«Через двадцать лет мы просто не узнаем наш мир»

Скоро ведущие страны начнут строить беспилотные ударные подводные аппараты

ЭкспертОбщество

«Через двадцать лет мы просто не узнаем наш мир»

Уже в следующем десятилетии ведущие страны начнут массово строить беспилотные ударные подводные аппараты и малоэкипажные надводные корабли, многие функции которых будет выполнять искусственный интеллект, уверен глава КГНЦ Павел Филиппов

Алексей Хазбиев

Глава Крыловского центра Павел Филиппов уверен, что России необходимо иметь современный атомный флот. Фото: Алексей Хазбиев

Россия — единственная великая военная держава, которая сокращает свои военные расходы. Если еще в позапрошлом году мы тратили на эти цели порядка 50 миллиардов долларов, или 3,4% ВВП, то в этом году — чуть более 45 миллиардов долларов (около 3% ВВП). А еще через год этот показатель, как ожидается, не превысит 2,8% ВВП. Но самое главное здесь — перераспределение средств внутри недавно принятой государственной программы вооружений (ГПВ). Если до сих пор наш флот жил на широкую ногу, а Сухопутные войска и ВДВ находились на положении бедных родственников, то теперь эти роли поменялись с точностью до наоборот. В нынешней ГПВ финансирование российского ВМФ сократили почти в полтора раза по сравнению с предыдущей программой, менее чем до трех триллионов рублей. Что в этой ситуации нужно предпринять российским корабелам, какие авианосцы, подводные лодки и десантные корабли могут пополнить наш ВМФ, чем они будут отличаться по своим боевым возможностям от западных аналогов, какую роль в них будет отводиться искусственному интеллекту, в интервью «Эксперту» рассказал глава Крыловского государственного научного центра (КГНЦ) Павел Филиппов.

— Как сокращение расходов на флот повлияет на способность нашей страны создавать новые корабли и подлодки?

— Такие вопросы надо рассматривать в контексте общих расходов на оборону в целом. Руководство страны и вооруженных сил уже заявляли, что целенаправленно будут сокращаться закупки вооружений и, конечно же, флот не станет исключением. Это политическое решение — оно полностью оправдано в нынешней экономической ситуации.

Именно поэтому здесь вопрос в выборе приоритетов. Те направления (прежде всего ракетные катера, корветы, подлодки. — «Эксперт»), которые выбрал государственный заказчик, финансируются ритмично и в полном объеме. Во всяком случае, мне неизвестно о каких-то срывах в части выделения средств по строящимся кораблям или по тем кораблям, на создание которых уже заключены государственные контракты.

Но остается еще один вопрос: сможет ли государство вкладывать требуемые ресурсы в создание научно-технического задела в кораблестроении. То есть оплачивать нашу работу, исследования по созданию перспективных проектов. На мой взгляд, ресурсы для этого необходимо изыскать дополнительно, потому что, не финансируя науку, невозможно рассчитывать на позитивный результат в будущем.

— А какой научно-технический задел нам нужно формировать? Какие корабли проектировать и строить?

— Есть целый ряд направлений, где мы работаем на опережение. Надеемся, что рано или поздно эти усилия будут востребованы. Прежде всего это авианосцы. Мы разработали и представили линейку из трех концептуальных проектов таких кораблей. У нас есть базовый вариант многоцелевого тяжелого корабля — это проект «Шторм», водоизмещением 96 тысяч тонн. Есть промежуточная модель среднего авианосца «Шторм-КМ» с комбинированной энергетической установкой — атомным реактором и газотурбинными двигателями. Его водоизмещение 76 тысяч тонн, а авиационное крыло — до сотни единиц. И наконец, легкий авианесущий корабль водоизмещением 44 тысячи тонн, корпус которого выполнен по схеме, напоминающий полукатамаран. Благодаря такой инновации нам удалось значительно увеличить площадь летной палубы и довести количество летательных аппаратов до 46. По своим возможностям он уже соизмерим с достаточно серьезными зарубежными авианосцами, водоизмещение которых приближается к 70 тысячам тонн.

— И во сколько обойдется строительство кораблей этих моделей?

— Насколько я помню, тяжелый авианосец — порядка 500 миллиардов рублей, средний — более 300 миллиардов рублей, а самый компактный будет стоить где-то около 200 миллиардов рублей, что на самом деле очень немного. Мы экономили где могли, в последнем случае практически не применяли новые ОКР в электромеханической боевой части, а использовали уже существующие, апробированные решения.

— А какой авианосец, на ваш взгляд, нам все-таки нужен?

— Мы глубоко убеждены, что России, конечно, очень хорошо было бы иметь атомный авианесущий флот. Но надо понимать, что наличие или отсутствие атомной энергетической установки для авианосца не самое главное. Главное — эффективность палубной авиации. Ее работу надо сделать максимально похожей на ту, что выполняет традиционная аэродромная авиация. В принципе, это пока никому не удавалось. Здесь очень важно то, какую полезную нагрузку летательный аппарат может поднять с палубы корабля. А его автономность действий определяется не только количеством топлива в собственных баках, но и запасом авиационного керосина, который такой корабль может взять с собой в поход.

Если мы поставим атомную установку на легкий авианосец с небольшим водоизмещением, то не получим искомого результата. Такой корабль будет возить главным образом свой собственный атомный реактор, а не керосин для самолетов, соответственно, и эффективность его авиакрыла будет намного ниже. Даже современные атомные реакторы, которые ставят, например, на ледоколы — это все-таки довольно громоздкие технические комплексы и по массе, и по габаритам. Для ледокола это скорее плюс — он этой массой будет давить лед. У авианосца же задачи принципиально иные. Поэтому мы должны минимизировать объем внутренних полезных помещений, и наоборот, максимально увеличить пространство в интересах авиакрыла. Это касается не только ангаров для размещения самолетов и вертолетов, но и резервуаров для заправки их топливом.

— Но здесь очень многое зависит от того, какие у такого авианосца будут корабли сопровождения — там же все должно быть унифицировано…

— Совершенно верно. Если мы хотим вновь войти в клуб держав, строящих авианосцы, то, во-первых, нам надо начинать с создания кораблей не очень большого водоизмещения, максимально эффективно используя имеющиеся возможности, а во-вторых, сразу же думать об ордере. То есть о тех кораблях, которые пойдут в составе ударной авианесущей группы. Естественно, что все они должны быть взаимоувязаны как по своим тактико-техническим характеристикам, так и по внутрикорабельным системам, в том числе управления оружием.

— И естественно, по энергетическим установкам. Они должны быть одинаковыми на всех кораблях ордера?

— Если мы говорим о газотурбинном варианте авианосца, то как раз он очень хорошо будет увязан. Там достигается практически полная унификация по предлагаемым нами решениям со всей линейкой кораблей, которые на сегодняшний день или уже есть, как наши новые фрегаты, или с теми перспективными кораблями, постройка которых запланирована, как, например, эсминцы проекта «Лидер». Этот корабль может быть выполнен как с атомной энергетической установкой, так и с газотурбинной. То есть и на авианосце, и на крупных кораблях сопровождения будут стоять одни и те же турбины производства НПО «Сатурн». Но унификация по двигателям не самое главное. Куда важнее совместимость информационных управляющих систем, боевых частей (управление), гидроакустических комплексов. Это все еще надо додумывать и дорабатывать. Наконец, еще один важный момент — собственно театр военных действий и места базирования авианесущих группировок. Такие корабли должны иметь внятную, хорошо продуманную и подготовленную с точки зрения логистики систему базирования. На мой взгляд, чисто географически для этого лучше всего подходит Тихоокеанский флот. Но там для таких кораблей все нужно создавать заново. То есть, если мы начинаем строить авианосцы, нам прежде всего нужно позаботиться о местах их дислокации. Иначе они будут обречены на то, чтобы стоять «на бочках». А их ресурс будет использоваться вхолостую — условно говоря, на самообогрев.

Средний авианосец «Шторм-КМ» водоизмещением 76 тысяч тонн имеет явное преимущество в сравнении с британским кораблем Queen Elizabeth по количеству летательных аппаратов, автономности и, самое главное, числу точек старта самолетов и вертолетов. Фото: Алексей Хазбиев

— А сколько авианосцев, на ваш взгляд, нужно иметь России?

— Этот вопрос к государству, к главкомату ВМФ. Уважаемый заказчик должен четко представлять себе модель применения таких кораблей. А она, в свою очередь, должна быть увязана с теми целями и задачами Морской доктрины и других подобных документов высокого уровня. Очень многое зависит от того, как будет развиваться геополитическая ситуация. Если у нас появляется задача обеспечения океанской логистики, значит, нам необходимо иметь как минимум две ударные авианесущие группы, по одной на каждом океанском флоте — Северном и Тихоокеанском. Если же перед нами такая задача не ставится, то, наверное, страна может обойтись и без такого класса кораблей. Тогда нас вполне может выручить и наш москитный флот, который призван защищать в основном экономическую зону России.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Мирного транзита не получилось Мирного транзита не получилось

В Киргизии зачищают наследие бывшего президента Атамбаева

Эксперт, июль'19
Генетическая память Генетическая память

Раскопать корни своего родословного дерева теперь легко и просто

Собака.ru, август'19
MAXIM рецензирует полезный канадский фильм «Как отмыть миллион» MAXIM рецензирует полезный канадский фильм «Как отмыть миллион»

Рецензия на фильм «Как отмыть миллион»

Maxim, июль'19
Шторм и гроза в условиях города: главные правила выживания Шторм и гроза в условиях города: главные правила выживания

Что делать, если ты оказался в схватке со стихией

Men’s Health, июль'19
Сергей Лазарев: «Горжусь, что не избаловал сына!» Сергей Лазарев: «Горжусь, что не избаловал сына!»

Сергей Лазарев поделился, как воспитывает ребенка и в чем его ограничивает

StarHit, июль'19
Все решают звезды Все решают звезды

Представление об уюте и комфорте, оказывается, зависит и от нашего знака зодиака

Лиза, июль'19
Русский след Huawei Русский след Huawei

Крупнейший китайский производитель смартфонов ищет возможности для инвестиций

РБК, июль'19
Культурные события июля Культурные события июля

Театральные премьеры, концерты и, разумеется, фестивали

РБК, июль'19
Как правильно гладить кошку с точки зрения науки Как правильно гладить кошку с точки зрения науки

Современная наука на страже счастья человеческого! (и кошачьего)

Maxim, июль'19
Интерьер для двоих Интерьер для двоих

Новая работа Антона Корнеева и Екатерины Блохиной — квартира в жилом комплексе

SALON-Interior, июль'19
В новом диснеевском фильме Русалочку сыграет темнокожая актриса, и в соцсетях ожидаемо негодуют В новом диснеевском фильме Русалочку сыграет темнокожая актриса, и в соцсетях ожидаемо негодуют

Ариэль в новом фильме «Русалочка» сыграет темнокожая актриса

Maxim, июль'19
Где есть и пить в Бал-Харбор — самом изысканном районе Майами-Бич Где есть и пить в Бал-Харбор — самом изысканном районе Майами-Бич

Ресторанный обозреватель выбрал самые достойные заведения Майами-Бич

РБК, июль'19
Не верь, не слушай, не плати Не верь, не слушай, не плати

Мошенники постоянно придумывают все новые схемы «отъема денег у населения»

Лиза, август'19
Инвесторам возвращают право знать больше Инвесторам возвращают право знать больше

В правительстве готовы ограничить закрытие информации эмитентами из-за санкций

РБК, июль'19
Зачем в кинотеатрах по всему миру показывают оперу и театральные постановки? Зачем в кинотеатрах по всему миру показывают оперу и театральные постановки?

Спектакли, транслируемые из Венской оперы или Большого театра – в кинотеатрах

GQ, июль'19
Во власти слабостей Во власти слабостей

Как выжить в мире, где правят эмоции

Огонёк, июль'19
Лучшие и худшие ремейки в истории кино Лучшие и худшие ремейки в истории кино

Мы решили выяснить, что отличает лучшие ремейки от худших

GQ, июль'19
Кувшин Кувшин

Известность пришла к Алексею Поляринову после перевода «Бесконечной шутки»

Esquire, август'19
Как в кино Как в кино

Смелые англичане Дик и Энджел реставрируют собственный средневековый замок

Seasons of life, май'19
Островной инстинкт Островной инстинкт

Crazia советует отправиться на небольшие острова!

Grazia, июль'19
Равнение на право Равнение на право

Вручены премии «GQ Кодекс». В монологах лауреатов вся жизнь юристов

GQ, август'19
Клин вне конкурса Клин вне конкурса

В Клину прошел V Международный фестиваль искусств П.И. Чайковского

OK!, июль'19
Жизнь на фоне Жизнь на фоне

Чернобыль: что осталось за рамками нашумевшего сериала

Огонёк, июль'19
В лабиринтах альтернативной истории В лабиринтах альтернативной истории

Имеют ли право на жизнь иные варианты развития известных исторических событий?

Наука и жизнь, июль'19
Маленький принц: 9 мифов об Антуане де Сент-Экзюпери Маленький принц: 9 мифов об Антуане де Сент-Экзюпери

«Вокруг света» разобрался, правда ли, что…

Вокруг света, август'19
У оппозиции не вышло начать с чистого листа У оппозиции не вышло начать с чистого листа

Пять вопросов о ситуации с выборами в Мосгордуму

РБК, июль'19
Счастливы вместе Счастливы вместе

Куда поехать отдыхать в августе всей семьей?

Grazia, июль'19
Неудобная правда Неудобная правда

Американец и швед сняли самую честную экранизацию катастрофы на АЭС в Чернобыле

Дилетант, июль'19
«П» – значит победа «П» – значит победа

Полина Гагарина привыкла бороться до последнего

Cosmopolitan, август'19
Жанна Эппле: «Мужчина плох в постели? Бегите!» Жанна Эппле: «Мужчина плох в постели? Бегите!»

Актриса призналась, как ей удается привлечь любого кавалера

StarHit, июль'19