13 лучших авторов, которые сегодня пишут для детей по-русски

ПолкаКультура

Детское чтение: что читать сегодня

Лиза Биргер

Ещё недавно в критической полемике звучало: «У нас нет детской литературы». После перестроечного взлёта в русской литературе для детей действительно наступил спад, и лишь в последние лет десять, после знакомства читателей с яркими зарубежными авторами, появилось новое поколение не уступающих им отечественных — отчасти это стало возможно благодаря развитию книжной индустрии, отчасти потому, что сама ситуация отчаянно требовала, чтобы пришли писатели, понимающие проблемы современных детей и подростков и умеющие говорить на их языке. Литературный критик Лиза Биргер по просьбе «Полки» составила свой список 13 лучших авторов, которые сегодня пишут для детей по-русски.

В начале 2000-х главными русскими детскими писателями могли считаться Ульф Старк (Ульф Готтфрид Старк (1944–2017) — шведский писатель. Автор книг «Чудаки и зануды», «Умеешь ли ты свистеть, Йоханна?», «Пусть танцуют белые медведи». Дебютировал в 1964 году с книгой для взрослых, но после 1984 года занимался только детской литературой. В 1981 году книга «Петер и красная птица. Петер и поросята» была выпущена на русском в издательстве «Детская литература». Лауреат множества премий, удостоен особого диплома международной премии имени Ганса Христиана Андерсена.) и Свен Нурдквист (Свен Нурдквист (р. 1946) — шведский детский писатель и иллюстратор. Изучал архитектуру. В 1983 году принял участие в конкурсе иллюстрации издательства «Опал» с дебютной книгой — сказкой «Агатон Эман и алфавит». Во всём мире Свен Нурдквист известен как автор серии книг о Петсоне и его котёнке Финдусе. По истории этих героев были сняты мультфильмы, создана компьютерная игра. В 2003 году Нурдквист получил литературную премию Астрид Линдгрен.)⁠. Именно зарубежные авторы, выходившие в новообразованных детских издательствах, показали, как можно просто и без снисхождения говорить с ребёнком о жизни, смерти и вообще обсуждать какие-то сложные темы. Эффект от встречи с Даниэлем Пеннаком, Марией Парр (Мария Парр (р. 1981) — норвежская детская писательница. Окончила отделение норвежской литературы в Университете Бергена. В 2005 году дебютировала с книгой «Вафельное сердце», после которой критики называли писательницу «новой Астрид Линдгрен». В 2010 году приехала в Россию на книжную ярмарку Non/fiction с презентацией книги «Тоня Глиммердал» (2009). Парр пишет книги на новонорвежском языке, на русском выходит в переводах Ольги Дробот.) или Перниллой Стальфельт (Пернилла Стальфельт (р. 1962) — шведская детская писательница и иллюстратор. Работает советником по культуре в Музее современного искусства Стокгольма. В 1999 году книга «Одного поля ягоды» стала учебным пособием по толерантности для начальных школ. В том же году вышла «Книга о смерти», благодаря которой Стальфельт получила репутацию писательницы, умеющей объяснять детям сложные понятия. В продолжение «Книги о смерти» вышла серия детских книг о любви, насилии, страшилках и какашках.) был, конечно, поразительный — а уже за готового читателя, не теряя времени, взялись и русские авторы. В 2015 году писательница и журналистка Юлия Яковлева заявила на круглом столе на Colta.ru, что у нас нет детской литературы, вызвав небольшую бурю в литературных рядах. Пять лет спустя уже ясно, что литература у нас появилась, и самая разнообразная: множество детских издательств, авторов, литературных журналов (самый интересный на сегодняшний день — «Переплёт», не столько журнал, сколько форум и сообщество единомышленников). 

Впрочем, хотя новая детская литература многим обязана импортному опыту нулевых, на неё по-прежнему гораздо больше влияет литература советская. Так, тема эскапизма и сложных отношений с реальностью унаследована у Владислава Крапивина, который неизменно противопоставлял честный и чистый детский мир не такому идеальному миру взрослому. Голос Крапивина, его уважение к внутреннему миру ребёнка, слышен во всей подростковой прозе. Продолжатели есть и у Юрия Коваля — ту же отстранённую интонацию почти сказового описания и ту же искреннюю доверительность сохраняют Мария Ботева и Станислав Востоков. Ещё одна вечная русская тема детской литературы — это поиски свободы: здесь прежде всего вспоминается весёлый абсурдизм прочитанных только в 1980-х обэриутов, подхваченный журналом «Трамвай». 

Новая детская проза (и отчасти поэзия) во многом выросла из «Трамвая», который начал выходить в 1989 году, ориентировался на западные образцы и позволял себе немало свободы и в иллюстрациях, вёрстке и в историях. Для создателей журнала, Тима Собакина и Олега Кургузова, главным героем стал ребёнок-нонконформист: «Пусть будут перепутанные «должен», «надо», «хорошо», «плохо», «нельзя» и т. п. — настоящая литература перемешивает, переворачивает их, смеётся над ними, чтобы дать возможность самим учиться переживать непосредственный опыт на огромном поле воображения, кстати, умение разучиваться не менее важно, чем умение учиться», — заявляли создатели «Трамвая» в манифесте, опубликованном в журнале «Пионер» в 1990 году, в пику привычному морализаторству советской детской литературы.

Наследники «Трамвая» появились уже в конце 1990-х: это Артур Гиваргизов, Сергей Седов, Михаил Есеновский и многие другие. В конце нулевых в издательстве «Эгмонт» начала выходить серия «Пёстрый квадрат», где рассказы этих авторов были проиллюстрированы рисунками молодых русских художников. От «Пёстрого квадрата» можно отсчитывать новый век русской литературы, а взлёт детского книгоиздания подарил новую известность мэтрам, начинавшим ещё в советские годы (среди них Тим Собакин, Вадим Левин, Михаил Яснов, Сергей Махотин, Марина Бородицкая, Сергей Георгиев, Виктор Лунин, Валерий Воскобойников). 

Тогда же, в нулевые, заговорили о проблемах, раньше не поднимавшихся в детской литературе: психолог Екатерина Мурашова в повести «Класс коррекции» сделала героями детей с физическими и интеллектуальными особенностями развития. Марина Аромштам в повести «Когда отдыхают ангелы» объявила войну старым идеализированным представлениям о том, какими должны быть учителя. Дина Сабитова в повести «Три твоих имени» описала неудачный опыт девочки из детдома в нескольких приёмных семьях. Всё это были книги о несовершенстве — не детского, но взрослого мира.

Отсюда и популярность нон-фикшена для детей: с детьми охотно занимаются, их «прокачивают» для взрослой жизни, им объясняют устройство мира — не только физическое, но и политическое (см., например, книгу Алексея Олейникова о мигрантах «Скажи мне «Здравствуй!») и социальное (подростковая проза от Юлии Кузнецовой до Дарьи Вильке). Не менее заметны красочные книги Александры Литвиной и Анны Десницкой («История старой квартиры», «Транссиб») или энциклопедии, подготовленные большой группой редакторов «Лабиринта».

Ещё в 2008 году было бы сложно назвать десяток хороших современных писателей. В 2020-м ограничиться даже двадцатью означает несправедливо сузить пространство, которое примечательно именно своим разнообразием. Этот список субъективен, как и любой другой. Но нам кажется важным не выстроить новую литературную иерархию, а признать важность и исключительность некоторых современных авторов. 

Артур Гиваргизов

Артур Гиваргизов — наследник русской абсурдистской традиции. Его предшественники — не только Хармс, но и Олег Григорьев и авторы «Трамвая» во главе с Тимом Собакиным, переложившие обэриутский абсурд на язык комичных сценок из жизни современного ребёнка. В рассказах Артура Гиваргизова главным героем очень часто становится школьник («Записки выдающегося двоечника», «Контрольный диктант и древнегреческая трагедия»), тем более что сам он по первой профессии учитель музыкальной школы. Его школьные чудаки всегда готовы перевернуть с ног на голову мир скучных взрослых — занудных учителей с чугунным глобусом в сумочке и вечно волнующихся по пустякам родителей. Его смех — это бунт против застывших иерархий и форм. И даже взрослые, например короли или пираты («Непослушный пират», «В честь короля»), бывают готовы поиграть в детство и увидеть мир по-новому. В сущности, каждая гиваргизовская ситуация — анекдот, моментальный поиск свежего взгляда. В поэзии он тоже стремится к диалогу, сценке, моментальному снимку: «Мне кажется, моя кошка / Мне кого-то напоминает. / Особенно, когда лает / И клювом стучит в окошко…»

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Что говорят о нас отношения с деньгами Что говорят о нас отношения с деньгами

По тому, как человек относится к деньгам, можно определить его образ мышления

Psychologies
7 привычек, которые делают тебя непривлекательным в глазах женщин 7 привычек, которые делают тебя непривлекательным в глазах женщин

Привычки, которых нужно избегать, чтобы быть привлекательным для женщин

Maxim
Закон не писан Закон не писан

Вся жизнь цыгана — служба цыганскому закону

Вокруг света
«Я подумаю об этом завтра» «Я подумаю об этом завтра»

Ирина Прохорова — об ответственности перед фамилией и желании стать волонтером

OK!
«Наименее раздражающая поэтесса»: почему Нобелевскую премию по литературе получила Луиза Глюк «Наименее раздражающая поэтесса»: почему Нобелевскую премию по литературе получила Луиза Глюк

Как победа Луизы Глюк связана с коррупцией внутри Академии

Forbes
Расстрел и Людмила Расстрел и Людмила

Неудачная попытка превратить советскую историю в античную трагедию

Weekend
Как неприятие своего тела мешает получать удовольствие от секса Как неприятие своего тела мешает получать удовольствие от секса

Сексолог Наталья Фомичева — как важно перестать стыдится своего тела

Reminder
Забиваем гвоздь в труднодоступном месте и решаем другие задачи Забиваем гвоздь в труднодоступном месте и решаем другие задачи

Лайфхаки для решения бытовых и строительных задач

Популярная механика
Высокохудожественное надувательство Высокохудожественное надувательство

Анна Толстова о выставке Ли Бул и искусстве перенастройки смыслов

Weekend
Toyota Hilux от KDT. Тюнинг-концепт «Катран» Toyota Hilux от KDT. Тюнинг-концепт «Катран»

Подготовленным "Хайлаксом" сегодня никого не удивишь

4x4 Club
IPO по-казахски: как финтех-стартап Kaspi балансирует между лондонской биржей и приближенными Назарбаева IPO по-казахски: как финтех-стартап Kaspi балансирует между лондонской биржей и приближенными Назарбаева

Kaspi ― не обычный технологический стартап под руководством инноваторов

Forbes
«Ум в движении: Как действие формирует мысль» «Ум в движении: Как действие формирует мысль»

Отрывок из книги когнитивного психолога Барбары Тверски «Ум в движении»

N+1
Бескрайний надзор Бескрайний надзор

Зачем России столько проверяющих органов?

Огонёк
Байкальские нерпы оказались любителями планктона Байкальские нерпы оказались любителями планктона

Ранее считалось, что основную долю в их рационе составляет рыба

N+1
Правила жизни Мэттью Макконахи Правила жизни Мэттью Макконахи

Правила жизни актера Мэттью Макконахи

Esquire
Ты скромная или у тебя заниженная самооценка? Как разобраться в себе Ты скромная или у тебя заниженная самооценка? Как разобраться в себе

Скромность — добродетель, заниженная самооценка — проблема, но как их различить?

Cosmopolitan
Пластичность мозга Пластичность мозга

Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции мозга

kiozk originals
Бегущая по волне Бегущая по волне

Милла Йовович — о сильных героинях, дочке-актрисе и модных сокровищах в гараже

Vogue
Измена: как переписать сценарий предков и не повторять их ошибок Измена: как переписать сценарий предков и не повторять их ошибок

Как родительская история может влиять на супружескую измену?

Psychologies
«Каждый раз все говорят, что наш бизнес должен умереть»: президент «Азбуки Вкуса» — о пандемии, IPO и фудхакинге «Каждый раз все говорят, что наш бизнес должен умереть»: президент «Азбуки Вкуса» — о пандемии, IPO и фудхакинге

Как ретейл переживает пандемию и почему в кризис растут продажи еды и вина

Forbes
Вопросы создателю. Вариатор. На что он способен и как избежать проблем? Вопросы создателю. Вариатор. На что он способен и как избежать проблем?

Как построить взаимоотношения с вариатором?

4x4 Club
Сладость обиды Сладость обиды

Социальные сети как фабрика показных переживаний

Огонёк
Все провалы Илона Маска одним списком Все провалы Илона Маска одним списком

Veni, vidi, vici — это точно не про Илона Маска

Maxim
8 итальянцев, имена которых замаскировались под обычные слова 8 итальянцев, имена которых замаскировались под обычные слова

Восемь итальянских фамилий, которые впоследствии стали именами нарицательными

Maxim
Российские ученые предложили альтернативу таблице Менделеева Российские ученые предложили альтернативу таблице Менделеева

Российские ученые предложили новый вариант представления химических элементов

National Geographic
Как исправить неудачный татуаж — рассказывает мастер перманентного макияжа Как исправить неудачный татуаж — рассказывает мастер перманентного макияжа

Неудачный перманент — это неприятно, но исправимо. Рассказываем, как

Cosmopolitan
Елки-палки Елки-палки

Что пошло не так с стартапом по озеленению леса Maraquia

Forbes
Почему насилия в жизни становится меньше, а на экране — больше, и почему миллениалы нравственнее бебибумеров Почему насилия в жизни становится меньше, а на экране — больше, и почему миллениалы нравственнее бебибумеров

Отрывок из книги Стивена Пинкера «Лучшее в нас»

Inc.
Сладкая несладкая жизнь Сладкая несладкая жизнь

Учёные нашли ещё одно доказательство негативного влияния сахара на наше здоровье

Здоровье
Недавно обнаруженный на Камчатке минерал может стать основой для батарей следующего поколения Недавно обнаруженный на Камчатке минерал может стать основой для батарей следующего поколения

Ученые сообщили об открытии нового минерала — петровита

National Geographic
Открыть в приложении