрочки по налогам, меры по поддержке туризма. Мер было много, но они все были маленькие и выбранные не до конца.

— Были налоговые льготы широкому кругу отраслей…

— По статистике эти льготы получили в лучшем случае половина тех, кто обращался. Было ощущение, что задача была, скорее, не дать поддержку, а отказать тем, кто ее не заслуживает по какому бы то ни было критерию.

— Как вы считаете, в следующем году будет поддержка экономики такого же уровня, если мы не увидим выхода из кризиса?

— Я думаю, что обязательно будет. Хотя если все пойдет более или менее хорошо, отскок будет хорошим, мы ничего не получим. А если все будет плохо, тогда деньги на то, чтобы устроить новый раунд поддержки, найдутся. Но поддержки потребуют уже другие отрасли.

Ожидания по экономическому росту

— Каковы ваши ожидания по ВВП этого года, по динамике основных макроэкономических индикаторов?

— ВВП упадет на четыре-пять процентов. В следующем году я ожидаю роста, который позволит отыграть в целом больше половины провала этого года. То есть если брать нижнюю точку этого года, то мы вернем 60 процентов потерянного. По инвестициям будет провал. По доходам тоже будет провал. Но в нынешних условиях неопределенности ни один разумный предприниматель, кроме видящего перед собой какую-то необъятную нишу, инвестировать не будет. А если у нас еще просядут госинвестиции, что очень вероятно, то в следующем году тоже будет минус по ВВП.

— Что сейчас самое важное для перехода к росту экономики?

— Доходы населения. Без потребления из этой ямы выкарабкаться нельзя. В чистом экспорте я не жду прорывов. Хотелось бы, чтобы мы вытаскивали себя за волосы с помощью потребления.

— Вы говорите, что инвестиций не будет, доходы не вырастут, тем не менее ВВП вырастет…

— Это чисто технический отскок из-за низкой базы. Это и есть тот самый гистерезис, когда вы возвращаете часть потерянного. Остальные 40 процентов дадутся с гораздо большим трудом.

— За счет какого-то структурного сдвига?

— Структурный сдвиг уже произошел. Мы уже живем внутри колоссального структурного сдвига и в нашей экономике, и в мировой. Это самое интересное из происходящего. Понять это еще рано. Даже масштабы этого себе представить.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Бренды образования Бренды образования

Как попасть в престижный университет и стоит ли туда стремиться?

Forbes
Ты еще в это веришь? 10 самых популярных мифов о косметологии Ты еще в это веришь? 10 самых популярных мифов о косметологии

Эксперт развенчивает самые популярные мифы о косметологии

Cosmopolitan
Треш-стрим как образ жизни Треш-стрим как образ жизни

Почему одни люди продают насилие в интернете, а другие его покупают

Эксперт
Правила жизни Леонида Броневого Правила жизни Леонида Броневого

Народный артист СССР. Умер 9 декабря 2017 года

Esquire
​​​​​​​«Азербайджанцы ехали как в мирное время: ни завалов, ни разрушений, ни минных заграждений» ​​​​​​​«Азербайджанцы ехали как в мирное время: ни завалов, ни разрушений, ни минных заграждений»

Виктор Мураховский — о том, почему Армения проиграла войну за Карабах

Эксперт
Правила жизни Пьера Кардена Правила жизни Пьера Кардена

Правила жизни французского модельера и бизнесмена Пьера Кардена

Esquire
Кухня в виртуальном, корпоративном и прочих измерениях Кухня в виртуальном, корпоративном и прочих измерениях

Как Первая мебельная фабрика разработала новую стратегию продаж в пандемию

Эксперт
«Ее всё устраивает»: почему так сложно помогать жертвам домашнего насилия «Ее всё устраивает»: почему так сложно помогать жертвам домашнего насилия

Почему женщины, пострадавшие от домашнего насилия, часто отвергают помощь

Cosmopolitan
Мир на бобах Мир на бобах

Как американские власти и защитники климата разгоняют цены на продовольствие

Эксперт
Этого не хватало Этого не хватало

Можно ли с помощью добавок, кремов и процедур поддержать синтез коллагена

Glamour
За что воевали За что воевали

Советские люди спасли гуманистические и демократические ценности во всем мире

Эксперт
«Хочется поработать, поштурмить»: зачем и как приятели каждый год открывают магазин ёлок с оборотом в 15 млн рублей «Хочется поработать, поштурмить»: зачем и как приятели каждый год открывают магазин ёлок с оборотом в 15 млн рублей

Интернет-магазин хвойных деревьев, который работает раз в год

VC.RU
«Политкорректность усложняет язык» «Политкорректность усложняет язык»

Как меняется словарь и грамматика под влиянием технологических и новшеств

Огонёк
Роборуку научили чувствовать предметы с помощью солнечных панелей Роборуку научили чувствовать предметы с помощью солнечных панелей

Часть панелей закрывается и перестает вырабатывать электричество

N+1
Запад нам помог Запад нам помог

Помощь «империалистических хищников» спасла миллионы жизней советских граждан

Дилетант
Крупные шмели оказались разборчивее мелких Крупные шмели оказались разборчивее мелких

Крупные шмели тратят больше времени, чтобы запомнить цветки

N+1
50 самых быстрорастущих компаний России 50 самых быстрорастущих компаний России

РБК представляет седьмой ежегодный рейтинг самых быстрорастущих компаний России

РБК
72 м² 72 м²

Квартира дизайнера Анастасии Комаровой менялась вслед за хозяйкой

AD
Как постарели парни из 'N Sync, Blue, 5ive и других популярных бойз-бендов Как постарели парни из 'N Sync, Blue, 5ive и других популярных бойз-бендов

Что случилось с бывшими участниками известных поп-групп

Cosmopolitan
Как слушать и слышать того, с кем вы не согласны Как слушать и слышать того, с кем вы не согласны

Как попробовать разобраться в чужой позиции?

Psychologies
Дружба, безопасность и домашние обязанности: советы психолога для детей Дружба, безопасность и домашние обязанности: советы психолога для детей

Отрывок из книги «Веселая психология для детей. Дома и в школе»

Psychologies
Борис Улитин Борис Улитин

Борис Улитин служит в Театре комедии, а его голосами говорят герои блокбастеров

Собака.ru
Каково это – упасть с яхты на полном ходу Каково это – упасть с яхты на полном ходу

Море меня зацепило и не отпускает – лучше любой психоделии

Esquire
2009 год 2009 год

Гибель Сергея Магнитского, закрытие Черкизовского рынка и новая Россия

Esquire
Типовое и облачное Типовое и облачное

Как Министерство цифрового развития связано с охраной памятников

Огонёк
Как работают магазины без кассиров «Пятерочки» и «Азбуки вкуса» и сколько это стоит Как работают магазины без кассиров «Пятерочки» и «Азбуки вкуса» и сколько это стоит

Из чего складывается стоимость «магазинов будущего»

Forbes
«В русской литературе счастливая любовь — нестандартная ситуация» «В русской литературе счастливая любовь — нестандартная ситуация»

Мария Голованивская — о том, чем русские чувства отличаются от европейских

Полка
Правила жизни Джона Ле Карре Правила жизни Джона Ле Карре

Писатель, Англия. Умер 14 декабря в возрасте 89 лет

Esquire
Вернуть и сохранить близость: 7 советов для пар Вернуть и сохранить близость: 7 советов для пар

Когда в любви начинаются трудности, мы ищем действенные способы все «починить»

Psychologies
90 м² 90 м²

Квартиру в старом фонде Вера Лемешко оформила в традиционном стиле

AD
Открыть в приложении